2 декабря
Загрузить еще

Чем «корону» лечить будем: на Западе создают новые лекарства и ищут полезные свойства в старых препаратах

Чем «корону» лечить будем: на Западе создают новые лекарства и ищут полезные свойства в старых препаратах
Фото: REUTERS/Arnd Wiegmann

Достаточно просто делать все то же самое, что и при гриппе – много отдыхать, пить достаточное количество жидкости и принимать препараты для снятия жара и болей.

Но, конечно же, этого мало, и ученые всего мира работают над созданием как новых вакцин, так и лекарств от коронавируса. Подвижки есть – возможно, уже в следующем году мы увидим на аптечных полках недорогое и эффективное лекарство от ковида. Или они уже там есть?

Укол или вдох

Для информации: сейчас во всем мире 130 кандидатов на звание «вакцина от коронавируса» проходят клинические испытания, а 194 образца находятся на стадии доклинической разработки. Например, Университет МакМастера (Канада) в сотрудничестве с канадскими институтами исследований в области здравоохранения начал первую фазу испытаний двух новых экспериментальных вакцин на основе аденовируса, вводимых путем ингаляции.

В Великобритании разрабатывается аналогичный препарат, который нужно вдыхать с помощью ингалятора-небулайзера. Препарат разрабатывается компанией Synairgen, и предварительные результаты клинического испытания показали, что его применение резко снижает число пациентов, которым требуется искусственная вентиляция легких. В его основе - белок интерферон-бета, который вырабатывается в организме человека для борьбы с вирусной инфекцией. Разработчики очень довольны и называют свое творение прорывом в медицине. Пока еще о коммерческом использовании говорить рано, но то, что он уже есть – обнадеживает.

Встречайте: молнупиравир и паксловид

«Лечим тем, что имеем», говорят наши врачи, а в мире уже вовсю изобретают и испытывают новые препараты. Например, молнупиравир. Это разработка американско-канадской корпорации компаний Merck and Ridgeback Biotherapeutics. В октябре этого года они представили многообещающие результаты исследования перорального (в форме таблеток) противовирусного препарата для лечения COVID-19.

Сейчас компании ведут переговоры со Всемирной организацией здравоохранения, чтобы молнупиравир был включен в список вакцин, одобренных ВОЗ для экстренного применения (как и все существующие ныне вакцины от коронавируса).

О разработке своего лекарства от «короны» заявила и компания Pfizer. В начале этого месяца она представила пероральное противовирусное средство под названием «Паксловид», которое значительно снижает риск госпитализации и смерти в связи с COVID.

Интересно, что паксловид – это многокомпонентное лекарство, в состав которого входит ритонавир – препарат лечения от ВИЧ, также разработанный компанией Pfizer. 

Спасет ли от «короны» антидепрессант?

Авторитетное медицинское издание Lancet Global Health в октябре представило результаты исследования антидепрессанта флувоксамин («Лувокс»), который можно принимать в домашних условиях. Участники исследования - 1500 жителей Бразилии - не были вакцинированы, имели симптоматический, ранний, подтвержденный COVID-19 и подвергались повышенному риску серьезного заболевания из-за основных проблем со здоровьем. Около половины принимали плацебо, в то время как другой половине было рекомендовано принимать по одной таблетке флувоксамина - 100 мг два раза в день в течение 10 дней. Оказалось, что вторая группа значительно реже, чем группа, принимающая  плацебо, нуждалась в госпитализации или длительном пребывании на интенсивной терапии. 

Правда, побочные действия флувоксамина затмили его потрясающие результаты на фронте борьбы с коронавирусом. Головные боли, тошнота, диарея, головокружение и побочные эффекты сексуального характера заставили многих участников прекратить прием препарата. Но сухие цифры свидетельствовали, что вероятность смерти от коронавируса у принимающих флувоксамин была значительно ниже, чем у тех, кто принимал плацебо. 

«Флувоксамин используется для лечения обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР) и тревожности. Он, по-видимому, работает против COVID, уменьшая воспаление, которое является признаком тяжелой инфекции COVID. Также препарат может обладать противовирусными свойствами», - считают ученые Гарвардской школы медицины (США). 

А Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов Штатов разрешило для экстренного использования два препарата: бамланивимаб (производство Eli Lilly) и комбинацию казиривимаб+имдевимаб (производство Regeneron). Не то чтобы это была панацея от коронавируса, но у пациентов после приема этих препаратов снижался риск госпитализации. Препараты вводятся внутривенно сразу после появления первых симптомов COVID-19.

Слово о дексаметазоне и тоцилизумабе

Кортикостероид дексаметазон входит в протокол лечения больных со средней и тяжелой формой коронавирусной инфекции во многих странах, в том числе и в Украине. По словам гарвардских ученых, это имеет смысл для тех пациентов, у кого развился гипериммунный ответ (цитокиновый шторм) на вирусную инфекцию. В этих случаях чрезмерная реакция иммунной системы приводит к повреждению легких и других органов и слишком часто приводит к смерти. Дексаметазон и другие кортикостероиды (преднизон, метилпреднизолон) являются сильнодействующими противовоспалительными препаратами, при этом легкодоступны и недороги.

В Национальном институте здоровья (США) рекомендуют использовать дексаметазон у людей, госпитализированных с тяжелой формой COVID-19. По их исследованиям, пациенты, которым требовался дополнительный кислород или аппараты искусственной вентиляции легких и которые получали дексаметазон, имели меньше шансов умереть в течение 28 дней, чем пациенты, получавшие стандартную помощь. А вот тем, кому не требовалась респираторная поддержка, дексаметазон не помогал.

Такое же действие оказывает и тоцилизумаб («Актемра») – лекарство, давно используемое для лечения аутоимунных заболеваний. Тоцилизумаб также ослабляет цитокиновый шторм в организме, снижает риск смерти и вероятность попадания на искусственную вентиляцию легких. Но в больницах его использовать не рекомендовано – только «до», а не «во время»…

В раздумьях ученые над действиями препаратов ремдесивир («Веклюри») и барицитиниб – они показывают эффективность, но пока незначительную. Они не запрещены для применения в больницах, но и особых надежд на них не возлагают.

Недоступны, но возможны

В процессе исследования находятся несколько других препаратов:

  • комбинация казиривимаба и имдевимаба (REGN-COV, производство Regeneron);
  • комбинация бамланивимаба и этесевимаба (производство Eli Lilly); 
  • сотровимаб (производство GlaxoSmithKline). 

Эти препараты содержат так называемые моноклональные тела, они одобрены для экстренного использования, но пока в очень ограниченном поле. Их вводят для лечения не госпитализированных взрослых и детей старше 12 лет с легкими или умеренными симптомами, которые недавно дали положительный результат на COVID-19 и которые подвержены риску развития тяжелой формы COVID-19 или госпитализации из-за этого. Также в группу входят люди старше 65 лет, люди с ожирением и люди с определенными хроническими заболеваниями. Грубо говоря, исследования продолжаются, и пока в наших аптеках эти препараты не появятся.

К слову, моноклональные антитела - это искусственные версии антител, которые наш организм вырабатывает естественным образом для борьбы с захватчиками, такими как коронавирус. Они атакуют спайк-белок коронавируса, что затрудняет прикрепление вируса к клеткам человека и их проникновение.

Изучаются препараты для лечения коронавируса, эффективность которых не определена, но потенциально возможна: это амлодипин, лозартан, фамотидин, ивермектин, гидроксихлорохин и хлорохин, дилтиазем, напроксен, однако пока обнадеживающих результатов нет. Эти лекарства хорошо работают по своему основному профилю (например, гидроксихлорохин лечит малярию, а дилтиазем - гипертонию), но в плане борьбы с COVID-19  - увы…

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Увидим ли мы эти препараты когда-нибудь в Украине?

Президент Всеукраинского совета защиты прав безопасности пациентов Виктор Сердюк:

- Разрабатываемые препараты, в первую очередь, предназначены для рынков США и Европы только потому, что там их можно дорого продать. И только потом, через определенное время, они попадают в менее развитые страны. Это стандартный подход, который был и есть и вряд ли он изменится в ближайшее время.

Очень тяжело разработать специфический противовирусный препарат, который был бы достаточно эффективным и безопасным. Давайте вспомним историю гепатита С. Он тоже вызывается вирусом. В свое время гепатит С лечили целым комплексом препаратов, стоимость которых достигала 20 тысяч долларов на один курс лечения. При этом гарантировалось 60-80% успешного исхода заболевания. Затем появился новый химически синтезированный препарат, курс изначально стоил 60 – 70 тыс. долларов, но потом постепенно стал дешевле, и сейчас стоимость лечения гепатита С с 95-процентным успехом стоит порядка 200-300 долларов.

Вирус COVID-19 постоянно мутирует, и от него тяжело разработать эффективное лекарство. Тяжело, но возможно. Дальше будет все по стандарту: сначала его получит «золотой миллиард» населения Земли, а затем все остальные. А возможно, коронавирус просто исчезнет, как и все его 40 вариантов, которые живут вместе с нами и блуждают по планете.

Эффективность у новых препаратов, конечно же, будет. Пока неизвестно какая, но будет. Говорить о чем-то, что имеет высокую эффективность в борьбе с коронавирусом, пока нельзя.

История уже показывает пример. Вот весь мир говорит о вакцинации, которая дает 90% результата. Но есть маленькое государство Гибралтар (заморская территория Великобритании). Население там уже привито полностью 100% и даже третий раз. А вспышка коронавируса все равно началась!

И лекарства, и вакцины могут уменьшить тяжесть заболевания коронавирусом, но говорить о полной защите не стоит.

Для повышения эффективности лечения коронавирусной инфекции можно и нужно улучшать лечение тех заболеваний, которыми уже страдает человек, которые в случае инфицирования коронавирусом тяжелее его переносят: например, диабета. Лечение диабета в Украине вроде бы доступное и недорогое, но им болеют почти два миллиона человек! А еще 2 млн человек просто не знают, что он у них есть. Его нужно диагностировать, предупреждать последствия. Диабет существенно повышает риск тяжелого течения заболевания при инфицировании.

Так что эффективный способ профилактики – лечение сопутствующих заболеваний у людей возрастной группы 60+. Давайте их лечить лучше – и тогда они перенесут коронавирус гораздо легче.