30 сентября
Загрузить еще

Врач из Черниговской области: Люди приходят, а мы не знаем, как им помочь. Лекарств нет

Врач из Черниговской области: Люди приходят, а мы не знаем, как им помочь. Лекарств нет
Фото: 1ua.com.ua /Олег Сироватко

Бензина нет, а водитель ушел добровольцем

Семейная медицина в селах областей, где разгорелись боевые действия, с началом войны оказалась на грани выживания. Вместе с ней на скудных остатках лекарств с трудом пытаются балансировать местные жители.

Особенно худо в отдаленных селах, например в Новых Млынах Черниговской области, приходится сердечникам и гипертоникам – их местные врачи хотя бы словом пытаются оградить от тревог, связанных с войной, ведь лечить попросту нечем. Приедет ли скорая – вопрос. Они тоже, говорят, экономят бензин. Чуть спокойнее должно быть диабетикам – для них в амбулатории припасено лекарств еще на месяц. Что дальше – неизвестно.

Село Новые Млыны расположено между Черниговом и Сумами. До Чернигова – 150 км, которые по местным дорогам можно проехать за 2,5 часа, до Сум – 200. Сюда дорога займет на час больше. Впрочем, с начала войны местные жители не могут выехать даже в соседнее село или в ближайший городок Борзна в 30 км – нечем. Транспорт не ходит вообще.

- Бензина заправить служебную машину нет, а на второй день войны на фронт ушел и наш водитель – добровольцем, - сетует врач местной амбулатории Николай Лысюк.

Он сегодня единственный медик в этом и соседнем селе. А раньше в Новых Млынах была своя больница, где Николай Николаевич трудился на посту главного врача. Вообще в медицине он с 1987 года. Больницу закрыли, и в 2013 году открыли амбулаторию, где Николай Лысюк теперь принимает больных.

«Назначаем лекарства – и что дальше?»

До войны в Новых Млынах было около полутысячи жителей. Люди выезжают – ловить здесь молодежи нечего.

Сейчас, если б не знать причины, можно было б порадоваться – на улицах в селе полно людей, слышатся детские голоса. Дети – вот чему удивляются местные. Обычно молодежь старалась свить гнездышко в более перспективных местах, уезжая в Чернигов или хотя бы в районный центр. И малышей в селе почти не было. Теперь же их много.

Если оценивать на глаз, то людей в Новых Млынах с началом войны стало на треть больше. Дети с внуками вернулись к родителям, кто-то вспомнил о старой пустующей хате...

- Раньше в хате жили один-два человека, а теперь, бывает, и по 11 вместе, - рассказывают местные. – Все забрали своих из городов.

Каждый день люди отправляются по магазинам – прикупить что повезет встретить на полках. Приходится обходить все лавки в селе, чтобы «добыть», как теперь здесь говорят, продукты. Хлеб есть, муку продают по два кило в одни руки. Цены стараются держать.

В селе все работает по довоенному графику – и магазины, и сельсовет, и амбулатория. В амбулаторию люди также идут каждый день – но не лечиться, а спрашивать насчет медикаментов. А их нет. Медики в амбулаториях заключают договоры на лекарства из района и реализуют их в селе.

- Все, кто ходит, спрашивают одно и то же - лекарства, лекарства… А лекарств практически нет – вот это очень тяжело, - вздыхает единственный доктор в Новых Млынах Николай Лысюк. - Люди приходят, а мы не знаем, как им помочь. Практически ничего нет – потому что нет доставки. Совсем нет сердечных, от гипертонии. Назначаем лекарства, и что дальше? Разве что стараются сами как-то достать, если кто-то может из других районов…

Здание бывшей больницы в селе Новые Млыны. Теперь осталась только амбулатория. Фото: https://1ua.com.ua/nf3338852

Здание бывшей больницы в селе Новые Млыны. Теперь осталась только амбулатория. Фото: https://1ua.com.ua/nf3338852

«В государстве все идет на фронт»

Раньше Николай Лысюк с водителем сам ехал в район за лекарствами или искал в другом месте. До еще одного города, Бахмача, отсюда почти 50 км. Серьезных больных отправляют либо в Бахмач, либо в Борзну. В Нежин, районный центр, редко.

- А сейчас за медикаментами некуда ехать - ни людям, ни нам, - жалуется Николай Лысюк. - Практически каждый день звоним в район - там лекарств нет. Да и нечем ездить - бензина практически нет, в государстве все идет на фронт. И в районе бензина тоже нет. Не успели заправиться в первый день войны…

Когда началось вторжение, Николай Лысюк с водителем как раз были в районе. Только получили талоны на топливо – встали в очередь на заправке. Но заправиться не успели – бензин закончился до них. Почти пустыми доехали обратно в село. Теперь ехать на поиски, расходуя последнее, нет смысла.

- Не можем поехать, чтобы вообще бензина не осталось. Если куда-то ехать, то чтобы хотя бы не зря, - вздыхает врач.

Инсулин есть

Главная боль медика – сердечники и гипертоники. Для первых - лекарств нет вообще, для вторых таблеток осталось пару пачек.

- Инсулин для диабетиков на этот месяц еще есть, а дальше что, не знаю, - говорит Николай Лысюк. – Сердечные, гипотензивное - совсем ничего нет. Если закончится от гипертонии, то гипертонические кризы, получается, ждать можно у каждого второго… Если давление высокое будет подниматься у людей - я не знаю, что будет… Всего три пачки или четыре есть. Если будет за двести - будем хоть по таблетке давать.

Скорая в село, говорят местные врачи, едет только на серьезные случаи. В условиях дефицита топлива из-за повышенного давления вряд ли поедут. Такие проблемы обычно приходится решать на месте – было бы чем лечиться. Также неизвестно, что ждет тех, кому прописано постоянно пить таблетки, людей с другими серьезными заболеваниями.

Привезли обезболивающие и антибиотики

Новые Млыны расположены за фронтом. Здесь пока не стреляют, но взрывы слышно хорошо. В последнее время даже стало немного тише, что чуть успокаивает местных жителей.

Еще одна радость - недавно в село пришла гуманитарная помощь. Доктор Николай Лысюк смог припасти немного хороших обезболивающих, от температуры, даже чуть-чуть антибиотиков перепало. И это счастье – для семейных врачей в селах вообще не предусмотрена гуманитарная помощь. Если она приходит в район, говорят медики, все уходит на стационары.

Что касается средств, которые могут понадобиться во время войны – кровоостанавливающих, жгутов, бинтов, их тоже практически нет…

- Если будут раненые, то у нас нет почти ничего, - вздыхают доктора. – Что будем делать?.. Молим Бога, чтобы спокойно было и не было раненых…

Таких средств из района также не присылают, зато шлют инструкции – как поэтапно оказывать помощь, как поступать в случае ранений разного рода. Советов много, да воплощать их в случае необходимости не с чем. Также есть инструкции, что делать, если будет много умерших. Эта информация как-то приходит, несмотря на то, что с началом войны в селе и в районе полностью лег интернет.

- Только пару месяцев назад провели – хороший, волоконный, мы попали под специальную программу. Но теперь он вообще не работает. Нигде, - говорит Николай Лысюк. – А медицина у нас же вся перешла в интернет.

Зато о коронавирусе все забыли. Он не исчез, но теперь в рейтинге тревог местных жителей едва попадает в пятерку.