15 октября
Загрузить еще

Мутаций COVID-19 уже около 3000: чем опасны новые штаммы и поможет ли вакцина

Мутаций COVID-19 уже около 3000: чем опасны новые штаммы и поможет ли вакцина
Фото: REUTERS/Fernando Carranza

Иногда кажется, что происходит равносильная борьба двух разумов: человечество изобретает вакцины и лекарства от COVID-19, вирус изворачивается и изменяется, будто пытается обойти расставленные ловушки. За последние три месяца в лабораториях разных стран мира все чаще обнаруживают мутации коронавируса, которые могут нести новую угрозу.

Откуда берутся новые штаммы, почему COVID-19 такой плодовитый, могут ли оказаться бессильными против его разновидностей нынешние вакцины - в этих вопросах "КП" в Украине" помогали разбираться профессор-эпидемиолог из США, президент компании DiaPrep System Inc Михаил Фаворов и доктор медицинских наук, бывший директор украинского Института гриппа Александр Гриневич.

От мышей к человеку: нужно приспособиться

Наделение COVID-19 разумом - это, конечно же, художественная метафора. Но вот то, что природа снабдила вирусы уникальными свойствами - факт.

- Вне живого организма вирус - это крохотный кристалл из белковых молекул. Он не ест, не пьет, не развивается. Все процессы начинаются, когда вирус попадает на рецептор. Он начинает раскрываться и множиться, - говорит Михаил Фаворов. - Вид вируса, получивший название SARS-CoV-2, тысячи лет жил в летучих мышах. По каким-то причинам произошел межвидовой перенос, и сейчас вирус активно приспосабливается к новому хозяину - человеку.

Сам процесс мутации - это изменения в РНК вируса, которая состоит из длинной цепи нуклеотидов. При появлении новых копий порядок нуклеотидов может меняться, происходят замены, что влияет на качества, свойственные исходнику. Проще говоря, вирус что-то теряет и что-то приобретает новое.

- Мутации идут случайным образом, - говорит Михаил Фаворов. - Чтобы перейти с одного биологического вида на другой, вирусу нужно приспособиться к рецепторам человека. Тот, который сможет лучше "прилипать", имеет больше возможностей распространяться.

Сражение с антителами

По разным версиям, сегодня в мире могут существовать от 2000 до 3000 мутаций COVID-19. Только в мае прошлого года ученые из Университетского колледжа в Лондоне обнаружили около 200 подвидов заразы. Но это не значит, что все они способны влиять на масштабы эпидемии.

- Изменения вирусов совершенно нормальное явление, - говорит Александр Гриневич. - Но некоторые подвиды могут обладать более или менее опасными свойствами. Наверняка утверждать этого ученые пока не могут, поэтому называют мутации такими, которые "вызывают беспокойство". К таким были отнесены южноафриканский и кентский штамм, который обнаружили в Британии. А недавно в графстве Бристоль на юго-западе Англии нашли еще одну мутацию, которую также включили в эту категорию. Этот штамм оказался более устойчив к антителам, которые вырабатывает наш организм в ответ на инфекцию.

Например, человек уже переболел COVID-19, имеет в организме антитела, однако новый штамм они не смогут нейтрализовать. В этом отчасти может крыться разгадка повторных заболеваний.

Профессор-эпидемиолог из США, президент компании DiaPrep System Inc Михаил Фаворов.

Надежды на ПРЦ-тесты преувеличены

Официальная информация гласит, что штаммов, "вызывающих беспокойство", в Украине не зафиксировано. А даже если они и есть, то мы этого не знаем. Своих лабораторий, позволяющих препарировать мутантов, в стране нет. Результаты изучения небольшого количества образцов, которые были отправлены в Германию, вряд ли дают реальную картину.

Тем временем в странах, где дальше шагнул прогресс, все время появляются сюрпризы. Да вот на днях из Финляндии пришла новость об обнаружении штамма, на который не реагируют ПРЦ-тесты.

- Проблема может быть в самих тестах, - разъясняет Михаил Фаворов. - Если основа слишком узкая, берет одну конкретную последовательность, то работа теста может быть ограничена. Недаром, когда появились сообщения об английском вирусе, ВОЗ потребовала, чтобы все ПРЦ-тесты были перепроверены: берут ли они эту мутацию.

А в целом, отмечает доктор, надежды на ПРЦ-тестирование преувеличены.

- Этот метод может определять вирус у половины зараженных. Поэтому необходимо разрабатывать серологические тесты - на антиген. Кроме того, существуют тесты на антитела. Они стабильны и хорошо показывает инфицированность в прошлом или в настоящем. Комбинация антигенов и антител может полноценно заменить ПЦР-тест. Он более зависим от изменений вируса, а антиген меняется гораздо реже.

Мутирует не так быстро, как грипп

В то же время ученые признают, что COVID-19 можно считать уникальным в своих возможностях плодиться и изменяться. Как минимум,  человечество еще не сталкивалось со столь изворотливым противником.

- Предшественники этого вируса SARS и MERS тоже вызывали большие опасения, но они не носили характера пандемии, - говорит Михаил Фаворов. - Хотя и тот, и другой мутировали достаточно сильно.

В то же время доктор замечает, что раньше люди не могли так пристально изучать вирусы. Соответствующие технологии появились только в последнее десятилетие.

Есть и хорошая новость.

- К счастью, коронавирус мутирует не так быстро, как грипп, по крайней мере таких данных нет, - говорит Александр Гриневич. - А это значит, что люди и наука в борьбе с COVID-19 имеют преимущества.

В то же время медик отмечает, что некую параллель между эпидемиями гриппа и нынешней пандемией коронавируса провести можно.

- Чтобы предупредить заболевание гриппом, была изобретена вакцина, содержащая один, потом два антигена, а сейчас уже три и четыре, - продолжат Александр Гриневич. - Потому что количество опасных штаммов увеличивается. Так может произойти и с вакцинами от нынешнего SARS-2: понадобятся такие, которые будут учитывать наличие нескольких самых опасных мутаций.

Доктор медицинских наук, бывший директор украинского Института гриппа Александр Гриневич.

Вакцины не бывают абсолютными

Однозначного ответа на вопрос о вакцинах сейчас не может быть, поскольку история наблюдений за COVID-19 слишком короткая, а решения приходится принимать стремительно.

- Грипп продолжает свои мутации сотни лет, так, по-видимому, будет и с COVID-19. Но предсказать, когда потребуется модификация вакцины, невозможно, - считает Михаил Фаворов. - Пока я лично не вижу такой необходимости. Например, вакцины Pfizer и Moderna показали 90-процентную эффективность против штамма, появившегося в Южной Африке. Это значит, что из 100 человек, которые будут привиты, 90 не заболеют. AstraZeneca имеет несколько худший результат -   50-60 процентов. В любом случае вакцины никогда не бывают абсолютными. Даже если человек после вакцинации заболеет, он перенесет этот недуг легко.

Напомним, что сейчас по количеству введенных доз вакцины на 100 человек уверенно лидирует Израиль, где применяются Pfizer и Moderna. На второе место вырвались Сейшельские острова с AstraZeneca и китайской Sinopharm. На третьем - Арабские Эмираты, где применяют перечисленные вакцины (за исключением Modernа).

Самое тяжелое пережили?

В Украине вопрос массовой вакцинации до сих пор висит в воздухе. И не массовой тоже. В связи с этим Александр Гриневич делает такой прогноз:

  • Повышенная заболеваемость, на мой взгляд, продлится еще 3 года. Но станет постепенно затухать по мере того, как будет вырабатываться коллективный иммунитет. То, что мы сможем вакцинировать всех, - это утопия. Придется ждать, пока не переболеют 85-90 процентов населения, - говорит бывший директор Института гриппа.

Более оптимистичный прогноз у профессора Фаворова:

  • Самый тяжелый сезон Украина уже пережила. Сейчас вы находитесь на уровне октября, когда было начало подъема заболеваний. Следующая волна также может подняться в октябре, но станет в 2-3 раза ниже прежней. Дальше сезонность сохранится, как при гриппе, иногда могут быть вспышки, - считает вирусолог из Америки.

Из опасных тенденций, которые сейчас наблюдаются, это большой рост госпитализаций в западных регионах страны. Теоретически можно допустить, что там разгулялся некий новый, например прикарпатский, штамм. Но такое спекулятивное заявление нужно проверить, а для этого нужны инструменты, такие как секвинаторы РНК, и обученные кадры для работы с ними.

Что известно о новых штаммах

Южноафриканский. Предполагается, что более заразен, чем исходник SARS-CoV-2, может увеличивать риск повторных заражений. Представляет опасность не только для пожилых, но и молодых возрастных групп. Ученые Национального института инфекционных заболеваний в Йоханнесбурге публиковали данные, что штамм существенно устойчив к антителам в плазме крови доноров, которые переболели COVID-19.

Британский из графства Кент. Отличается большей заразностью, реже вызывает потерю обоняния и вкуса, может усиливать кашель и боль в мышцах.  Но беспокоившая всех теоретическая возможность более тяжелого течения, к счастью, не подтвердилась.

Британский из Бристоля. Якобы мог обладать повышенной устойчивостью к антителам, которые вырабатывает организм человека. Но было показано, что вакцины Pfizer и Moderna защищают от него в полном объеме. Эксперты консультативной группы по новым и возникающим респираторным вирусным угрозам считали, что этот штамм сможет по-особому взаимодействовать с вакциной и противодействовать ей, но это предположение также не подтвердилось.

Израильский. Об этом штамме стало известно из отчета Управления военной разведки. Новая мутация якобы имеет способность стремительно распространяться. Однако в Израиле показано, что сейчас в 98% случаях болезнь имеют не привитые.

Бразильский. Считается, что по свойствам может приближаться к южноафриканскому, обладать еще большей заразностью. Но твердых доказательств нет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как коронавирус изменил нашу жизнь… к лучшему

Новости по теме: коронавирус COVID-19 штамм