15 июня
Загрузить еще

Парамедик на фронте: Раньше плакала над каждым раненым. Теперь нельзя раскисать – после войны поплачем

Парамедик на фронте: Раньше плакала над каждым раненым. Теперь нельзя раскисать – после войны поплачем
Фото: https://www.facebook.com/annafedianovich

Экипажи выслеживают и расстреливают

Сейчас 41-летняя Анна Федянович депутат Павлоградского горсовета и начальник штаба медбатальона «Госпитальеры», а до 2014 года Анна занималась строительным бизнесом на Донбассе, но с началом войны его пришлось закрыть. С тех пор Анна - 24 часа в сутки и семь дней в неделю работает в штабе. Бесплатно, как все добровольцы. Ее обеспечивает семья. В «Госпитальерах» люди приезжают на две недели и затем уезжают в свои города – работать, учиться. 

С 2014 года Анна была обычным волонтером, затем пошла рядовым в батальон им. Джохара Дудаева. После гибели командира батальон прекратил свое существование. С 2017-го Аня спасает раненых в батальоне «Госпитальеры».

- Один из наших экипажей сейчас в оккупации, с ними нет связи, - переживает Анна Федянович. – Очень за них волнуюсь. Они были на позициях до полномасштабного вторжения.

Экипажи «Госпитальеров», в каждом из которых четыре-пять медиков, работают в самых горячих точках с начала войны. Их задача – стабилизировать состояние и довезти человека до медпункта или больницы.

- Раньше было спокойнее, обстрелы шли «по плану» - начинались в пять утра, - говорит «КП в Украине» Анна. – Сейчас ситуация поменялась.   

Анна Федянович: Утром набрала наша комбат Яна, сказала: «Багира, просыпайся, началось». И 24 февраля начался мой нескончаемый рабочий день.

Парамедиков в батальоне хватает, в отличие от водителей с боевым опытом – новичков берут неохотно, но сейчас выбора нет. Проводят для них краткий курс – водитель должен уметь помочь себе и близкому. Чтобы обучить как следует, как раньше, не хватает людей и времени.

- На поле боя нередко медики оказываются под прицелом - у россиян нет человечности, - в голосе Анны чувствуются металлические нотки. - Они, наоборот, выслеживают экипажи и расстреливают их. Там нет никаких военных правил, что медиков нельзя трогать, надо дать возможность вывезти с поля боя раненых и погибших. Они, наоборот, делают так, чтобы как можно больше убить, и тех же медиков в том числе, чтобы некому было спасать раненых.

Так что риск для медиков на фронте некоторые оценивают выше, чем для военных, ведь они не могут себя защитить – работают без оружия. Приходится полагаться на то, что о твоей безопасности позаботятся солдаты, пока ты склоняешься над раненым.

«24 февраля начался мой бесконечный рабочий день»

О том, что Россия начала бомбить Харьков и Киев, Анна Федянович в Павлограде узнала еще до пяти утра.

- Набрала наша комбат Яна, сказала: «Багира, просыпайся, началось», - вспоминает она. - Вот тогда я проснулась, и 24 февраля начался мой нескончаемый рабочий день. Отдохнуть удается очень мало.

Парамедик всегда обязан быть начеку – нет ни утра, ни вечера, всегда в ожидании, что кому-то может понадобиться помощь.

Комбат Яна Зинкевич сейчас занимается эвакуацией людей в Киеве. Текущие вопросы на Донбассе и в Центральной Украине закрывает Анна Федянович.

- Сутками не сплю, не ем, хоть и не в полях, занимаюсь организационными делами. В штабе работы больше, - говорит Анна. - Болею уже неделю – лекарства есть, но нет времени привести организм в тонус. Пока ресурс не кончается. Помогает осознание того, что это необходимо сделать. Ничего, держимся. Если не мы, то кто?

«Госпитальеры» работают в Донецкой, Запорожской, Днепропетровской областях, в Киеве и в окрестностях Киева, а также в тех регионах, где есть угроза вторжения.

Перед отправкой на позиции будущие парамедики проходят обучение и сдают инструкторам экзамен. Фото: facebook.com/hospitallers/

Перед отправкой на позиции будущие парамедики проходят обучение и сдают инструкторам экзамен. Фото: facebook.com/hospitallers/

Нет права на чувства

В батальоне готовились к полномасштабной войне заранее. Комплектовали рюкзаки, пополняли запасы, заказали дополнительное снаряжение для медиков на новых позициях – уже было понятно, что они будут, хоть даты никто не озвучивал и война наступила неожиданно.

- Не все успели нам отшить и отправить - некоторые изготовители оказались как раз в тех местах, которые попали под удар, - вздыхает Анна Федянович. - Но на сегодня нам помогли заполнить эти пробелы.

Анна Федянович: Настраиваешь себя, что нельзя раскисать, потому что на тебе лежит большая ответственность. - Не имеешь права расчувствоваться.

Помощь из Европы идет через Польшу - бывшие госпитальеры, которые раньше ушли в мирную жизнь и переехали в Польшу, организовали в Варшаве логистический центр со складами. Отсюда машины отправляют во Львов, дальше они едут по всей Украине и распределяются по позициям.

Хотя раньше за помощью нужно было выезжать к границе – дальше фуры из Европы не шли.

- Мы все заказали «под войну», всего хватает, - делится Анна. – Медики ВСУ, когда видели наполнение наших рюкзаков, по-доброму завидовали – они о таком даже мечтать не могли. У нас есть все, чтобы увеличить раненому шансы на жизнь и оказать профессиональную помощь. Работаем по протоколу НАТО. В обычное время мы столько не используем ни тактических средств, ни медицинских. Сейчас очень много расходуется. Очень много. Больше всего уходит кровоостанавливающих лекарств, турникетов (жгутов), бандажей, противоожоговых.  

Анна вспоминает: когда она только пришла в батальон, плакала над характеристикой травм каждого бойца, записывая ее в базу. Описание зачастую одинаковое - осколочные ранения разных частей тела.

- Сейчас уже настраиваешь себя так, что нельзя раскисать, потому что на тебе лежит большая ответственность, - делится начальник штаба батальона Анна Федянович. - Не имеешь права расчувствоваться. Вот когда все закончится - тогда можно плакать. Хотя меня, наверное, уже тяжело растрогать.

Худший случай – гибель младшего «госпитальера»

Анна вспоминает наиболее тяжелый для батальона случай – когда снайпер убил их госпитальера Смурфика. Ему было всего 20. Он был самым младшим среди парамедиков – сам из Мариуполя, где и погиб, ждал, пока ему исполнится 18 лет, чтобы пройти обучение, и чтобы его взяли в батальон.

- Его еще довезли до больницы… Это наиболее тяжело, когда твой побратим ранен, - мрачнеет Анна. - Он находился на позиции на дежурстве.

Но и среди мрачного смертельного поля боя есть место чуду. Парамедики помнят множество случаев спасения, когда удавалось буквально оживить мертвых.

- Несмотря на то что все указывало на смерть, продолжали бороться за жизнь, делали искусственное дыхание, и человек начинал дышать, и его спасали, - делятся госпитальеры.

Вспоминают один из таких случаев: в прошлом году у бойца было очень тяжелое осколочное ранение. Весь посечен, уже дыхания не было, остановка сердца. Но парамедики все равно «качали» - и он пришел в себя и даже начал говорить.

Медики в зоне боевых действий работают без оружия, поэтому рискуют больше. Фото: facebook.com/hospitallers/

Медики в зоне боевых действий работают без оружия, поэтому рискуют больше. Фото: facebook.com/hospitallers/

«Три года мечтаю выбраться на речку порыбачить»

Анна Федянович попала в медбатальон «Госпитальеры» в 2017 году. Вспоминает – она как раз стояла на распутье, раздумывая, принимать ли предложение работать в центре социальной поддержки бойцов АТО. В таких центрах бойцам оказывают психологическую и юридическую помощь, консультируют, помогают оформить статус участника боевых действий, льготы или помощь от государства.

И тут раздался звонок от Яны Зинкевич. Анна не была с ней знакома, но, конечно, слышала о Яне и «Госпитальерах» - с ней давно работала ее подруга Алиса. На тот момент ей нужна была помощь в штабе. Так как батальон всегда в зоне боевых действий, этот вариант больше заинтересовал Анну.

- Не быть никак причастным к войне, когда она идет, – это меня угнетало, - признается она. - Тяжело морально и физически, но это моя жизнь. Даже не знаю, чем бы еще я сейчас могла заниматься.

Времени не хватает даже на мелочи – чтобы покрасить волосы. Анна уже несколько лет мечтает выбраться на речку порыбачить. С отпуском тоже не складывается - в прошлом году урвала всего неделю.

- Зато в позапрошлом была у нас на Азовском море, - улыбается Анна. - Принципиально не езжу за границу - до прошлого года у меня даже не было загранпаспорта. Хотелось бы поездить по Украине, посмотреть места - у нас они очень красивые. Поэтому не вижу смысла ехать в другие страны.

Ну а главная мечта у Анны Федянович такая же, как и у всех украинцев, – чтобы был мир в Украине и победа.