17 января
Загрузить еще

Осенняя депрессия может проявляться обострением гастрита или колита

Осенняя депрессия может проявляться обострением гастрита или колита
Фото: Вислов Иван

Осенняя депрессия, осеннее обострение - мы оперируем этими понятиями так легко, будто это время года годится только для того, чтобы беспричинно расстраиваться, эмоционально напрягаться и впадать в тоску. Но как понять, где заканчивается хандра и начинается невроз, когда без помощи специалиста не обойтись?

Психиатры объясняют это так: есть ситуативные смены настроения, есть эмоциональные расстройства - они бывают практически у всех. Если человек несколько дней после стрессовой ситуации плохо себя чувствует эмоционально и физически, это объяснимо.

Но если все хорошо, ровно и нет внешней значимой причины, а ему плохо на протяжении длительного времени - значит, на системном уровне произошла декомпенсация (резкое обострение психопатических симптомов болезни) и ее нужно компенсировать. Ситуативная декомпенсация проходит, системная - требует медикаментозного лечения. Почему осенью все это происходит «ярче», объясняют известные украинские психиатры и психотерапевты.

Что мы знаем о своем уровне дофамина, серотонина и кортизола?

Осенью биохимические процессы в организме страдают из-за того, что уменьшается световой день, меняется питание - летом оно было насыщено витаминами. Свою роль играет и фон, на котором происходят обострения - социальный, личностный, работа, семья.

- Несомненно, осень влияет на психику человека. Уменьшается световой день, организм готовится к зиме, идет очередная перестройка гормональной сферы в плане выработки нейромедиаторов, - говорит врач-психиатр, нарколог Владислав Сова. - И зачастую у людей, у которых есть проблемы с выработкой серотонина, дофамина, происходит провал на фоне этой сезонной перестройки. За счет провала серотонина проявляются депрессивные состояния, за счет провала дофамина обостряются психические заболевания - биполярное расстройство, шизофрения.

При этом многие ли из нас знают свои показатели этих важных нейромедиаторов? Ответ, кажется, очевиден, и, более того, мало кто знает об этом. Именно поэтому, по мнению врача, многие не лечат ту же осеннюю депрессию, «выезжая» на морально-волевых качествах.

Но кто-то ведь и не справляется, поэтому при системном снижении настроения без значимых внешних причин нормально и правильно пойти к специалисту, сдать анализы, проверив уровень дофамина, серотонина, кортизола. А уже по их результатам думать вместе с врачом о необходимости лекарств.

- Если бы у нас люди следили за своим психическим здоровьем, то это не составляло бы такой огромной проблемы и не было тренда «у меня осенняя депрессия», - считает Владислав Сова. - Этот диагноз нужно устанавливать только клинически.

По мнению его коллеги, врача-психиатра Александра Осадчего, психотерапия вообще должна рассматриваться как культура отношения к себе, когда человек изучает себя, понимает и разбирается в себе.

- Ведь на свете очень мало людей, у которых от природы все в порядке с чувствительностью, с границами, которых воспитывали в демократическом ключе, с уважением к личности, - говорит доктор. - Им, конечно, легче живется, но это только 10-15% от всего населения.

Обострения недугов телесных взаимозависимы с душевными

Большое значение имеет и общее состояние здоровья. С похолоданием ослабляется иммунитет, новые заболевания появляются, «старые» хронические обостряются. И это тоже связано с душевным состоянием.

- В процессе перестройки организма на осенне-зимний период меняется выработка не только гормонов головного мозга, но и всего организма, меняется секреторная функция, - объясняет Владислав Сова. - Естественно, сбои идут и в физиологической сфере - все взаимозависимо. К примеру, тот же серотонин вырабатывается в кишечнике, начинаются проблемы с ЖКТ. И общее депрессивное состояние или субдепрессия (малая или легкая депрессия) могут проявляться исключительно обострением гастритов, колитов или кишечных проблем - особенно в осенне-зимний период.

Грамотный гастроэнтеролог, исключив свою проблематику, понимает, что такого пациента нужно на всякий случай направить к психиатру. Например, есть такой нейромедиатор - ацетилхолинэстераза, переизбыток которого вызывает дичайшие спазмы, боли, дискомфорт в кишечнике. И людей лечат от гастрита, колита, хотя нужно просто снизить концентрацию этого нейромедиатора. Но для этого нужно знать, что это и как работает. К сожалению, таких специалистов у нас очень мало.

Важна здесь и роль семейных врачей, которые могут «поймать» психическое заболевание на его начальной стадии. По мнению психотерапевта Александра Осадчего, очень часто к ним приходят пациенты, которые на самом деле физически здоровы, а психически - нет. Потому и придуманы для врачей общей практики разные семинары и курсы повышения квалификации по психиатрии, чтобы уметь рассмотреть настоящий источник недуга.

Факторы риска: от личной истории до стрессоустойчивости

По словам Александра Осадчего, для возникновения психического расстройства нужно «хорошенько постараться», если биологические, социальные и психологические факторы порушены, человек может заболеть. Что это за факторы?

Генетические - для наследственно обусловленных заболеваний (шизофрения, биполярное расстройство, эпилепсия).

Личная история человека - важно то, в какой среде он рос, в какой семье, благоприятно ли проходило обучение в школе, институте, как проходили возрастные кризисы.

Текущая социальная сфера, в которой сейчас живет человек. Например, он живет в селе, воспитывался в семье пьющих людей, у него нет особого достатка. Но у него минимальная социальная нагрузка, минимальные стрессы, он садит картошку, ходит на рыбалку. Он живет в условиях, в которых не должны обостряться внутренние конфликты, в согласии с собой и никому ничего не должен.

Стресс - при длительных стрессовых ситуациях нарушается выработка нейромедиаторов, которые не успевают восстановиться, и у человека начинается болезнь.

Влияние внешнего мира

На душевное состояние человека не может не влиять и то, что происходит вокруг - от политической и экономической ситуации до пандемии.

- Мы семь лет живем в войне, едим и пьем что попало, у нас ковидные ограничения, которые серьезно фрустрируют, плюс истерия вокруг вакцинации. Из собственной практики - помолодел контингент наших пациентов. Пограничные расстройства без серьезных психических нарушений стали гораздо моложе. Если раньше 15-летних пациентов с депрессиями не было, то сейчас их стабильно много. Интенсивность нагрузки на психику увеличилась, и у подростков она не выдерживает.

По мнению Александра Осадчего, социальный фон имеет большой процент значимости во влиянии на психическое здоровье людей. Гораздо больший, чем сезонность.

- Он сейчас очень напряжен в связи с кризисом в стране на почве пандемии. Плюс у нас все еще «не остыла» идея постоянных достижений. И люди попадают в такую «вилку»: с одной стороны, требование социума развиваться, делать карьеру, зарабатывать больше денег. С другой стороны, возможности для этого все более ограничены. И у меня больше приходит клиентов именно по этим причинам, а не потому, что наступила осень и ничего не хочется делать.

БУДЬ В КУРСЕ

Когда идти к врачу

- Главный показатель того, что человек сам не справится - резкие изменения в нем, - поясняет Александр Осадчий. - Вот он был веселый, активный, контактный, всем интересовался, а потом вдруг «потух» и засел дома. Если не к психиатру, то хотя бы сперва к психологу. Что должно насторожить?

1.     Если человек системно не спит в течение месяца больше 4-5 дней - то ли просыпается в 5 утра и больше не может заснуть, то ли с великим трудом встает, то ли бодрствует посреди ночи. Сон - веский показатель того, что уже что-то не так. Жалобы на сон связаны с выработкой нейромедиаторов - тех же серотонина, дофамина, кортизола. Бессонница может быть как отдельным хроническим заболеванием, так и симптомом другой болезни, в том числе и депрессии.

2.     При снижении работоспособности и упадке сил, которые проявляются в невозможности выполнять свои привычные обязанности.

3.     Длительное устойчивое снижение настроения, добровольная самоизоляция, когда человек может два месяца не выходить из дома.

4.     Странности в поведении, когда беспричинно обрываются социальные контакты, включая друзей и родных.

5.     При выраженном психическом или физическом дискомфорте, который длится не меньше месяца, без значимых внешних причин.

6.     Системная нарастающая тревога, панические атаки.

ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ

Как выбрать психотерапевта

1.     Самый верный путь - рекомендации тех, кто на практике уже «проверил» врача.

2.     У психотерапевта должно быть медицинское и психологическое образование, он должен закончить какую-то обучающую программу по направлению в психотерапии.

3.     Специалист должен иметь достаточно часов личной терапии, чтобы разбираться в себе и изнутри понимать этот процесс. То есть у хорошего психотерапевта должен быть свой психотерапевт.

4.     Он должен постоянно совершенствоваться - брать супервизии, проходить курсы и новые специализации.

КСТАТИ

Женщины обращаются чаще - у них порог стыда ниже

Парадокс, но диджитализация у нас - из каждого утюга, а обращение к психиатру по-прежнему является делом постыдным. Почему регулярно происходят истории вроде недавней драмы во Львовской области, где взрослый сын, приличный человек и педагог, но давно страдающий шизофренией и не получавший лечения и помощи, задушил мать-старушку

Психиатрическая помощь на уровне государства пребывает в состоянии «то ли жив, то ли мертв», врачи частной практики не всем по карману. А еще - неловко.

- Ко мне иногда приходят люди, которые с 17 лет имеют хроническое эмоциональное расстройство, но обращаются спустя 8 лет. Причем попадают уже через психолога, который рекомендует консультацию психиатра. У нас предвзятое отношение к психическим расстройствам как к слабости, неполноценности. Признать в себе недуг достаточно сложно, по-прежнему имеет значение чье-то мнение. Есть клиенты, которым собственные родители говорят: «Зачем ты туда ходишь? Ты что, сам не можешь справиться?» Кстати, женщины к психотерапевтам обращаются чаще мужчин. Не потому, что они больше страдают от проблем с психикой, а потому что у них порог стыда ниже. Мальчиков же у нас воспитывают как: мужчина должен быть сильным, плакать и жаловаться - стыдно.