26 июня
Загрузить еще

Ловля рыбы зубами и средство отпугивающее молодежь - за что еще дают "Шнобелевку"?

Ловля рыбы зубами и средство отпугивающее молодежь - за что еще дают
Фото: AFLO/Global Look Press

Вышла книга Генриха Эрлиха и Сергея Комарова "Легко ли плыть в сиропе?", посвященная самым поразительным порывам человеческой мысли.

Как многие знают, в Гарвардском университете ежегодно вручается премия "за достижения, которые заставляют людей сначала засмеяться, а затем задуматься". Это самая веселая научная награда в мире. Английское название премии, IgNobel Prize, рифмуется и с Nobel - "Нобелевская", и со словом ignoble - "низкий",  "постыдный", "неблагородный"; у нас ее принято называть Шнобелевской. Но доктор химических наук Генрих Эрлих и кандидат физико-математических наук Сергей Комаров считают, что русское название - уничижительное, обидное и несправедливое. И правда: "подавляющее большинство лауреатов Игнобелевской премии съезжаются со всего мира, чтобы принять участие в церемонии награждения. Премии вручают всамделишные нобелевские лауреаты, которых в Гарварде предостаточно, а сама церемония превращается в веселый капустник, отражающий дух настоящей науки и совершенно не похожий на стокгольмский официоз".

То есть премия вручается далеко не только за идиотизм: некоторые открытия оказываются поинтереснее, чем те, что получают Нобелевскую премию. Просто рассказы о них звучат куда забавнее. И неплохо бы помнить, что, например, бывший советский, а ныне британский физик Андрей Гейм получил сначала Игнобелевскую премию за опыт, описанный в статье "О летающих лягушках и левитронах", а потом Нобелевскую за технологию получения графена…

Дождевые черви на завтрак

Книга рассказывает о самых поразительных изобретениях.

Как пишут Эрлих и Комаров, "настоящие ученые - люди немного сумасшедшие, в хорошем смысле этого слова, а иногда и в прямом". К ним, несомненно, относится Чарльз Фостер, английский ветеринар, философ и этолог, то есть специалист по поведению животных. Это самое поведение он изучал, разделяя со зверями все тяготы их бытия. "Фостер жил несколько недель в Уэльсе в компании барсуков, делил с ними ложе у подножия холмов и их скудную пищу - дождевых червей. С выдрами он плавал в озере, обучаясь искусству ловли рыбы зубами. В образе оленя он спасался от гончей, спущенной его безжалостным ассистентом. Вместе со стрижами он пересекал на параплане Гибралтарский пролив, следуя на зимовку в Африку, а уподобившись городской лисице, копался в мусорных баках в поисках пропитания, конкурируя с бомжами". В 2016 году Фостер выпустил книгу "Быть животным", ставшую бестселлером, и тогда же получил Игнобелевскую премию по биологии - хотя многие скажут, что наряду с ней он заслуживал получить направление к психиатру. 

Кстати, премию с ним тогда разделил британец Томас Твейтс, который буквально решил стать козлом: сконструировал экзоскелет, с помощью которого передвигался по Альпам на четырех конечностях, имитируя движения горных козлов. Эксперимент шел триумфально: настоящие козлы сочли Твейтса конкурентом в борьбе за внимание самок и едва не подняли на рога. Еще Твейтс пытался есть траву, но она была немытой, и это привело к приступам диареи. Пришлось пойти на обидный и недостойный ученого компромисс: перед употреблением готовить траву в скоро­варке. Твейтс, как и Фостер, написал о своем опыте книгу, получившую название "Мужчина-козел: как я отдохнул от бытия человека".

Еще один эксперимент на себе поставил калифорнийский врач-иммунолог Дональд Унгер. В детстве ему говорили, что, если он будет хрустеть суставами пальцев, у него неминуемо разовьется артрит. Он провел исследование, которое длилось 50 (!) лет. Унгер "минимум дважды в день хрустел пальцами только левой руки, правая рука оставалась нетронутой для контроля эксперимента. Таким образом, суставы пальцев левой руки щелкнули как минимум 36 500 раз, тогда как суставы правой щелкали намного реже и спонтанно. По прошествии 50 лет руки сравнили на предмет присутствия артрита. Ни на одной из рук артрита не было, как и не было никаких заметных различий между ними". Разумеется, Игнобелевская премия по медицине была обеспечена.

Настоящие "лучи ненависти"

Игнобелевская премия мира присуждалась и за другие, не менее свежие и оригинальные изобретения. Так, в 2006 году ее удостоился валлийский инженер Говард Стэплтон, придумавший устройство под названием "Москит" для отпугивания молодежи. "Москит" испускает слабый акустичес­кий сигнал, который слышат исключительно люди в возрасте от 13 до 20 лет. То есть громкие и неуправляемые подростки и буйное юношество. Те, кто старше или младше, буквально пропускают этот звук мимо ушей. А у молодых в ушах начинает жужжать, и минут через десять беспокойство и раздражение становятся невыносимыми. Шумная компания подростков снимается с места и отправляется хулиганить куда-нибудь еще. 

Устройство (построенное по тому же принципу, что приборы для отпугивания собак и мышей) работает и успешно продается по цене 500 фунтов за экземпляр! Правда, на него немедленно ополчились правозащитники. В 2010 году Совет Европы счел "Москит" бесчеловечным и призвал к его запрету, но британское правительство к этой рекомендации не прислушалось. Более того, благодаря шумихе продажи аппарата возросли, и его взяла на вооружение британская полиция. А ободренный 

Стэплтон развивает свою концепцию: оказывается, "Мос­кит" можно использовать и для приманивания молодежи. Например, транслировать с его помощью музыку на недоступной для взрослых частоте. Или создавать мелодии для мобильников, которые будут слышать только люди в возрасте от 13 до 20 лет…

Но как разгонять неприятные сборища людей постарше? На помощь может прийти СВЧ-пушка. Ее придумали в Пентагоне в 90-е после военной операции в Сомали (та описана, в частности, в фильме Ридли Скотта "Падение "Черного ястреба"): на американских военных тогда постоянно нападали разъяренные местные жители, вооруженные палками и кирпичами. СВЧ-пушка генерирует и фокусирует луч электромагнитного излучения высоко­частотного (миллиметрового) диапазона. А проще говоря, если направить ее на человека, у него сильно разогреется верхний слой кожи толщиной в полмиллиметра. Ему сразу станет неприятно, а через пару секунд - очень больно, и он инстинктивно постарается убраться подальше.

Остроглазые голуби и ядовитый памятник

А вот японец Юкио Хироси в детстве часто гулял по парку в родном городе Канадзава и заметил удивительную особенность: все памятники в нем были загажены голубями, и только статую принца Ямато Такэру, божества синтоистского пантеона, птицы облетали стороной. Когда Юкио вырос, решил найти ответ на вопрос, почему так происходит. Он стал металловедом, и лаборатория, где он работал, принимала участие в реставрации статуи принца. И оказалось, что та отлита из мышьяковистой бронзы, которую давно перестали использовать. Похоже, по каким-то причинам птицы боятся мышьяка

Хироси получил за свое исследование Игнобелевскую премию по химии в 2003 году. С одной стороны, можно было бы использовать открытие для того, чтобы отваживать птиц вообще ото всех памятников, но ученому не удалось доказать, что мышьяк в металлической статуе безопасен для окружающей среды. Люди просто боятся самого слова "мышьяк" - оно ведь сразу ассоциируется с ядом (хотя микродозы мышьяка встречаются где угодно - хоть в питьевой воде, хоть в армянском коньяке, хоть в лекарствах в кабинете стоматолога). А с другой - так и завис вопрос: каким образом птицы вообще понимают, что в статуе есть мышьяк? 

Хироси предполагал, что птицы умеют видеть в другом диапазоне - в частности, фиксировать потоки ионов. Но вообще тема так и заглохла: оказалось, сенсорная биология птиц вообще не волнует научное сообщество. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Лауреат Шнобелевской премии, украинец Иван Максимов: Ни один из пьяных червей в ходе испытаний вибрациями не погиб