Людмила Зыкина "Комсомолке": "Я верю, что меня спасает мой талисман!"

Певица после ряда нелицеприятных публикаций и высказываний в ее адрес довольно прохладно относилась к прессе, но с любимой газетой всегда был рада пообщаться.
Мы встретились с  Людмилой Георгиевной в Могилеве, на одном из ее концертов.

- Людмила Георгиевна, говорят, "песня - душа народа". Как вы думаете, почему у нас сейчас стала такая крикливая, истеричная душа?

- Дело в том, что право на жизнь должно иметь только талантливое. Кричать на сцене легко - душой петь гораздо сложнее. Поэтому бесталанных у нас на ТВ, к сожалению, очень много.

А происходит это из-за того, что сейчас за все надо платить. Почему артисты Большого театра не в состоянии показать по ТВ свои программы? Они очень мало зарабатывают! Я разговаривала и просто с артистами, и с народными; все они в один голос говорят: "Люда, нам стыдно сказать, сколько мы получаем!" Телевидение требует отдачи, потому что оно, к сожалению, негосударственное.

Это очень пошло и никому не нужно, а самое главное, что как раз настоящее творчество, подлинное искусство как бы проглатывается и его попросту нет на экране. Даже я, чтобы попасть на ТВ, должна заплатить огромные деньги.

Мне однажды сказали: 50 тысяч! Да лучше я эти деньги отдам своим музыкантам - зачем я телевидению буду платить?! Мне не нужна "раскрутка", я давно уже получила большую популярность и никогда не упаду низко, никакую пошлость петь не буду. Мне не раз говорили: "Ну что ты занимаешься неизвестно чем? Надо стричь купоны!".Но ведь с собой ничего не возьмешь и за тобой ничего не понесут, поэтому я хочу прожить жизнь так, чтобы обо мне помнили. Было время, когда я жила на...60 копеек.

Однажды я очень сильно заболела - у меня было двустороннее воспаление легких. И как же мне было приятно, когда ко мне пришли мои друзья - Кобзон, Капа Лазаренко, Геля Великанова! Хотя в холодильнике у меня в тот момент было пусто - шаром покати! Йоська сразу побежал в магазин, все купил, мы накрыли стол - вот это была радость. Они пришли не потому, что я была зачем-то им нужна или могла быть полезной. Просто я никогда никому не сделала плохо, никого не предала. Люди не рождаются плохими, и если относиться к другим с уважением и доверием, то в ответ так же будут относиться и к тебе.

- Сейчас многие певцы и целые коллективы исполняют русские народные песни в современных, часто компьютерных и электронных аранжировках. Как вы к этому относитесь?

- Если это сделано красиво и талантливо - то замечательно. Но, к сожалению, чаще всего это бывает довольно бездарно в силу элементарной необразованности. Большинство наших артистов не имеют не только высшего, но даже и среднего музыкального образования.

- Вы как-то упоминали, что однажды вам сделали подарок даже музыканты из знаменитой группы "Битлз". Как это было?

- С ребятами мы познакомились в одном из ресторанов Лос-Анджелеса. Это было совершенно случайно, я тогда и не подозревала, что они были столь популярны! Среди прочих песен я исполняла "Ивушку" Григория Пономаренко, которая произвела на них такое впечатление, что они подошли ко мне познакомиться и предложили сделать какой-то совместный номер. Но вы же понимаете, что в то время это было абсолютно невозможно: даже за то, что я просто с ними немножко пообщалась, меня несколько раз "вызывали на ковер"! Я тогда работала с замечательными баянистами Шалаевым и Крыловым, мы сделали потрясающую аранжировку "Ивушки", ориентированную именно на совместный проект, но передать ее за границу, конечно же, не смогли. Но у меня остался талисман, который они мне подарили, и я счастлива, что он всегда со мной. Это небольшой кулон с распятием. Передавая его мне, ребята сказали: "Он будет хранить Вас. Пожалуйста, никогда никому его не показывайте!" Что я и делаю...

- Вы носите очень интересный перстень. Он тоже один из ваших талисманов?

- Это кольцо с маленькими изумрудами я купила во Вьетнаме. А так как по гороскопу я родилась в год Змеи, то попросила мастера, чтобы он сделал мне змею и уложил ее так, будто она обвивает своим телом главный изумруд. Я верю, что меня спасает мой талисман.

- Людмила Георгиевна, среди всех ваших званий, наград титулов и регалий нет одной награды, которую вам должны были вручить, но которую вы, по-моему, так и не получили - медаль "За спасение утопающих". Расскажите, пожалуйста, об этом случае!

- Это было еще в молодости. Я очень хорошо плаваю и однажды, проходя мимо пляжа на Москве-реке вдруг увидела, как двое маленьких мальчишек купались и перевернулись на надувном матрасе. Отплыли они очень далеко, мать кричит, ничего сделать не может. Я, конечно, бросилась в воду, в чем была, догнала их - слава Богу, все закончилось благополучно.

- Людмила Георгиевна, при советской власти вы ездили на "Волге", а сейчас, говорят, на 600-м "Мерседесе"...

- Однажды в честь какой-то даты мне действительно подарили "Мерседес" - правда, не 600-й, а 320-й. Я еще подумала тогда: "Зачем он мне - все равно же украдут!" Так и случилось - через два месяца его действительно украли. И уже потом я сама купила "Шевроле", на котором езжу до сих пор. У меня есть водитель, но так как я вожу машину с 1962 года, то по необходимости и сама сажусь за руль.

- Правила нарушаете?

- Сейчас уже нет, ко всему привыкла на дорогах, а вот раньше всякое бывало, особенно когда на юг ездили. Помню, как-то подъезжали к Ялте в пять часов утра, и нас непонятно за что останавливает ГАИшник. Я говорю: "Я Людмила Зыкина." Он мне заплетающимся языком: "А мне что?! Подумаешь - Зыкина!" А водкой от него несет! Потом говорит: "Ты водку-то пьешь?" Я: "Да нет, не пью." - "А вот это плохо. Бутылка есть?"

- И чем дело закончилось?

- Ну чем? Конечно, дала бутылку...

- Людмила Георгиевна, сама вы не пьете, но в коллективе у вас почти все мужчины. Есть ли с этим проблемы?

- У нас сухой закон. Пьющих нет. Конечно, можно выпить на праздники, но чтоб напиваться до беспамятства - такого не бывает. Зачем держать таких? Я со многими безжалостно расставалась, независимо от того, что все они были замечательными музыкантами. И сейчас все поняли, что Зыкина терпеть не будет: выгонит - и все! Тем более, что сейчас это можно: раньше был профсоюз, и прочее. А сейчас сказал - и сделал. Однажды морду кому-то набила - было и такое. Потом говрили: Зыкина правой держит, а левой бьет. Кстати, наш замечательный музыкант Виктор Гридин, который был рядом со мной много лет, умер два года назад - и не в последнюю очередь именно из-за этого. Сколько я с ним боролась! Думала, что отдаю в руки хорошей женщине, молодой красивой певице (Надежде Крыгиной - И.Б.), которая его убережет... Нет, ей от него нужны были только деньги и квартира, к сожалению.

- В 1999 году вы получили премию "Овация" -  "За выдающийся вклад в развитие отечественной культуры". Вместе с вами эту же премию вручали и совсем молодым исполнителям, которые на сцене от силы три-пять лет. Справедливо ли, на ваш взгляд, такое распределение престижной награды?

- К этому надо подходить более серьезно. Сейчас "Овацию", наряду с действительно талантливыми артистами, часто получают совершенно бездарные певцы и певицы. А что - заплатил какие-то 30 тысяч долларов - вот тебе и "Овация"! Мне одна певица говорила: "Я уже в третий раз получаю! Сначала 25 тысяч платила, потом тридцать, а вот теперь сорок!"

- Кто шьет вам концертные костюмы?

- Эти концерты стоили мне "большой крови". В те дни и на улице, и в зале стояла жуткая жара и духота. А мне специально к вечеру Слава Зайцев сделал серию костюмов. Красивые необыкновенно, но все - из плотной "зимней" ткани, все на подкладках! Для меня это была просто пытка, и на второй концерт я уже надевала только одно его коллекционное платье, а все остальные - свои, старые.

- А немного измениться самой - например, поменять прическу или стать блондинкой - у вас не возникало желания?

- На сцену я никогда не выходила белокурой, хотя в молодости парики всякие примеряла. Но вовремя поняла, что они мне не идут.

- Людмила Георгиевна, и в училище Ипполитова-Иванова, и потом в институте Гнесиных вы учились, уже будучи довольно известной артисткой. Ваш статус и положение не мешали вам ходить на лекции?

- Ну как же не мешал? Когда я училась в училище, в это же время там была и Алла Пугачева. А я постоянно опаздывала на занятия, потому что из-за репетиций и работы в хоре у меня катастрофически не хватало времени. И вот как только я в последний момент вбегала в аудиторию, она всегда кричала: "Встать! Зыкина пришла!" Она классная девка, я ее очень люблю!

- Я слышала, что в свое время вы трижды пытались вступить в партию. Это было ваше личное желание или на вас оказывали какое-то давление - например, в интересах карьеры?

- Только личное желание! Я очень долго была комсомолкой, неосвобожденным секретарем комсомольской организации всего Радио, где было полторы тысячи комсосольцев. И отец у меня - член партии, поэтому и я не мыслила в ту пору быть вне партии.

- И когда разочаровались?

- А я не разочаровалась! Вокруг меня не было ни одного человека, в котором я могла бы разочароваться. Разочаровалась уже потом в сложившейся ситуации - потому что, на мой взгляд, нельзя жечь партийный билет, потому что он дан не только райкомом партии - он дан народом. В ту пору для нас партия была высшим органом. Когда началась перестройка, я растерялась, не могла понять - что же делается? Где-то в течение полугода просто не знала, чем заниматься. А потом сказала себе: надо работать. Что я до сих пор и делаю.

- Вы занимаетесь домашним хозяйством?

- С удовольствием, потому что я очень люблю свой дом и хочу, чтобы в доме всегда был порядок. Это сейчас у меня появилась домработница, а раньше этого не было, я все делала сама. И стирала, и гладила, и обед готовила, причем так, чтобы меня никто не видел. Я очень мало сплю: бывало, проснусь в 3-4 часа - и к плите. Все, что надо на утро и на весь день, сразу приготовлю. Я и в магазин хожу сама, покупаю все, что нужно. Правда, на рынках меня все почему-то очень любят и постоянно стараются уговорить взять бесплатно то одно, то другое. Когда я жила с мамой - до 20 лет - в моей жизни все было "голубым и розовым". И когда ее не стало, отец тут же привел другую женщину. С того момента мне пришлось думать о себе и о своей жизни.

- В жизни популярных артистов постоянно существуют всякие домыслы. А как вы относитесь к слухам и сплетням вокруг своего имени?

- Я знаю себя, знаю себе цену, поэтому все это меня совершенно не трогает.

- Людмила Георгиевна, есть ли у вас определенные жизненные принципы, которым вы не измените никогда и ни при каких обстоятельствах?

- Я как-то никогда не задумывалась об этом. Я просто живу, люблю людей, с которыми общаюсь, люблю своих друзей. У меня есть давние подруги, которым столько же лет, сколько и мне - и до сих пор мы дружим. Я считаю, что вот именно этому изменить нельзя!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт