18 июня
Загрузить еще

Сергей Никоненко: В меня еще верят как в мужчину

Сергей Никоненко: В меня еще верят как в мужчину
Фото: Лариса КУДРЯВЦЕВА

Утром в свой день рождения Сергей Никоненко возвращается из гаст­рольного тура, где четыре вечера подряд выходил в спектакле по Островскому "Не в свои сани не садись" вместе с Ириной Муравьевой. А вечером он попадет в объятия Надежды Бабкиной в спектакле "Калина красная". Не каждый молодой артист выдержит такую нагрузку. 

- А как иначе? - изумляется моему удивлению Сергей Петрович. - Моему внуку Пете 13 лет. Когда ему было только 4 года, его мама, моя невестка Верочка, ушла из жизни. Ей было всего 29 лет. Сгорела от рака мозга. Мой сын женился во второй раз. А Петя остался у нас с женой, он нам и внук, и сын одновременно. Живет с нами на даче, учится в престижной школе "Летово". Собирается стать химиком. Это же чудо, когда в наше время мальчишка сидит за книгами и читает, читает... Я в нем души не чаю. Должен поставить Петра на ноги. Поэтому и работаю много.

- Когда-то вас ни в одно театральное училище не приняли. Взяли только во ВГИК, и то с условием. Как такое могло произойти?

- В 13 лет я решил стать артистом и больше никем. Хотел учиться в Щукинском училище, потому что жил от него в десяти минутах ходьбы. Но после 3-го тура свою фамилию в списке абитуриентов не обнаружил. Я был уверен в себе как в артисте, поскольку ходил в кружок самодеятельности. Подал документы в Щепкинское. В тот год вместе со мной поступали Михаил Кононов, Виктор Павлов, Виталий Соломин, Олег Даль… Меня снова не взяли. Я даже спросил у руководителя курса Николая Анненкова, почему меня он не взял. "Вы замечательно показались, - сказал мне Николай Александ­рович. - Но артист вашего плана у нас уже есть". Моего плана был Миша Кононов. Кстати, с того времени мы с Витей Павловым подружились на всю жизнь вплоть до его кончины. А с Олегом Далем вместе ходили в шашлычную на Никитской. В Школу-студию МХАТ и ГИТИС меня тоже не приняли. ВГИК был последней надеждой. Это потом я понял: туда меня вели небесные силы. И не просто во ВГИК, а именно к Сергею Аполлинариевичу Герасимову и Тамаре Федоровне Макаровой. 

Герасимов взял меня с условием: "Должен вас предупредить: если вы не избавитесь от наработанных в самодеятельности штампов, нам придется расстаться". А через три месяца уже меня хвалил. 

- Вы сыграли 227 ролей в кино. Снялись в полусотне сериалов. В "Каменской" было 90 серий и еще 320 в сериале "Любовь как любовь". Как выдержать такую долгоиграющую историю?

- Сериалы, к сожалению, часто - это конвейер, который выхолащивает талант. Съемки же по 12 часов в сутки, за смену надо выучить 20 - 30 страниц текста. И что важнее: выучить текст или как ты будешь играть? Но главная беда - эта слабая драматургия. Иногда предлагают такую гадость… Чуть ли не в порнухе сниматься. Я однажды даже сказал режиссеру: "У вас там написано, что с проститутками кувыркается 60-летний старичок, а мне-то уже 80 лет. Вам бы помоложе взять артиста". Вот такие делают предложения, приятно только одно: в меня еще верят как в мужчину (смеется).

- В следующем году у вас с женой, актрисой Екатериной Ворониной, золотая свадьба.  В чем секрет супружеского долголетия?

- С первого раза у меня "выстрел" не получился, со второй попыткой тоже была осечка. - Никоненко рассказывает про свои две неудачные попытки устроить семейную жизнь. - Какие только трудности не пройдешь на пути к идеалу! В итоге с третьей попытки я свой идеал нашел. Моя жена Катя - человек серьезный, с характером, внутренним стержнем и еще высоких нравственных принципов.

- Вы живете всю жизнь по одному адресу - на Сивцевом Вражке, в родительской коммуналке…

- Это раньше моя пятикомнатная квартира была коммуналкой. Я ее давно расселил, но адрес действительно все тот же - Сивцев Вражек, 44. В моей молодости, когда родители уезжали на дачу, кто только не ночевал в нашей коммунальной квартире: Шукшин, Гена Шпаликов, гениальный футболист Эдуард Стрельцов, Николай Губенко, Николай Еременко, Никита Михалков... Какое это было удивительное, почти нереальное время. Можно было запросто оказаться за одним столом с будущими классиками. Тогда со мной случилась такая история. Я снялся у Сергея Бондарчука в эпопее "Война и мир", сыграл молодого офицера. Вернулся в Москву… Первым, кого я встретил, был Вася Шукшин. Вася говорит: поехали в общежитие 

Литинститута, там будет читать свои стихи хороший поэт - Коля Рубцов. Эту фамилию я раньше не слышал. В общежитии собралась компания, я в лицах им рассказываю, как снимался у Бондарчука. За разговором мы бутылочку очень быстро уговорили. Тогда царским жестом я достаю из кармана "красненькую" - 10 рублей и спрашиваю: мужики, кто пойдет за водкой? Вызывается брюнет, такой курчавенький: "Сейчас все будет". И действительно, пяти минут не прошло, а он уже добыл две бутылки водки. И пошел пир горой… Прошло лет двадцать. И вот однажды я встречаю писателя из Мурманска Бориса Романова. "Помнишь, как ты к нам в общагу с Шукшиным приходил? - спрашивает он меня. - А помнишь, кого ты за водкой послал? Это был Александр Вампилов!". Мне сейчас даже трудно поверить, что полвека назад в маленькой комнатке общежития Литинститута как-то вечером сидели за одним столом поэт Николай Рубцов, писатель Василий Шукшин, драматург Александр Вампилов и ваш покорный слуга. И пили водку…

В роли Сергея Есенина в кинофильме "Пой песню, поэт..." (1971). Фото: РИА Новости

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Коллеги-актеры о "Том, кто хотел убить Хрущева": В советском концлагере ему помогло выжить лишь чувство юмора

Новости по теме: Актеры Режиссер