26 июня
Загрузить еще

Фильтрационные лагеря в ОРДЛО: геноцид и унижение жителей Донбасса

Фильтрационные лагеря в ОРДЛО: геноцид и унижение жителей Донбасса
Фото: REUTERS/Sergey Pivovarov 11 марта. Спортзал для эвакуированных в Тагангроге

О фильтрационных лагерях российская пропаганда кричала года с 2017-го: дескать, Украина строит гетто для свободолюбивых граждан «ДНР» и «ЛНР». Однако в реальности эти лагеря построила сама Россия, развязавшая эту войну – для фильтрации жителей новых оккупированных территорий и проверки их на благонадежность. Узнавали, во что это превратилось.

После фильтрации – на север России

Сейчас на вопрос «А как же так – появились фильтрационные лагеря не в Украине, а, собственно, в «ЛДНР»?» адепты «русского мира», потупив глаза, отвечают: «Так надо». Мол, это другое, это вынужденная необходимость. Оправдывают созданные гетто: «А вдруг среди мирных жителей затесались солдаты «Азова»? Надо всех проверить!»

И проверяют. Неделями держат людей, вывезенных из Мариуполя и Волновахи, в каких-то школьных и детсадовских спортзалах, забрав документы и предоставив из удобств только матрасы на полу и убогое питание. Кому-то повезло – и он «фильтровался» всего два-три дня. Кто-то сидит третью неделю без понятия, когда уже выпустят. И это речь идет о стариках, женщинах, детях, инвалидах.

Поселок городского типа, село Безыменное на берегу Азовского моря, города Докучаевск и Амвросиевка на оккупированных территориях Донецкой области – теперь известны более как места, где находятся лагеря фильтрации. Также в марте «беженцев» (а по факту – заложников) из Мариуполя и Волновахи привезли в Донецк и разместили по санаториям, профилакториям и окраинным школам. Центральные решили не трогать, чтобы не портить картину «процветания ДНР». Старики, инвалиды, мамы с детьми жили в классных комнатах и спортзалах.

Учитывая тот факт, что в Донецке уже два месяца серьезные трудности с водоснабжением – вода у большинства жителей появляется в кранах на два часа раз в два дня, – можно представить, как соблюдается элементарная гигиена в этих помещениях.

Неравнодушные дончане помогали «беженцам»: кто одеждой, кто продуктами, кто приносил памперсы и пеленки детям. Части новоприбывших повезло – их выпускали в город за самым необходимым.

- Было понятно, что это не донецкие люди. Они ходили в одежде не по сезону – например, шел дождь, а они были в пуховиках. Спрашивали, где можно пополнить «Водафон» или где ловит сеть «Киевстар» (которые здесь давно не работают. - Прим. авт.). Пытались обналичить в обменниках гривну, но сейчас гривной можно только в магазине расплатиться (и то не во всех), а в обменниках ее не меняют. Знаю, что у совсем глубоких стариков и инвалидов документы не отбирали, а вот у мужчин и женщин лет до 60 забрали… – поделился житель Донецка Андрей. – Понимаю, что у беженцев во всех странах забирают документы, но здесь это смотрится как-то дико.

После фильтрации людей отправили автобусами на территорию Российской Федерации, можно сказать, что в донецких школах снова пусто. По данным местных источников, таким образом депортированы более полумиллиона украинцев с мариупольской, волновахской и другими прописками. О том, что жителей приморского солнечного Мариуполя отправляют на проживание в северные регионы России, уже судачат все кому не лень. Выбраться из Якутии или Благовещенска пожилым людям, с трудом переносящим смену климата и не имеющим денег на билеты, практически невозможно.

- Мы слышали о том, что, когда после фильтрации людей в Ростове садили на поезда, которые двигались в какую-то тьмутаракань, те, кто помоложе, сбегал на промежуточных станциях. Просили телефоны у прохожих, связывались с родственниками из-за границы, те высылали деньги. Главное было добраться до границы с Беларусью или странами Балтии. Пограничники пускали даже без документов, люди потом уже добывали какие-то справки и подтверждения личности, - поделился дончанин. – Но так смогли сделать единицы. Остальные сейчас где-то у Полярного круга без единого шанса вернуться.

В Украину из Донецка можно попасть через страны Балтии и Литву. Очень дорого, долго – но, говорят, способ верный. Фото: t.me/itsdonetsk

В Украину из Донецка можно попасть через страны Балтии и Литву. Очень дорого, долго – но, говорят, способ верный. Фото: t.me/itsdonetsk

«Снимали отпечатки пальцев и рылись в телефоне

В Мангуше, который находится рядом с Волновахой, ситуация еще хуже – людей практически не выпускают. Беженцы умоляют выпустить их в сторону Запорожья, но боевики требуют двигаться либо в Донецк, либо в Новоазовск.

- Две недели нас держали в каком-то детском саду. Мужчин по сто раз на день водили на проверки, раздевали по пояс, искали татуировки или следы на плечах от оружия. У стариков-то и у подростков! Задавали кучу вопросов, типа «как относишься к ДНР?», «как относишься к «Азову»? Ну, странно было бы, если бы говорили как-то не так – мы же понимаем, что именно надо ответить, чтобы они отстали.

У нас снимали отпечатки пальцев, делали фото документов, рылись в телефоне. Потом выдали справки о прохождении фильтрации и даже вернули паспорта, посадили в автобусы и отправили в Донецк. Мне с 16-летним сыном повезло – у нас были знакомые в городе, они нас ждали. Поэтому, когда мы приехали, нас повезли не в «пункты приема беженцев», в какую-то из школ, а отпустили в центре города. Мы оставили адрес, по которому будем проживать (конечно же, «левый»). Приехали к знакомым, привели себя в порядок, - рассказывает бывшая жительница Мариуполя Алина (имя изменено). – Они уже к этому времени нашли в соцсетях перевозчика, который возит из Донецка в Польшу. Утром на следующий день мы уехали. Поездка нам двоим с сыном обошлась в 600 евро, слава богу, добрались без приключений, хоть и ехали почти трое суток. Сейчас мы у друзей в Кракове. Возвращаться нам некуда – квартиры в Мариуполе у нас больше нет, в нее прямой наводкой выстрелил танк, пока мы прятались в подвале соседнего дома.

Николаю (имя изменено) тоже, можно сказать, повезло – у него было куда уехать, хотя и не в Украине.

- Нас из Мангуша прямиком отвезли сначала в Донецк, а потом на границу с Россией, на КПП «Успенка». На стороне России нас расселили в палатках МЧС – это пункт временного размещения. Было очень холодно, на следующей день несколько человек сильно простудились. Разрешили приехать родственникам, у кого они есть. Мой брат из Краснодара приехал и забрал меня, некоторые люди сами уходили из лагеря и садились в такси, чтобы доехать до Ростова, например. Но это те, у кого есть деньги. У меня денег не было, только паспорт и справка об инвалидности. Но все равно меня проверяли, спрашивали – вдруг я с неработающей правой рукой стрелял или помогал «Азову»… Ощущение, что словом «Азов» они пугают друг друга!

Здание спортивной школы в Таганроге, Ростовская область где разместили эвакуированных из Мариуполя. 17 марта. REUTERS/Сергей Пивоваров/Фото из файла

Здание спортивной школы в Таганроге, Ростовская область где разместили эвакуированных из Мариуполя. 17 марта. REUTERS/Сергей Пивоваров/Фото из файла

«Неблагонадежные» исчезли

Фильтрационные лагеря, оборудованные боевиками «ЛДНР», вызывают возмущение даже у жителей «республик». Они говорят: похожее уже было еще в 2014 году, когда на блокпостах мужчин (и даже женщин) заставляли снимать верхнюю одежду и исследовали тело на предмет татуировок с трезубцем, символикой «Правого сектора», «Азова» или других добровольческих батальонов. Впрочем, это не мешало российской пропаганде трубить о том, что «концлагеря» строит именно Украина, хотя ничего подобного на украинских КПВВ на линии разграничения не было.

- В селе Безыменное было много мужчин, которых привезли на фильтрацию из Мариуполя, а после этой фильтрации недосчитались несколько десятков человек. Не знаем, что с ними, наверное, их посчитали «неблагонадежными» - может, в телефонах что-то нашли не то, или личные счеты какие-то сводят, или обменный фонд пополняют.

Самое страшное, что это и есть настоящий геноцид. Мало того что «ЛДНР» сделали из мужчин от 18 до 55 лет пушечное мясо, они еще и «выкашивают» молодых украинских мужчин, обвиняя их во всем чем угодно, - говорит очевидица событий Анастасия (имя изменено). – Предполагаю, что «неблагонадежных» везут в местные тюрьмы в Донецке, Енакиево, Макеевке, Горловке и Волновахе. Иначе как объяснить, что почти каждый день на телефоны абонентов «Феникс» (местный оператор мобильной связи, работающий на захваченном в 2014 году украинском оборудовании. – Авт.) приходит «спам» - смс о том, что «требуются сотрудники в исправительные колонии». То есть тюрьмы переполнены, охранников не хватает.

Пока трудно говорить, сколько своих депортированных граждан недосчитается Украина после окончания войны. Уже называются цифры в миллион и больше человек, ведь в феврале в «республиках» была начата «эвакуация» в Россию, и по словам российских властей, из ОРДЛО к ним приехало более 600 тысяч человек, из которых вернулись домой единицы. Самое страшное – вывезены украинские дети, которые «добровольно-принудительно» вместе со своими родителям получат гражданство России. И которые вряд ли смогут вернуться в свою страну.

Российский блокпост на выезде из Мариуполя. Фотограф, похоже, постеснялся заснять, как раздевают и «шмонают» мужчин. Фото: dan-news.info

Российский блокпост на выезде из Мариуполя. Фотограф, похоже, постеснялся заснять, как раздевают и «шмонают» мужчин. Фото: dan-news.info