Загрузить еще

Подозреваемая в гибели стариков в Днепре: Я маленький человек...Сейчас меня хотят обвинить, но я же ни в чем не виновата!

Подозреваемая в гибели стариков в Днепре: Я маленький человек...Сейчас меня хотят обвинить, но я же ни в чем не виновата!
Фото: dp.dsns.gov.ua

«Мама, неужели нас заберут в детдом?»

22 декабря в Днепре пройдет суд по продлению меры пресечения подозреваемым в гибели пяти человек в пансионате пожилых людей на Русановской, 18. Пожар произошел в ночь с 15 на 16 ноября на втором этаже здания, в одной из комнат, где в тот момент  спали пять  пожилых женщин.

Что мы будем делать, если тебя посадят? Неужели нас заберут в детдом?

Сейчас подозреваемые - няня-санитарка Виктория Богомаз и администратор заведения Ирина Клиперт - под домашним арестом. Им грозит от трех до восьми лет тюрьмы за нарушение требований пожарной безопасности, повлекшее гибель людей.   

Разница в их историях в том, что Виктория Богомаз, как она сама утверждает, не отвечала за этаж, где произошла трагедия – это было в обязанностях другой сотрудницы. На момент пожара Виктория даже не была работницей заведения – это был всего лишь пятый день ее стажировки. Никаких бумаг, говорит, о технике пожарной безопасности или других не подписывала, устных указаний по этому поводу также не получала.

Трое суток после гибели людей ей пришлось провести в райотделе, оставив двух малолетних детей в съемной комнатушке – благо знакомый смог за ними присмотреть. Дочери - двенадцать, сыну – семь лет. Несмотря на то что сейчас мама дома, призрак детского дома, нависший над судьбами детей, не исчезает.

- Мама, я так плакала, когда тебя забрали, - до сих пор всхлипывает 12-летняя дочь Виктория. – Что мы будем делать, если тебя посадят? Неужели нас заберут в детдом?

Ответа у 31-летней Вики нет – она сама этого боится. Тем более, не чувствует своей вины в произошедшем. Погибшие люди - для нее трагедия, но ведь она отвечала за другой этаж – вторым, где произошла трагедия, заведовала другая санитарка, которая, по словам Вики, в момент беды как раз там и спала.

На уход или условия в пансионате для престарелых в Днепре подопечные не жаловались.  На фото одна из комнат на втором этаже, где произошел пожар. Фото: Предоставлены Викторией Богомаз.

На уход или условия в пансионате для престарелых в Днепре подопечные не жаловались. На фото одна из комнат на втором этаже, где произошел пожар. Фото: Предоставлены Викторией Богомаз.

Хорошая работа

Виктории жизнь уготовала непростые испытания. Смерть родителей, развод с мужем, год назад разбился в ДТП единственный брат. Из родных остались только бабушка и дедушка в Днепропетровской области, но они уже глубокие старики. И полуторагодовалая племяшка – дочка брата.

Бывший муж Вики детям не помогает – у него другая семья, не общаются. Приходится тянуть самой.

На родину Виктория приехала год назад на похороны брата. До этого несколько лет работала в Киеве. Устроилась сестрой-хозяйкой в больницу Мечникова в Днепре, сняла комнату. Из-за маленькой зарплаты уволилась – и нашла объявление о наборе нянечек-санитарок в дом престарелых. Зарплату обещали больше, да и график подходил – неделю работает, неделю с детьми дома. Питание бесплатно. 

- На собеседование я ездила в Кривой Рог, там познакомилась с директором, которая представилась как Оксана Юрьевна, - начинает разговор с «КП в Украине» Виктория Богомаз. – Эту вакансию я нашла через OLX. Она сказала, что у них таких пансионатов много по Украине, есть и в Днепре. Дала телефон администратора - нужно разговаривать на месте. Мне отметили, что с удовольствием взяли бы меня на работу, потому что им как раз нужны нянечки-санитарки. Но не сразу – сначала стажировка.

Первый день стажировки был 11 ноября. В пансионате содержались люди с деменцией, другими возрастными отклонениями – всего 30 человек. За ними нужно было следить – иногда старики без памяти стремились куда-то уйти. Поэтому их здесь, говорят родственники подопечных пансионата, порой закрывали на ключ.

На первом этаже дома престарелых была оборудована удобная зона отдыха. Фото: Предоставлено Викторией Богомаз

На первом этаже дома престарелых была оборудована удобная зона отдыха. Фото: Предоставлено Викторией Богомаз

«Я ни в чем не виновата»

Работы у санитарок хватало – разнести еду, развесить стирку, погладить, убрать, поменять памперсы, помыть подопечных и умыть их утром и вечером.

Судя по отзывам родственников пожилых, пансионат неплохой. Платили за их содержание в месяц девять тысяч гривен. Добротный двухэтажный дом с цокольным этажом, отношение – хорошее, никто не обижает, кроме обедов/ужинов, старичкам не отказывали в мандаринах и конфетах. Да, особо не баловали, но и редкостью они не были.

В ту ночь из персонала нас было шесть человек – я, еще две санитарки, повар, медсестра и администратор

Никто не задумывался, что селят здесь пожилых людей не только в жилые комнаты, но и в помещения без отопления. Это нам рассказала Виктория Богомаз. Чтобы не было холодно, греть приходилось кондиционером.

 

Он был подключен к удлинителю, который и начал плавиться, капая пластмассой на матрас…

События ночи с 15 на 16 ноября Виктория Богомаз каждый день прокручивает в голове, вспоминая минуту за минутой…

- В ту ночь из персонала нас было шесть человек – я, еще две санитарки, повар, медсестра и администратор, - рассказывает Виктория. – Я отвечала за первый этаж, Юля – за второй, где все произошло.  Я маленький человек... Сейчас меня хотят обвинить, говорят писать чистосердечное признание, но я же ни в чем не виновата!

Именно в этой комнате произошла трагедия. Фото:  dp.dsns.gov.ua

Именно в этой комнате произошла трагедия. Фото: dp.dsns.gov.ua

«Выбрось переходник! Они уже все мертвые!»

Что происходило в ту ночь, Виктория помнит в деталях. Накануне вечером закончила готовить подопечных ко сну и сама пошла прилечь. Спали нянечки и администратор там же, где старики – где было свободное место.

- Наверное, было около пяти часов утра, когда я услышала звук - что-то свалилось, - вспоминает Виктория. – Решила, что упал кто-то с кровати – пошла смотреть. Разбудила медсестру Наташу, вместе разбудили администратора Ирину Николаевну – возле того места, где она спала, как раз упал мужчина, Толя. Подняли его, и администратор отправила нас: «Девочки, вы свободны». Я пошла менять памперс бабушке Оле, которая об этом попросила.

Только хотела взять миску, чтобы помыть, – послышался крик. Вика метнулась: «Да-да, Ирина Николаевна, иду!». Послышался ответ: «Это не я тебя зову». Спустя какое-то время – снова крики. Переглянулись и поняли – звук идет со второго этажа, где, по словам Вики, дежурила Юлия. Бросились туда.

- Видим - открывается дверь, из нее выскакивает Юля - а там все в дыму, гари, сплошная чернота и ее крики: «Пожар! У нас пожар!» - продолжает Виктория. – Администратор скомандовала: «Всех на первый этаж!» Заскочила туда и крикнула мне: «Быстро, быстро выброси этот переходник! Они уже все мертвые!». Я и выбросила в мусор. Я была в состоянии шока.

Комната отделялась от проходной пластиковой дверью. За нее ничего не проникало – ни запаха, ни дыма…

Нежилая комната

В это время на втором этаже было 12 человек. Им - от 75 до 89 лет. Пять из них – в той самой роковой комнате. По соседству – еще три жилых помещения.

Место, где случился пожар, по словам Вики, – это и не скрывали от персонала, была не приспособлена к проживанию в ней. Это просторное помещение с большими окнами без отопления. Поэтому здесь и приходилось согревать стариков кондиционером, удлинитель от которого начал плавиться. Из комнаты не выбрался никто.

Когда персонал заметался и добрался к месту возгорания, бабушку, которую здесь звали Федоровной, они застали лежащей на полу. Ее матрас уже полностью истлел – она спала как раз возле кондиционера. Огня не было – только дым и гарь.

После того как все мы оказались на первом этаже, администратор закрылась в туалете и постоянно кому-то звонила, никого не пускала

- Эта Федоровна постоянно говорила, что не хочет жить, все от нее отказались, - вспоминает наша собеседница. – Я спрашивала, что же не так – может, условия, а может, обидел кто. Администратор отвечала, что уже не раз снимала ее с балкона – хотела покончить с собой.

Погибла также бабушка Клавдия, спавшая на соседней кровати. За несколько дней до пожара ее навещали родственники.

Подопечные из соседних комнат на втором этаже могли передвигаться, кроме одной лежачей старушки – ее пришлось выносить на руках.  

- После того как все мы оказались на первом этаже, администратор закрылась в туалете и постоянно кому-то звонила, никого не пускала, - вспоминает Вика.  – Не было ни пожарных, ни скорой, никого вообще. Только потом приехала полиция, наверное, часа через два. Их вызвала администратор.

Сотрудницам администратор якобы сказала: приедет полиция – скажете, что в пять утра мы делали обход и все было хорошо.

Суд о продлении меры пресечения для подозреваемых назначен на 11 утра 22 декабря. Правда, повестки Виктория так и не получила – случайно узнала во время очной ставки со второй санитаркой, Юлией.

ОФИЦИАЛЬНО

По сообщению ГСЧС Днепра, возгорание возникло в комнате на втором этаже дома на площади 2 кв. м. Пожарно-спасательные отделения для ликвидации пожара не привлекались. В связи с ограничением кислорода пожар самоликвидировался.

В полиции сведения о происшествии внесены в Единый реестр досудебных расследований по ч. 2 ст. 270 (нарушение установленных законодательством требований пожарной безопасности) Уголовного кодекса Украины. Санкция статьи - до 8 лет лишения свободы.

В порядке статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса задержали администратора и санитарку частного дома престарелых. Проводятся необходимые экспертизы.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

В ночь на 16 ноября 2021 года в частном доме для престарелых сети «Тепло любих» на втором этаже произошло замыкание электрической проводки. Начался пожар. Именно на этом этаже находились лежачие больные, которые не могли спастись самостоятельно. Погибло 5 пожилых женщин - отравились угарным газом.

В доме проживало 30 человек от 75 до 89 лет, из которых 23 - лежачие. Пациентов транспортировали в другое здание заведения в Днепре.

P.S.

Виктория Богомаз сама набрала номер редакции и предложила рассказать  свое видение случившейся трагедии. Понимая, что у свидетелей этого резонансного дела могут быть разные точки зрения на случившиеся, мы готовы поделиться и их мнением.