16 августа
Загрузить еще

Жители самого северного села Муравьи: Наши ребята сказали - сидите тихонько, за вас заступиться пока некому

Жители самого северного села Муравьи: Наши ребята сказали - сидите тихонько, за вас заступиться пока некому
Фото: facebook.com/Yurko Nazaruk

Отказываются от российских продуктов, хотя других нет

Село Муравьи Черниговской области затаилось в самом тылу врага на территории Украины – это крайняя северная точка Украины. Местность живописная – с трех сторон село окружено реками. С четвертой – граница с Брянской областью России. Ближайший поселок - российская Белая Березка – в 16 км. До Чернигова или до крупных беларусских населенных пунктов - 250 км. Тем не менее, здесь в основном звучит белорусский говор.

Это самая настоящая глубинка. В холодильнике на полках раньше были, кроме своих домашних, в основном российские продукты. Их покупали у торговцев из Новгород-Северского и Гремяча - здесь ярмарка. Российское пользовалось спросом.

Сейчас люди их не берут – даже бесплатные, которые привозят под видом гуманитарной помощи.

За время войны отсюда никто никуда не уехал – все на месте. Как никто и не приехал - сюда и в мирное-то время люди не возвращались... Но общаться друг с другом люди почти перестали – бояться предателей среди своих.

- Война показала, кто настоящий друг, а у кого гниль внутри, - вздыхают местные. - И даже с теми людьми, о которых ты даже не мог ничего плохого подумать, нужно быть осторожными. Вы думаете, нас сейчас не слушают? Слушали до нынешнего времени, и сейчас слушают. И по телефону, и на улице. Хорошо еще, если свои слушают…

Муравьи с трех сторон окружены речками, а с четвертой - российская граница. Фото: скрин

Муравьи с трех сторон окружены речками, а с четвертой - российская граница. Фото: скрин

«Если человеку не страшно, то у него нарушение психики»

Вечерние разговоры на кухне у телевизора, после работы по хозяйству, среди селян теперь исключение. Стараются дальше двора никуда не выходить и даже с близкими ничего, кроме бытовых тем, не обсуждать.

- Были у меня «гости» (так здесь теперь называют русских. – Авт.), - признается «КП в Украине» одна из местных жительниц. - Кто-то из своих сказал, что я отговариваю, чтобы брал их гуманитарку. Приехали и на машинке возили туда, куда бы не хотелось больше попадать. Дальше, за Гремяч. Ничего не сделали, просто поговорили... Но я слышала, что там делалось… Страшно. А как иначе, если несколько человек возле тебя стоят с автоматами? Страх – это нормальное чувство каждого человека. Любому человеку страшно. Если он бесстрашный, то у него, наверное, нарушение психики. Сейчас, честно говоря, я вообще ни с кем практически не говорю. Я никуда не хожу и ни с кем не общаюсь - это лучшее дело.

С первого дня войны и без того изолированное село Муравьи окончательно отрезало от района. Никаких, даже редких поставок, несмотря на отсутствие боевых действий непосредственно на местности, нет - сюда не возят продукты и медикаменты, не ездит никакой транспорт и скорая.

«Смотрим телевизор – нам еще грех жаловаться»

В «золотые» времена в Муравьях жило 700 человек. Даже построили школу. Но сейчас детей можно сосчитать на пальцах одной руки – их всего трое, остаются в селе. До войны, когда школа работала, их забирал автобус и вез на уроки в соседнее село Гремяч – оно в семи километрах. Теперь в Муравьях осталось 50 жителей, большинство – люди преклонного возраста.

Эти села, как и другие населенные пункты вдоль российской границы, раньше дружили с Россией. Что говорить – у многих там близкие родственники. Ходили друг к другу в гости, ездили на работу каждый день в соседний российский Погар Брянской области в 35 км. Двенадцатитысячный поселок стоит на исторической украинской земле Стародубщина – это самый северный из полков Гетманщины и единственный оказавшийся за чертой современных границ Украины.

Если раньше в Муравьях могли пожаловаться на жизнь и на власть – ведь поселок в прямом смысле на грани, нет ни магазина, ни аптеки, то сейчас, наоборот, стучат по дереву: «Тьфу-тьфу, грех жаловаться. Посмотрев телевизор, видим - нас еще Бог любит и оберегает». Забытое село оказалось никому неинтересным, что и спасает местных.

- Молимся каждое утро, просим - не только за себя, но и за всех. Дай бог, чтобы все было благополучно, - отмечает одна из местных жительниц. - Когда были наши ребята, сказали: «Сидите тихонько, не провоцируйте ничего, потому что за вас заступиться пока некому». Вот мы и сидим…

Раньше в село несколько раз в неделю привозили хлеб из Гремяча. У водителя можно было заказать сахар или еще какие-то продукты. Сегодня же никто не едет. Но это – не самый серьезный повод для печали у местных жителей. Настоящие тревоги у них другие.

Село живет небогато, но зато пока спокойно. Фото: facebook.com/Yurko Nazaruk

Село живет небогато, но зато пока спокойно. Фото: facebook.com/Yurko Nazaruk

Нет бензина – нет урожая

В Муравьях, как и в других отдаленных селах, люди живут по старинке – весной сеют, осенью собирают урожай, чтобы на год хватило. Война показала, что, в общем-то, они правы – сейчас многие выживают только благодаря собственным припасам.

И сейчас люди тревожатся о посевной – совсем нет бензина, чтобы заправить технику. Технику они арендовали, чтобы вспахать поле, посеять и собрать пшеницу и овес.

- Не будет чем кормить коров, свиней, остальное хозяйство, - вздыхают местные. – Картошку-то мы посадим с лошадкой, морковку, свеклу, но как на них одних прожить…

В этом же году надежд у селян на урожай вообще нет – без горючего не справятся. Сейчас пока еще есть немного запасов, хотя прошлый год не порадовал – не очень уродило, и плохого качества.

С продуктами в селе стараются помогать друг другу. Живут на запасах и осваивают новые занятия – учатся бить масло, варить сыр.

- Пробовала масло бить пенсионерам – кто деньги давал, кому-то – просто так давала. И молочко носила, кому-то – кусочек сала, кому-то – баночку жира, - говорит одна из местных жительниц. – Здесь люди без работы сидят. Единственный заработок – молоко, его сдавали, когда в село приезжала машина. Но она уже больше месяца не приезжает. Пока не начнут забирать, увы, никаких доходов не будет.

Что могут, пытаются приготовить из тех продуктов, что есть – например, из молока – масло и сыр. А вот муку, крупы и подсолнечное масло негде достать.

- Но если не лениться, можно прожить даже без покупного, - рассказывает одна из местных жительниц. - Хозяйство у каждого есть, есть картошка, какие-то закрутки в подвале, курочки. Кто делится, кто нет… У кого как получается выживать. Раньше к нам из Новгород-Северского (около 50 км) приезжали торговать, но уже больше месяца никто не ездит ни с продуктами, ни с лекарствами. Были «гости», два раза привозили гуманитарку.

Пойти пешком в соседнее село Гремяч, где есть и магазины, и даже ярмарка, местные не рискуют.

- Вот один у нас давеча шел по трассе, как на Новгород – подстрелили, - говорят местные. – Лучше не высовываться.

С хлебом в селе помогает местный фермер – едет в город по своим делам и захватывает булки для селян. Впереди – неизвестность, но люди надеются, что все образуется.

Новости по теме: Граница оккупация