3 октября
Загрузить еще

Эксперт Юрий Пойта: Военная победа Украины – самый негативный для Китая сценарий

Эксперт Юрий Пойта: Военная победа Украины – самый негативный для Китая сценарий
Фото: facebook.com/yurii.poita

В начале августа к политическим решениям Китая было приковано особое внимание всего мира. Из-за визита спикера Конгресса США Нэнси Пелоси в Тайвань КНР развернула вблизи острова масштабные военные учения. Звучали даже угрозы об уничтожении самолета третьего лица США. Ситуация максимально наэлектризовалась.

В то же время Китай появился в информационной повестке дня Украины из-за военной агрессии против нашей страны. Президент Владимир Зеленский заявил о желании «прямых переговоров» с лидером Китая Си Цзиньпинем о полномасштабном вторжении России в Украину. Украинский президент заметил, что Китай сегодня имеет все необходимые рычаги влияния на РФ. Китайская сторона уклонилась от ответа на этот призыв.

Чьим союзником в российско-украинской войне может стать Китай? Решится ли он воевать за Тайвань? И что из себя на самом деле представляет третья армия мира? На эти и другие вопросы в интервью "КП в Украине" ответил руководитель секции Азиатско-Тихоокеанского региона Центра исследований армии, конверсии и разоружения Юрий Пойта.

Мечты о мировом лидерстве

– Юрий, начнем с главного. Как можете охарактеризовать политику Китая относительно российско-украинской войны?

- Пока мы можем называть политику Китая так называемой пророссийской нейтральностью. В российских экспертных кругах ее называют дружественной к России нейтральностью. Что это значит? С одной стороны, Китай якобы поддерживает территориальную целостность, суверенитет Украины, но с другой – делает ряд шагов, направленных против национальных интересов нашей страны.

Во-первых, Китай никогда не критикует Россию [S1] в русско-украинской войне. В китайском политическом дискурсе, медиа, публичной экспертной среде вина за «украинский кризис» – так они называют войну – полагается исключительно на США и НАТО, которые своей неразумной политикой, неразумным расширением на Восток привели к такой ситуации.

Во-вторых, Китай последовательно развивает отношения с РФ на дипломатическом уровне, в СМИ. У них даже есть договоры об обмене информацией, то есть создание общего контента на уровне государственных медиа, агентств. Это означает, что медиасреда в Китае - как китайскоязычная, так и англоязычная - полностью транслирует российские нарративы.

В-третьих, Китай развивает с Россией военно-стратегическое и военно-техническое партнерство. Пока что нет признаков того, что Китай передавал какие-то технологии или компоненты для вооружения военной техники российской армии, но все равно координация между этими странами достаточно серьезная.

В-четвертых, Китай постоянно критикует наложенные на РФ экономические санкции, говоря о том, что они не помогают решить так называемый "украинский кризис", а лишь разрушают экономические связи, глобальную экономику. Постоянно критикует предоставление Украине западного вооружения, говоря, что оно не помогает решить "украинский кризис", а подливает масла в огонь.

В-пятых, Китай практически всегда голосует против украинских резолюций Генассамблеи ООН и Совбеза ООН, касающихся российской агрессии и оккупации украинских территорий.

Китай поддерживает Россию на всех международных площадках. Он даже выражал сомнение в причастности российской армии к геноциду в Буче. На уровне спикеров МИД также озвучивался российский нарратив о так называемых 20 американских биолабораториях в Украине.

Медиасреда в Китае - как китайскоязычная, так и англоязычная - полностью транслирует российские нарративы

В то же время, хочу заметить, что на данный момент нет признаков того, что Китай оказывал военную помощь России или был готов к ее оказанию – отправить свои военные подразделения или военную технику.

- А что должно произойти, чтобы Китай отошел от политики гибридной нейтральности, а занял четкую позицию одной из сторон военного противостояния?

- Наверное, должна состояться третья мировая война.

Сейчас серьезное изменение позиций КНР очень маловероятно. Конечно, мы не знаем, что происходит в китайском правительстве, какие стратегические планы имеет китайское руководство по развитию ситуации.

- Но ведь, очевидно, какие-то сценарии моделируются, составляются алгоритмы действий в той или иной ситуации?

- Есть три базовых сценария, когда мы можем говорить о возможной реакции Китая (безотносительно их вероятности). Первый – военное поражение Украины: полная капитуляция, изменение политического режима и установление марионеточного, полностью подконтрольного РФ правительству. Второй – военное поражение России и выход Украины на границы 1991 года. Третий – статус-кво, когда стороны не могут добиться каких-либо серьезных военных преимуществ, поэтому закрепляются на достигнутых рубежах, война переходит к затяжной фазе. Повторяются события, которые мы наблюдали последние восемь лет в Донбассе.

Как будет действовать руководство Китая по каждому из сценариев? Ответ на этот вопрос знает только он. Может, еще знает американская разведка.

Пока Китай сам не понимает, каким образом ему действовать. Наши китайские коллеги констатируют, что все три возможных базовых сценария окончания войны в Украине для Китая негативны

Но исходя из экспертных дискуссий, которые мы имели с представителями достаточно серьезных аналитических центров, влияющих на принятие решения в КНР, картинка складывается следующая: пока Китай сам не понимает, как ему действовать. В каждом из этих сценариев есть свои плюсы и минусы. В то же время наши китайские коллеги констатируют, что все три сценария для Китая негативны.

А по моим наблюдениям, как раз военная победа Украины – самый отрицательный для Китая сценарий.

– Почему? Объясните.

– Потому что это будет геополитическая победа Запада: значительное усиление позиций США, усиление Евроатлантической безопасности. Китай долгое время распространял идею автономности ЕС, чтобы оторвать ЕС от США, ослабить их связи. И эта политика провалилась. Сейчас в необходимости зонтика безопасности США в ЕС никто не сомневается.

Победа Украины приведет и к усилению США в других регионах, в том числе и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Китайские эксперты говорят, что это серьезный вызов для реализации Китаем своих стратегических задач – достижения мирового лидерства.

Если Китай предоставит помощь РФ, то вернется в эпоху Мао Цзэдуна

- Есть ли риск, когда китайцы поймут, что Украина, безусловно, выигрывает на поле боя, а Россия истощается и отступает, то они решатся оказать военную поддержку РФ – оружие или даже китайские солдаты начнут воевать за РФ?

- Вероятность, что китайские солдаты будут воевать за российскую армию, очень низкая, потому что это фактически перерастет в мировую войну.

У Китая есть две базовые геостратегические задачи. Первая – превращение в сверхдержаву: экономически, технологически и в военном плане. Вторая – победа в [S2] стратегической конкуренции с США. Сейчас отношения между этими странами определяются ими же как долгосрочная стратегическая конкуренция.

Реализация этих задач для Китая наиболее выгодна именно в условиях спокойной, стабильной международной обстановки. Военные же конфликты разрушают логистические, экономические связи.

Последние десять лет китайская экономика каждый год прибавляла 5-6%. И при сохранении условий глобализации за следующие 10 лет экономика Китая может вырасти еще на 60%, что фактически превратит ее в первую экономику мира. Соответственно, другие страны становятся еще более зависимыми от Китая. Он становится партнером №1 для них – основным рынком, монополистом. И это значит, что страны не будут проводить недружественную к Китаю политику. Таким образом, КНР усиливает свои экономические рычаги.

Если Китай отправит свои вооруженные силы на помощь России или предоставит оружие, технику, то это сразу разрушит связи с ЕС и США. Китай потеряет колоссальные рынки: с ЕС и США – примерно по 700-800 млрд долларов в год, с Тайванем, Японией и Южной Кореей – примерно по 300 млрд долларов. Это поставит под угрозу экономику КНР – вместо +5% в год они получат минус 5%.

Если китайское вооружение и технологии попадут на поле боя, они рано или поздно будут уничтожены. Затем они окажутся в руках ВСУ. И только вопрос времени, когда их начнут изучать США

И, как следствие, Китай, последние 40 лет постепенно развивавшийся, будет возвращаться обратно в эпоху Мао Цзэдуна.

Не будем забывать и о зависимости КНР от технологий Запада. Военная помощь России автоматически остановит доступ к технологиям.

Еще немаловажный момент: если китайское вооружение попадет на поле боя, оно рано или поздно будет уничтожено. Затем соответствующие технологии окажутся в руках ВСУ. И только вопрос времени, когда их начнут изучать США. И это еще один вызов для Китая.

Китай в данных геополитических условиях может оказать только точечную помощь. К примеру, поставлять микросхемы.

– Речь идет о микросхемах для ракет?

- Снабжаются микросхемы двойного использования – могут использоваться как в гражданском, так и в военном секторах. Пока нет доказательств, что они уже интегрируются в российские ракетные системы.

Российская оборонка существенно зависит от западных технологий. В их ракетах, танках, беспилотниках высокотехнологичная составляющая построена на западных компонентах. После введения санкций доступ к микросхемам оборвался. Россия ищет возможности для получения продукции китайских поставщиков. И есть данные, что за последний период в разы увеличены поставки китайской радиоэлектроники в РФ.

– Существует гипотеза, что китайцы могут сделать копию любой технологии. Распространяется ли это на ВПК?

- Китай – один из технологических лидеров в мире. Он построил свою экономику как раз на западных разработках. Во времена второго поколения китайских лидеров Дэн Сяопина была провозглашена так называемая политика реформ и открытости. В 70-х годах США изменили свою геополитику и смогли выстроить дружеские отношения с Китаем в противовес Советскому Союзу. Американские бизнес-круги разместили в Китае множество своих производств. Они массово переносились в КНР из-за дешевой рабочей силы.

Сегодня Китай эффективно может копировать технологии как лицензионно, так и незаконно. И он это делает. Китай пытается стать не только экономическим, но и технологическим лидером

Китай, со своей стороны, ставил условие – западные производители, которые имели свои производственные площадки в этой стране и экспортировали товары на Запад, домой, должны были передавать часть своих технологий китайскому правительству. В последнее время эта тенденция значительно усугублена. Благодаря этому Китай смог выстроить свои производства, торговые марки, бренды.

Почти все они были основаны на полученных от Запада технологиях, имплементированных в китайскую промышленность и усиленных китайским научно-техническим потенциалом.

Сегодня Китай эффективно может копировать технологии как лицензионно, так и незаконно. И это он делает.

Китай пытается стать не только экономическим, но и технологическим лидером. Идет серьезная борьба за стандартизацию. Объясняю наглядно. К примеру, если мы с вами пользуемся китайским компьютером, то USB-порт в нем создан в Силиконовой долине. А это значит, что Китай должен платить роялти США за использование технологий.

В последние годы Китай пытается сам положить начало своим стандартам, для того чтобы диктовать условия, чтобы быть пионером в этой сфере. Китайцы создали технологию 5G, которую пытаются имплементировать в других странах мира. Пока это удается с переменным успехом. Но стратегическая задача на достижение технологического лидерства – серьезная.

Си Цзиньпин имеет высокие шансы на переизбрание

– Скоро в Китае выборы лидера Компартии. Как результаты выборов повлияют на Украину?

- От переизбрания или переизбрания Си Цзиньпина зависит внутриполитический курс КНР, какие задачи страна будет ставить перед собой. От этого будет зависеть и развитие отношений с РФ – либо будут принимать форму Альянса, какого-то военно-политического союза, либо будут дистанцироваться друг от друга, сохранять статус-кво.

Конечно, у Украины есть возможности, и она должна отслеживать эти процессы.

– Шансы на переизбрание действующего лидера Си Цзиньпина?

- Мы должны понимать, что Китай – государство закрытого политического режима. Это означает, что все события, происходящие во внутренней политике, междуэлитная борьба и т. п. – строго закрытая информация. И мы ее не имеем. То, что представляется в СМИ, представляется с какой-то целью – формирование той или иной точки зрения, подготовки общества к тому или иному решению или объяснение происходящего обществу.

Поэтому наши размышления, может ли он переизбраться – это интерпретация того, что попадает в медиа, или отголосков экспертных дискуссий, которые носят закрытый характер.

В настоящее время известно, что Си Цзиньпин имеет высокие шансы на переизбрание. Это не означает 100%, но есть высокие шансы. И, скорее всего, будет переизбран, несмотря на то, что у него есть некоторые проблемы.

Если он переизберется, он будет продолжать уже избранный курс КНР на достижение мирового лидерства. Страна будет интенсивно развивать экономику, технологии, военную сферу, будет усиливаться конкуренция с США, будет готовиться основа для возможного будущего военного конфликта.

- Вы сказали, что у Си Цзиньпина проблемы. О чем идет речь?

– Во-первых, проблемы с экономикой. Целевой показатель на этот год был 5-6%, сейчас по итогам первого полугодия – 2,5%. Такой показатель – во многом последствия серьезных ковид-ограничений в стране. Отдельные регионы полностью закрыты. А если закрытый регион, то серьезно затруднено производство, деятельность компаний на внутреннем и внешнем рынках.

Во-вторых, сложная геополитическая ситуация вокруг Китая. США значительно усиливаются, создают новые и усиливают действующие Альянсы. Создано Альянс AUKUS (Австралии, Великобритании и США по производству атомных подлодок в Австралии), идет объединение усилий Индии, США, Японии по деятельности военно-морских сил. И это все рядом с Китаем.

На самом деле, в КНР еще до конца не понимают, как им нужно действовать. Даже визит Нэнси Пелоси был серьезным вызовом для Китая.

Китай имеет план А и Б по Тайваню

- Бряцание Китаем своим оружием у Тайваня: что это было?

– Здесь вопрос в политике единого Китая. Она говорит о том, что существует только одно Китайское государство – материковый Китай, и Тайвань как часть этого одного государства. Этот принцип поддерживается как США, так и Китаем, Тайванем и еще более 170 государствами мира. На практике это означает, что они не признают Тайвань государством, не могут иметь с ним дипломатических отношений, но вправе развивать с ним экономические, гуманитарные, культурные и иногда военные связи.

В то же время есть отличия восприятия этого принципа. США говорят о том, что Тайвань может объединиться с материковым Китаем, но это должно произойти исключительно мирным путем и исключительно на основе двустороннего согласия. Пока тайваньское руководство и общество крайне негативно относятся к возможности объединения с КНР.

В КНР говорят, что объединение с Тайванем может быть и военным путем. И воинственная риторика высшего военно-политического руководства Китая обострилась

В КНР говорят, что объединение может быть и военным путем. И воинственная риторика высшего военно-политического руководства Китая обострилась.

Визит Пелоси в Тайвань Китай интерпретировал как риск установления политических связей, то есть нарушение принципа единого Китая. США, со своей стороны, заявили, что нет нарушений – дипломатические контакты установлены не были.

Но Китаю не нравятся визиты высокого уровня.

- Вернемся к воинственной риторике китайского руководства – это просто словесное запугивание или оно действительно направлено на силовое объединение?

- В военной доктрине, так называемой «Белой книге национальной обороны Китая», отмечено, что провозглашение Тайванем независимости – главный вызов, угроза национальной безопасности КНР. И Тайвань упоминается там очень часто.

Установление контроля над Тайванем – стратегическая задача, и она долгое время артикулируется на официальном уровне, политическом дискурсе. Китай к этому готовится. План А – возвращение по эталону Гонконга, Макао – мирным методом. План Б – не исключается возврат силовым способом. И к этому сценарию Китай тоже всерьез готовится: развивает Народно-освободительную армию. И основные усилия направлены на подразделения, обеспечивающие проведение десантных операций на побережье: развитие ВМС, их логистическое обеспечение, ракетный компонент, авиация, морская пехота и т.д.

Сегодня Китай еще не готов к силовому захвату Тайваня. По разным оценкам, он это сможет сделать через 5+ лет. Надо еще подготовиться.

– А какие страны и в какой роли – врагов/союзников – упоминаются в военной доктрине Китая?

- Политика Китая такова, что страна не строит военные альянсы. Она строит стратегическое партнерство, но у нее нет военных союзников, с которыми были бы принципы коллективной обороны – нападение на одного означает нападение на всех.

Китай осуществляет последовательный переход от военной защиты побережья к операциям в открытом море. Усиливает и совершенствует свои ВМС. На воду спущены 2 авианосца: «Ляонин» (построен в Украине) и «Шандун». Готовится к спуску третий авианосец. Это означает, что Китай готовится к большой войне. Она может быть как в пределах Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей для того, чтобы выдавить США из региона, так и в более широких масштабах.

Армия КНР мощная, но имеет ряд недостатков

– Насколько реальна военная мощь Китая как третьей армии мира? Россия тоже считалась второй армией мира. Но ВСУ показали, что росармию переоценивали.

- Военный потенциал любой страны оценивается по ряду критериев: количество военнослужащих, вооружения, военной техники: их типы, боевые возможности и соотношение: сколько из них относится к сухопутным силам, к ВМС, ракетному, авиационному компоненту и т. д. Учитывается применение современных технологий и доктрин, а также наличие экспедиционных возможностей, то есть возможности перебрасывания вооружения и техники далеко за пределы своей территории. Имеет значение и цифровизация армии, а также доступ к высокотехнологичной разведке.

Если мы возьмем эти критерии, Китай имеет самую большую армию по численности, вооружению и военной технике. Это третье по ядерному потенциалу государство, являющееся серьезным аргументом в пользу военного потенциала. Сегодня Китай на втором месте в мире по количеству имеющихся в околоземной орбите спутников. Около 500 спутников летают вокруг Земли, большая часть – разведывательные: оптические, радиоэлектронные, радиолокационные. Это означает, что у Китая есть доступ к хорошей разведывательной информации о происходящем на поле боя с помощью спутниковой разведки. У Китая есть своя независимая система GPS. Это означает, что определение координат не будет зависеть от спутников США. Китай разрабатывает и имплементировал гиперзвуковое вооружение – ракеты, имеющие скорость больше, чем скорость звука, в несколько раз. Их очень трудно уничтожить ПВО и ПРО.

Но у китайской армии есть и недостатки. Первый – отсутствие боевого опыта. Второй – оружие и техника не испытаны на практике

Но у китайской армии есть и недостатки. Первый – отсутствие боевого опыта. В последний раз КНР участвовала в военных конфликтах во время Корейской и Вьетнамской войн, то есть в 50-70-х годах. И Китай не имеет опыта участия в крупномасштабных конфликтах и опыта проведения военных операций вне своей территории.

Второй – оружие и техника не испытаны на практике. Китай имеет многочисленные и современные военные платформы. К примеру, ВМС спускают на воду ежегодно 18-20 кораблей большого типа – корветы, фрегаты, эсминцы, авианосцы, патрульные корабли. Их общая численность уже превышает количество кораблей в США. Однако до конца никто не понимает, насколько они будут эффективны при столкновении, скажем, с вооруженными силами США или другой страны.

Очень хороший пример – уничтожение флагмана ВМС РФ «Москва» ракетами «Нептун». На крейсере была многоэшелонная система противовоздушной и противоракетной обороны, включая С-300. Но наши крылатые ракеты смогли преодолеть три эшелона защиты и легко уничтожить корабль даже с его затоплением. Поэтому неизвестно, насколько устойчивы будут китайские корабли против американских, тайваньских или японских противокорабельных средств.

Кроме того, у США есть союзники в регионе – Япония, Южная Корея, Тайвань. У них также есть свои вооруженные силы, которые смогут оказать военную помощь.