Павло Зибров: За права на песни  Хрещатик  и  День народження  я должен получать миллионы. Где они?

Павло Зибров: За права на песни "Хрещатик" и "День народження" я должен получать миллионы. Где они?

Григорий КОНСТАНТИНОВ

На интервью в редакцию "КП в Украине" Павло Зибров пришел с дочерью Дианой, которая последние полгода работает его пиар-менеджером. Поэтому с ней мы тоже записали интервью.

Несмотря на регалии народного артиста и статус классика украинской эстрады, Павел Николаевич очень простой в общении. И песни во время интервью поет, и селфи делает. Мы разбирались, как ему удалось стать "своим" даже для поколения "тиктокеров", которые никогда не слышали "Хрещатик" или "Женщину любимую".

"Читать рэп? Да я консерваторию окончил!"

- 5 лет назад с выходом  клипа "Лова-Лова" начался новый  виток в вашей карьере. Сотрудничество с молодежью было вынужденным шагом, чтобы оставаться на плаву?

- Я даже не знаю, каким  это было шагом. Я эстрадный  певец, окончил консерваторию - оперное отделение, хоть и 30 лет назад, но классик. И когда мне предложили рэп спеть, это было как обухом по голове. Я сначала сразу сказал "нет". Вмешалась дочь Диана: "Папа, ну почему сразу нет, попробуй". Да я даже пробовать не хочу, кто они такие, что они мне предлагает рэп петь, я что - Потап? Но дочь говорит, попробуй, и ты увидишь, как к тебе вернется молодежь. Я думал, что рэп - это просто. Но я вышел из студии потный. Это, оказывается, не просто стишок почитать.

- Клип был стебом на  назначение руководителем "Укрзалізниці"  поляка Войцеха Бальчуна. Он песню  эту слышал?

- Мы с ним встретились  в Одессе спустя два месяца  после выхода клипа. Я был на  гастролях, а он с рабочим визитом. Летели одним самолетом, и его  помощник нас познакомил. Пошли  обедать, выпили по 50 граммов. Мы  же коллеги, он тоже музыкант. Спустя 20 минут перешли на "ты", начали обсуждать джаз, рок, совместный  дуэт. Ко дню железнодорожника  планировали выпустить песню, но  Бальчуна уволили, и он вернулся  в Польшу. Не успели хайпануть (смеется).

- Скоро выходит ваш новый клип на песню "Є бас" в коллаборации  с львовской группой GLOVA & MANIN. Как вы нашли друг друга?

- Мне позвонили парни  и показали материал. Я сначала  думал, мол, это не мое, ну куда  вы меня тянете. Но снова дочь  Диана вмешалась. Она уже полгода  работает моим менеджером. Сказала, что это модно, ритмично, на дискотеках  можно петь. Честно говоря, мне  было сложно исполнить эту  песню, темпоритм очень быстрый. Я минут 40 один куплет записывал, не мог втиснуть 2 предложения  в 6 секунд. И буквально через пару  дней сняли клип. Я спрашиваю: "Что для этого нужно?" - "Нужно ваше согласие".

- А деньги?

- Деньги вкладывали они. Режиссер, оператор, свет, актеры - все привезли из Львова в Киев. Их друзья помогли с организацией съемок в ночном клубе, так как заведения во время локдауна не работали. С нашей стороны мы нашли людей, которые смогли сделать цветокоррекцию видео и добавить эффекты, так сказать, упаковать в модную обертку клип.

- "Пробивали" парней в  интернете, перед тем как согласиться?

- Да, безусловно, зашел на  сайт и посмотрел, что за парни. У них команда человек 8-9, живые  инструменты, музыкальное образование, парни играют все. Это очень  важно. Сейчас могут команды из двух человек с синтезатором и компьютером называть себя группами. Но какая же это группа, это дуэт (смеется).


Фото: КОНСТАНТИНОВ Григорий

"За права на песни я получаю 10-12 тысяч гривен в квартал, а должен - миллионы"

- Как-то мы спросили  Иво Бобула, не хочет ли он  с молодежью что-то хайповое  записать, как вы. И, знаете, он немного  даже обиделся на наш вопрос.

- Я Иво Бобула очень  уважаю и люблю, у него уникальный  голос, подобного в Украине нет, и я не знаю, когда будет. По  диапазону, по красоте, по мелизмам. Возможно, у него нет команды. Одинокий волк - будем так говорить. Раньше в филармонии был директор, зам директора, тебе давали аппаратуру, автобус, делали афиши, шили костюмы. Это была эстрада. Мы были как за каменной стеной. Потом пришел жесткий капитализм - шоу-бизнес. Нужно было быть самому себе и директором, и промоутером, и продюсером, и отвечать за коллектив, и за гастроли, и за бухгалтерию. Плюс меняется поколение. Лет 15 ты можешь быть звездой, но потом приходят другие, и ты немного опускаешься вниз. Я к этому отношусь нормально.

- И что делать таким классикам, как вы?

- Самое главное - не потерять  своего зрителя/слушателя, который  с тобой 20-30 лет. Не удариться в  крайности, не петь рок или  металл. И быть интересным для  нового поколения. Они не росли  на наших песнях, ни Бобула, ни  Зиброва, ни Кудлай, ни Сандулесу  не знают. Потому обижаться, что  нас не крутят, нельзя и не  нужно. А новое поколение должно  понимать, что их время тоже  пройдет. Поэтому им нужно хлебные  песни писать. Если сам не можешь  написать, то купить. Это как одежда, это твое лицо. На репертуар  денег жалеть нельзя.

- Хлебные песни - это как ваш "Хрещатик", "День народження" или "Женщина любимая"?

- Да. Такие хлебные песни  есть у Ротару, у Пугачевой, у  Киркорова. Их пели, поют и будут  петь. Это классика, которая вне  времени, вне моды. Песня "День  народження" звучит по радио 1500 раз в день, ее заказывают в  качестве музыкального поздравления. Запомнили цифры? Заказ стоит 50, 100, 200, 400 гривен. Они колбасят деньги, а роялти не платят. В Польше, Словакии, я уже не говорю про Францию, я бы благодаря одной песне "День народження" мог каждый год позволить себе новый "Мерседес" за 150 тысяч долларов. Плюс "Хрещатик", "Марина", "Мертві бджоли не гудуть". А возьмите других исполнителей, которые поют мои песни. Это тоже отчисления. Но где они? Я за квартал получаю 10-12 тысяч гривен, а должен получать миллионы. Это просто надругательство.


Фото: КОНСТАНТИНОВ Григорий

"Старшее поколение артистов просто взяли и выбросили"

- Вот вам пришлось подстраиваться  под современный шоу-биз, чтобы  быть на плаву. А в России  есть Аллегрова, которая 30 лет не  меняет репертуар и прекрасно  себя чувствует…

- И Долина не меняет.

- И они поют, зарабатывают. А у нас для Иво Бобула  с его гениальными песнями  работы нет…

- Не то чтобы нет  работы. Просто его не показывают  по телевизору, как Монатика или  Кароль. Никуда наше поколение  не делось. Есть юбилеи, свадьбы  детей, эти люди еще возглавляют  какие-то учреждения, куда приглашают  артистов. Просто это тихонько  делается. Никто не постит сториз  в Инстаграм. Старшее поколение  артистов имеет деньги на хлеб. Все остальное они уже заработали  раньше - и дачи, и машины, и квартиры. Другое дело, что их не чествуют, как в России, я уже не говорю про Европу. У нас даже забывают поздравить с днем рождения, пока сам не напомнишь. В этом плане российский подход мне нравится. Я смотрю концерты выдающихся композиторов, поэтов, на песнях которых выросло 2-3 поколения. Там на одной сцене уживаются и молодежь, и белки-стрелки, и рэперы, и все что угодно. Где вы видели на наших концертах, чтобы было старшее поколение? Их просто взяли и выбросили. Вот это ненормально.  

- Как ваши коллеги-артисты реагируют на новый виток в  вашем творчестве?

- Мне иногда говорят, мол, оно тебе надо, а ты не устал? Устал, но мне это интересно. Если этого не будет, то придут болячки. А сейчас у меня просто нет времени болеть. Дни расписаны. Прошлой весной я был в Виннице с концертом, и там ребята 25-30 лет пели "Марину", "День народження". И я такой счастливый был, что мои песни поет молодежь. То, что мое поколение поет, я знаю. Но молодежь - это другое. Я понял, что нужно на них ориентироваться, а они потом приведут еще третье поколение.


Фото: КОНСТАНТИНОВ Григорий

"Плачу дочери зарплату"

- Как дочь Диана стала  вашей пиарщицей?

- Два года моим пиаром  занимался парень Денис, но у  него были артисты, кроме меня. Я понимал, что просто физически  он не может присутствовать  на всех моих съемках, писать, проталкивать. Диана как раз окончила институт международных отношений, последний год ее специальностью была международная журналистика. Я говорю: Дианочка, ты смогла бы? Попробовала неделю, вторую, третью. Теперь она уже более полугода со мной. Я ей доверяю и прислушиваюсь. Она креативно мыслит, так как выросла в творческой семье. Для нее Тая Повалий, Ира Билык - подруги. Юра Рыбчинский крестный. Она всех знает. Я думаю, что в будущем Диана будет и клипы снимать.

- Иметь дочь-пиарщицу выгодно еще и потому, что все  деньги в семью…

- Да, она у меня на  зарплате. Приличная зарплата. Думаю, буду поднимать. Некрасиво рассказывать, какие я деньги плачу, но достаточно.

- А как размер зарплаты обсуждали?

- Я назвал сумму, она  сказала "маловато". Я говорю: пройдет месяц, и мы увидим, как ты будешь работать. На следующий месяц подняли ей зарплату. Сейчас, думаю, нужно еще поднимать. Она у меня и гример, и стилист, и визажист, и парикмахер. Монтирует ролики, ретуширует фотографии, ведет переговоры.

- Соцсети тоже она ведет?

- Да, мы с ней обсуждаем, что выкладывать. Но много личного  я не показываю. В свой дом  телевидение не пускаю, хотя просят  постоянно. На лужайке попить  чайку на территории дома - это  пожалуйста, но дом, семья - святое.

С дочерью Дианов. Фото: Личный архив
С дочерью Дианов. Фото: Личный архив

КСТАТИ

Перекрасился в черный перед съемками с Волочковой

- Я черненький уже 16 лет. В 2005 году мы снимали клип с  Анастасией Волочковой на песню  "Странная любовь". Я ее встретил  на вокзале и отвез домой  к Маринке отдыхать, пока мы  свет в оперном театре выставляли. И мне девочки-стилисты говорят: Павел Николаевич, с вами надо что-то делать, вы такой седой. Я, не посоветовавшись с Мариной, отдался в руки девочкам и, пока меня красили, уснул. Через минут 20-30 открываю глаза, а я весь черный. Но ничего, помолодел на 10 лет. Пришел домой, Маринка сказала: "О, тебе так классно, но что-то шея толстая, выделяется, надо волосы подлиннее". Патлатым я себя свободнее начал чувствовать, танцевать стал по-другому, начал косить под молодежь.  

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Аурика Ротару: Семья - это не тот товар, которым нужно торговать

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях