24 июня
Загрузить еще

Мария Мезенцева, глава делегации Украины в ПАСЕ: С Лизой Ясько у нас рабочие отношения. Но советов мне не давали

Мария Мезенцева, глава делегации Украины в ПАСЕ: С Лизой Ясько у нас рабочие отношения. Но советов мне не давали
Фото: instagram.com/ze.maria.168

Договариваться об интервью с Марией Мезенцевой мы начали сразу после ее назначения главой украинской делегации в ПАСЕ. Народному депутату пришлось не только быстро освоить новые обязанности, но и догонять работу за своей предшественницей - Лизой Ясько, пока та уходила со скандалом.

"Ловили" Марию мы буквально в кулуарах Верховной Рады. Времени на общение было в обрез: через 40 минут у нее была назначена встреча в посольстве. Поэтому наш разговор заканчивали уже онлайн, спасибо современным технологиям.

Обсудить успели много чего: от достижений Марии на ее дебютной сессии ПАСЕ и изменений в украинской делегации до отношений с предшественницей и любимых брендов одежды.

Я же не новичок - у меня были свои контакты

- Вы уже почти два месяца занимаете пост главы украинской делегации ПАСЕ. Насколько расширились ваши полномочия в отличие от рядовых делегатов?

- Глава делегации, по сути, ничем не отличается от рядовых членов. За исключением того, что он/она представляет делегацию и от ее имени выступает в ПАСЕ и других органах, подписывает некоторые документы, а также входит в Постоянный комитет – орган управления ПАСЕ.

Других преимуществ никаких я не получила. Получила плюс ко всему дополнительную работу, поскольку эта позиция не лидерская, а скорее менеджерская. Рядовые делегаты входят в комитеты, пишут моушены (по-нашему - законодательные инициативы в ПАСЕ. – Прим. авт.), подают правки, готовят выступления. Но все это нужно координировать, чтобы делегация работала как единый механизм.

Честно говоря, под эту работу нужен отдельный офис, и мы стараемся его создать. Пока его заменяет моя команда. Это титаническая работа – охватить все аспекты. Я вот сейчас открываю чат [делегации], за день – 8 сообщений. Встречи с Епифанием, послом Германии, подписание инициатив для резолюций, поздравления коллег из других делегаций… Это как параллельный чат фракции.

- Ваша предшественница Лиза Ясько говорила, что новому главе делегации придется фактически с нуля выстраивать коммуникацию с европейскими коллегами. У нее это заняло много времени. Как у вас продвигается этот процесс?

 - Да, все базируется на персональных контактах. Но я же не новичок: у меня были и свои контакты, и те, которые мы установили за время работы в делегации.

11 лет в этой сфере не могут просто уйти в никуда. Много кто остался – из тех делегатов, с которыми я имела возможность поработать. Кто-то стал депутатом Европарламента, другие - членами национальных парламентов, и как следствие - вошли в делегации своих стран в ПАСЕ. Люди, с которыми я стажировалась, постоянно курсируют в этом международном пуле.

Я всеми своими контактами делюсь с членами делегации. Включаю во все встречи как можно больше коллег. Если есть лимит из-за пандемии, стараюсь делать все возможное, чтобы на встречах присутствовали коллеги из разных фракций для большего представительства и плюрализма мнений.

- Делится ли с вами Лиза Ясько опытом по рабочим вопросам?

- Мы постоянно общались на протяжении полутора лет. Советовались и с делегацией, и друг с другом. Сейчас у нас нормальные рабочие отношения. Но, скажем так, советов мне не давали. И были моменты в самом начале, когда нужно было немного догонять документальную работу. За две недели до выезда [на сессию ПАСЕ] мы это сделали. Думаю, наши результаты говорят сами за себя.

Я сразу сказала, что прошу сообщить, есть ли определенные острые моменты в предстоящей работе. Например, один из главных комитетов – мониторинговый. Он мониторит каждую страну на предмет исполнения обязательств. О том, что у нас меняется делегат и меняется на представителя от "Слуги народа", я узнала прямо перед поездкой. И не от Лизы. Так совпало, что членов в этот комитет выбирают не национальные делегации, а политические группы ПАСЕ – по типу наших парламентских фракций.

Я понимаю, возможно, причиной этого было какое-то огорчение. И оно не давало делиться информацией конструктивно. Ну ничего, я человек уравновешенный и спокойный. Всегда делаю скидку на то, что мы все - люди.

Но хотелось бы, когда мы встречаемся с главами делегаций в том же Страсбурге, чтобы эти встречи были как единая платформа, а не создавалась еще параллельно какая-то работа.

Фото: КОНСТАНТИНОВ Григорий

Мы перестали быть страной "одного вопроса"

- В январе вы впервые были на сессии ПАСЕ в качестве главы украинской делегации. Как вы сами оцениваете свой дебют?

- За минуту и 20 секунд – по регламенту дается 60 секунд – я пыталась обжаловать полномочия российской делегации. Аргументация строилась на интенсификации нарушений прав человека в России. Мы даже не брали отдельно кейс Навального, а рассматривали его как отдельный пазл огромной картины. В конечном итоге, мы получили 60 голосов за неподтверждение полномочий РФ в ПАСЕ. Кстати, это больше, чем в прошлом году – тогда было 44 голоса. То есть географически и количественно мы расширили нашу поддержку.

Но нужно уточнить, что все равно у российской делегации, даже после начала процедуры оспаривания полномочий, согласно регламенту ПАСЕ от июня 2019 года, оставалось право голосовать и выступать. Только не было возможности возглавлять комитеты, быть докладчиками и готовить проекты резолюций.

Очень позитивной была встреча с делегацией Турции. Отмечу, что первые подписи под нашим заявлением [по полномочиям российской делегации] были от турецких делегатов. За два дня получить такую официальную поддержку было хорошим сигналом нашей коммуникационной работы.

Дополнительным достижением считаю прямые контакты с новыми делегациями – Грузии и Молдовы. Наши стандартные партнеры - это неформальная группа "Балтик плюс". А с Польшей, Данией, Швецией уже идет диалог на уровне постоянных представительств.

И главное, мы перестали быть страной "одного вопроса" - России. Каждый член делегации выступил по два раза. Мы дебатировали о правах человека и исполнении решений ЕСПЧ, закрытии общественных организаций и давлении стран на них, о праве на передвижение, "ковидных" паспортах, вакцинации. 

Например, мы убрали в нашем законопроекте "О системе общественного здоровья" статью об обязательной вакцинации и дополнительных прививках для детей в садиках и яслях – чтобы они имели доступ к этим образовательным учреждениям. Теперь он в том числе отвечает требованиям резолюции ПАСЕ.

- Что за эти два месяца изменилось в работе нашей делегации?

- Думаю, что после моего назначения вся делегация получила необходимый толчок и дружественную атмосферу, а также аудит работы предыдущего года, по которой мы будем подавать предложения по смене некоторых членов делегации. У нас, например, двое коллег сейчас уходят по объективным обстоятельствам. Будет замена на других – по квоте фракции "Слуги народа".

Мы установили прямой контакт сейчас с МИД и Офисом президента – он и до этого был, но сейчас я его оцениваю, как более эффективный. Также перезагрузили конкурс на судью от Украины в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). На эту должность судья избирается на 9 лет, а нынешняя судья [Анна Юдковская] уже работает 20 месяцев свыше срока. Подачи трех новых кандидатур, согласно правилам, от нас требуют Совет Европы и ЕСПЧ.

Есть и имиджевые коммуникации. Например, с генеральным секретарем СЕ [Марией Пейчинович-Бурич]. Ее визита не было почти год. Уже сегодня я общалась с руководством МИД, они готовят письмо-приглашение. В том числе и на открытие Крымской платформы, и 30-летие Независимости.

- Лизу Ясько часто упрекали за молодой возраст. Хотя у вас разница всего лишь год. Вам приходилось ощущать негативную реакцию или непонимание со стороны старших коллег?

- Что касается Лизы, это эйджизм, я это не поддерживаю. Что касается меня – я внимательно отслеживаю все публикации с упоминанием моего имени. У меня стоит медиа-бот. Ни одной статьи, которая касалась возраста, в этот раз не было. Я видела такие статьи раньше, когда стала парламентарием – в 29 лет, и депутатом горсовета – в 25 лет.

Но сейчас… Я думаю, много кто знаком с моей биографией. Я пять лет проработала в Европейском парламенте – занималась лоббизмом украинских вопросов, санкциями против России, Соглашением об Ассоциации [с ЕС], безвизовым режимом. Поэтому делать акцент только на моем возрасте, учитывая 11 лет опыта в этой сфере, немного неадекватно.

Фото: instagram.com/ze.maria.168

Все мои стажеры трудоустроены

- У вас есть опыт стажировки в европейских структурах, до этого был опыт стажировки в Верховной Раде. Как вы туда попали?

- Это был 2008 год - тогда развитого Фейсбука, Телеграм-каналов, информационного портала Верховной Рады для стажеров еще не было. Я отправила заявку письмом, меня поддержал мой декан, Царство Ему небесное, Вадим Игоревич Сидоров.

Меня закрепили за комитетом налоговой и таможенной политики, с которым я сейчас постоянно воюю по своим законопроектам. Посещала заседания, писала дипломную работу, пользовалась открытыми ресурсами Верховной Рады. Практику мне подписывал глава комитета, но за кем-то определенным с депутатов я закреплена не была. А депутатов знала из телевизора.

Это была преддипломная стажировка на четвертом курсе, длилась месяц.

- Кстати, а вы сами студентов на стажировку берете?

- Народным депутатам нужно обязательно – и я это делаю – стажировать студентов 3-4-х курсов. Особенно это касается международников. Потому что тяжело после выпуска [из университета] искать какие-то для себя возможности. Все, кто у меня стажировался, а это более 15 человек за последний год, сейчас трудоустроены.

- Магистратуру вы оканчивали в Великобритании. Почему решили после украинского вуза получить еще и образование за рубежом?

- Обучение в ХНУ им. Каразина дало шикарную базу по международным экономическим отношениям. А образование в Великобритании помогло мне сузить профиль. Предметы, которые я изучала, дали мне практические знания о работе международных институций.

Работы я писала по Грузии – войне 2008 года, и Израилю. Поэтому, когда началась война в Украине, - это для меня было, с одной стороны, "Боже, что делать", а с другой - я уже знала, как нам нужно двигаться по медийному треку: антипропаганды и работы с международными организациями.

Именно благодаря этому образованию я имела возможность попасть на стажировку в Европейский парламент, поработать с действующим президентом Польши и другими политиками, которые поддерживают Украину.

- Может ли человек только с отечественным образованием возглавить украинскую делегацию в ПАСЕ?

- Абсолютно. У нас много членов делегации, и не только этого созыва, которые не получали образование за рубежом. Но проходили тренинги, стажировки, программы обмена. Я не считаю зарубежное образование обязательным критерием, однако это помогает выполнять функции делегата.

Что я наблюдаю сейчас – мы огласили конкурс на замещение двух членов – к этой работе есть интерес в нашей фракции. Хотим успеть закончить отбор за 14 дней, чтобы к апрельской сессии быть в обновленном составе. Приятно удивлена, что кандидаты сразу пишут, в какие комитеты и политические группы хотят быть делегированными, имеют определенную мотивацию и делятся своими будущими инициативами.

Фото: instagram.com/ze.maria.168

Это не последнее обновление делегации

- О трудностях работы будущим делегатам рассказываете? Со стороны все выглядит, как красивые поездки, но есть же и другая сторона…

- Я всем говорю про две стороны медали. Первую вы озвучили. А вторая – это такая дуальная реальность, два парламента одновременно, в которых нужно быть активным. Один почти полностью в онлайн-режиме: комитеты, политические группы…

Были, конечно, коллеги, которые спрашивали – а когда первая поездка? Но я все вызовы [кандидатам] очертила. И думаю, что это не последнее обновление делегации. Как я уже сказала, мы провели аудит деятельности членов. Я придерживаюсь максимальной демократичности, поэтому выбирать будем путем рейтингового голосования. Чтобы потом не было обид, ссор в самой фракции.

- На сайте Верховной Рады сказано, что на момент избрания народным депутатом вы были предпринимателем. Занимаетесь ли сейчас бизнесом?

- Я была ФОПом третьей группы с кодами: консультации, информационные услуги, туристические услуги… Вела проекты образовательные и связанные с деятельностью международных организаций. Названия перечислять не буду. Также бесплатно преподавала английский язык детям из АТО.

Сейчас же я занимаюсь только общественной деятельностью - при поддержке Международного республиканского института. У меня есть организация, цель которой – увеличение количества женщин в политике. Планирую в будущем также открыть благотворительный фонд.

- То есть ФОП закрыли, когда избрались народным депутатом?

- Да, сразу после того, как ЦИК подтвердила результаты. У меня не было такого бизнеса, который нужно было бы передавать в управление другим компаниям, бизнес-партнерам. Это не была деятельность, приносящая огромные доходы. К тому же считаю свою зарплату народного депутата абсолютно адекватной.

- Вас рассматривали одним из кандидатов в мэры Харькова от "Слуги народа". В итоге остановились на Алексее Кучере. А вы сами хотели бы быть мэром Харькова?

- Полностью поддерживала Алексея как кандидата. Это тяжелая должность: туда надо идти с командой и понимать, чем заниматься. У города много долгов, в том числе перед международными финансовыми институциями. Много проблем с теплосетями, водоснабжением. У нас в Харькове, кстати, самая плохая вода в Украине, согласно недавним тестам.

Честно вам скажу: вот эта нервотрепка летом – то я иду, то я не иду, то опять иду… Я была немного истощена. Наверное, знаете, Бог отвел от этого процесса. Я не жалею, что не стала кандидатом. И не думаю, что буду баллотироваться в октябре, поскольку имею руководство в делегации. Мне точно не до мэрства.

К тому же работы у нас добавилось, мы начинаем новую стратегию. Она называется "экологическая демократия". Например, наши законопроекты в национальном парламенте – об обращении с отходами, безопасности упаковочных материалов. Это "зеленый курс" Европы, но в рамках ПАСЕ мы хотим за собой закрепить эту тему и объединять всех делегатов – от маленького Сан-Марино до огромной России (как дальняя стратегия для демократической России).

- Какие еще карьерные цели вы себе ставите?

- Я не карьеристка и не вижу счастья в движении по карьерной лестнице. Но я счастлива, когда пишу законопроект, а он имплементируется. Или когда помогаю больницам у себя на округе, школам, театрам - это максимальное удовольствие!

Фото: instagram.com/ze.maria.168

Кто-то во время предвыборной кампании сказал, что я трансгендер

- Вы - чемпионка Украины по современным танцам. Это было серьезное увлечение? Продолжаете или уже бросили?

- Это было одним из моих хобби. Как английским языком, так и танцами начала заниматься в 4 года. Сначала был балет, украинские народные танцы. Занималась в известной танцевальной школе "Горизонт", Царство Ему небесное, Алексея Литвинова (был судьей шоу "Танцы со звездами", "Танцуют все!". - Прим. авт.).

В конце 90-х поступила в Академию современного танца. Ездили по Украине и миру, стали лауреатами чемпионата мира и разных европейских стран. Это была волна, когда все занимались хип-хопом, брейк-дансом. В школе я учила английский, немецкий, польский и французский, а танцы были определенной сублимацией. Но карьеры в этом я не видела. Уже в 9-м классе хотела учиться в Киеве - в университете имени Шевченко.

- Как к вашему решению строить политическую карьеру отнеслись ваши родители? Многие своих детей отговаривают – из-за негатива…

- Со стороны семьи – полная поддержка. Я с детства была очень активной, мечтала о карьере, может, как у вас – в журналистике. Или что-то связанное с политикой, пиаром. Помню, каждое лето мы собирали урожай на огороде. Я брала кукурузу как микрофон и проводила интервью, какой собрали урожай.

Не думаю, что мне сейчас есть о чем переживать. Я живу и работаю по совести. Да, в политике может быть что-то неприятное. Кто-то во время предвыборной кампании сказал, что я не женщина, а трансгендер. Ну и что, писать в Фейсбуке – я не трансгендер? Я выбираю спорт и медитации, чтобы меньше времени оставалось на прочитывание неконструктивных жалоб.

Фото: instagram.com/ze.maria.168

- Не могу не спросить под конец интервью о нарядах. Все смотрят фото из Рады, и мы тоже. Отметили с коллегами, что вы почти всегда предпочитаете строгую классику, сдержанные тона. Советуетесь ли вы с кем-то по стилю и есть ли у вас любимые бренды – украинские, зарубежные?

- Я действительно придерживаюсь взвешенного классического стиля, люблю casual smart. Считаю, что парламентарий должен выглядеть скромно, но со вкусом. Поэтому выбираю одежду украинских производителей.

Мне очень нравятся Anna Yakovenko и Luminous – это харьковские бренды. Недавно приходила на заседание парламента в свитере – девушки из Киева вяжут. Случайно увидела его в Инстаграме, купила. Теперь половина парламента хочет такой же.

В СМИ, например, писали о вышиванках по тысяче долларов в предыдущих созывах. Такие вещи для меня неприемлемы. Но для присяги пошила у харьковских дизайнеров, которые занимаются только классическими женскими костюмами, оливковый костюм. В Страсбург ездила тоже в украинских брендах.

Из-за разрыва связок в прошлом я не часто ношу каблуки. Но вижу, как классно выглядят девушки на каблуках бизнес-высоты: у нас некоторые переобуваются. Кстати, по одежде всегда видно, кто в этот день выступает. Это или образ ярче, или макияж, или прическа.

Мы с девочками, например, каждый раз с удивлением встречаем новый костюм Юлии Тимошенко. У нее их много, а мы, как женщины, конечно, интересуемся, поддерживаем ее яркий образ. В целом 9-й созыв, однозначно, самый скромный. Это касается и мужчин, и женщин.

СПРАВКА

Мария Мезенцева родилась в Харькове в 1989 году. Изучала международные экономические отношения в ХНУ им. Каразина, а магистратуру окончила в Великобритании. После европейского образования попала на стажировки в Европейский парламент и Парламентскую ассамблею ООН.

В возрасте 25 лет стала депутатом Харьковского горсовета (работала в 7-м созыве с 2015 по 2019 год). Победила на досрочных парламентских выборах в 2019 году как мажоритарщица от Харькова. В январе 2021 года возглавила украинскую делегацию в ПАСЕ.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Максим Бужанский: Проблема нашей партии в том, что не существует никакой линии партии

Больше о политике - в нашем телеграм-канале "КП в Украине".