Слезы и приключения рядом с ЧАЭС - о чем новый фильм Александра Роднянского

Слезы и приключения рядом с ЧАЭС - о чем новый фильм Александра Роднянского

Кадр из фильма

Любовь, внебрачный сын и взрыв

Припять, апрель 1986 года. Пожарный Алексей Карпушин (Данила Козловский) собирается переводиться в Киев. За пару недель до этого случайно сталкивается с парикмахершей Олей (Оксана Акиньшина), с которой у него лет десять назад был роман. Ничто не забыто: Леша и Оля, взявшись за руки, как старшеклассники, гуляют по городу, катаются на чертовом колесе и вспоминают, как когда-то ели мороженое из одного стаканчика (на два не хватало денег). Потом еще выясняется, что у Оли растет сын - конечно, от Алексея, причем зовут его тоже Лешей. И кажется, что счастье не за горами: пожарный готов взять Олю и мальчика в Киев с собой (она, следуя необъяснимой женской логике, отказывается и рыдает).

А еще Алексей дарит сыну настоящую кинокамеру "Ломо", и ребенок тайком решает снять Чернобыльскую АЭС в ночном освещении.

Маленького документалиста сразу ждет большая профессиональная удача: на его глазах АЭС взрывается.

Карпушин-старший, уже уволившийся и уехавший было из города, решает, что должен вернуться и помочь ликвидировать последствия.

А надо ли это смотреть?

Наверное, первым делом надо ответить на главный вопрос читателя: хорошее это кино или нет? Да, хорошее. Есть множество людей, которые терпеть не могут Данилу Козловского как актера (красивых вообще не любят), и масса тех, кто не верит в него как в режиссера. Но к "Чернобылю" даже при желании сложно предъявить какие-то серьезные претензии. Это удивительно крепкое, гладкое, уверенное кино. Ничего общего с вымученными проектами типа "Стрельцова", снятыми исключительно ради того, чтобы освоить тему и бюджет. И это чистый Голливуд - не в смысле подражания, а в смысле профессионализма и заботы о зрителе (он, проклятый, непременно хочет и жирную любовную линию, и жуткую катастрофу, и переживания, и хорошую актерскую игру, и со всем этим Козловский справляется).

Правда, Чернобыль - не то, чтобы очень зрелищная катастрофа. Не такая, как воображаемый взрыв Йеллоустонского супервулкана в "2012", окончательный разлом "Разлома Сан-Андреас" или гибель "Титаника" (а именно с "Титаником" все первым делом начнут сравнивать эту картину). Ну правда: в одном случае - гигантский красавец корабль сначала плывет среди дельфинчиков, а потом роскошно вздымается в волнах и разламывается пополам; люди орут, падают за борт, завороженный зритель открывает рот. В другом - унылое здание АЭС, расплавленный битум, грязь, дым, обломки, мутная вода. И радиация - невидимая, и потому не очень впечатляющая опасность. Максимум, что можно из нее выжать в кинематографическом плане, - грозное сияние над реактором, которое возникает благодаря "эффекту Вавилова - Черенкова". Данила Козловский и его блестящий оператор Ксения Середа делают все, чтобы обойти эту проблему и сделать так, чтобы зритель сказал "Ах".

фильм чернобыль
Хорошее это кино или нет? Да, хорошее. Удивительно крепкое, гладкое, уверенное. Фото: Кадр из фильма

Американцы сняли мрачное кино

Фильм изначально назывался "Когда падали аисты", и в одной из сцен машину, в которой едет Карпушин, действительно бомбардируют валящиеся с неба птицы, убитые радиацией. На АЭС за дверями таятся буквально какие-то сгустки инфернальной энергии. Героический пожарный отправляется на четвертый энергоблок трижды: сначала тушит непосредственно пожар, потом пытается открыть задвижку один раз (неудачно), потом возвращается и пробует выполнить миссию снова, другим манером. (Критиков смущало, что Карпушина в отличие от других ликвидаторов никак не берет радиация - но это как раз вполне реалистично, люди реагируют на нее по-разному: для кого-то и небольшое облучение оказывается смертельным, а кому-то и чудовищная доза не мешает потом прожить несколько десятилетий). Середа виртуозно выстраивает кадры - "Чернобыль" стоило бы посмотреть, даже если бы в нем не было ничего, кроме операторской работы. Оксана Акиньшина и Филипп Авдеев, исполнители ключевых ролей второго плана, практически безупречны.

Да, там есть и сентиментальность, и неловкости, и странные решения, и откровенные домыслы. Ликвидаторов отправляют лечиться в Швейцарию практически на следующий день после катастрофы (даже не надо помнить советский бюрократизм, чтобы понять, насколько это нелепо). У Карпушина в шкафчике раздевалки висит не изображение полуголой красотки из импортного журнала, а портрет Аллы Пугачевой (только ради того, чтобы на титрах показали, как Пугачева выступает перед ликвидаторами, а потом она проговорила под музыку стихотворение Татьяны Снежиной "Мы в этой жизни только гости"). Но в целом это все ерунда.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Фильмы на выходные: мутанты, гипнотизеры и теории заговора - неожиданный Чернобыль в кино

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях