Волонтер из  Поиска детей : Когда выезжаешь на поиск ребенка – эмоции и мозг отключаются

Волонтер из "Поиска детей": Когда выезжаешь на поиск ребенка – эмоции и мозг отключаются [фото]

Комментарии: 1
ФБ "Поиск детей"

Всю неделю жители страны следили за новостями о поиске пропавшей Маши Борисовой. Девочку четверо суток искали полицейские, Нацгвардия и десятки волонтеров из разных городов Украины. Несмотря на приложенные усилия, живой малышку не нашли. Мы пообщались с волонтерами организации "Поиск детей", которые вместе с полицией ищут пропавших. Они рассказали, как проходят поиски, об особенностях работы, с какими случаями сталкивались в своей практике и как пришли к поисковому волонтерству.

Обследуют каждый сантиметр территории

Наталия Федорова из Одессы живет с семьей в Днепре. С мужем поиском пропавших людей занимаются с сентября 2017 года.

- Во время празднования Дня города, 2 сентября, пропал мальчик, и мы вместе с другими жителями Одессы вышли его искать, - вспоминает Наталия. - К счастью, малыша нашли живым и невредимым. Он приехал с бабушкой и дедушкой из соседней области. Бабушка отлучилась в магазин, оставила с внуком дедушку, у которого после инсульта были проблемы с памятью. Мальчишка ушел. Благо его нашел и приютил сторож гаражей, накормил и оставил у себя.

По ее словам, чаще всего теряются старики и дети. К помощи волонтеров обращаются родные потерявшегося или сотрудники полиции. Родственники обязательно должны написать заявление о пропаже члена семьи, без этого официально приступить к поиску волонтеры не могут.

Наталия Федорова говорит, что в волонтерстве нашла свою жизнь. Фото: Фейсбук

Ребята общаются в вайбере и быстро собираются вместе, когда возникает необходимость. После разговора с родными пропавшего человека руководитель организации Елена Жовтобрюх и ее помощник Андрей Гавриленко составляют ориентировку. Уже на ее основании формируют экипаж из 2-4 машин в зависимости от того, какой район и какой квадрат нужно отработать.

- У каждого экипажа своя зона, - поясняет Наталия. - Мы просматриваем каждый сантиметр – все дыры, ямы, колодцы, подвалы. Развешиваем листовки, ориентировки, опрашиваем жителей. Общаемся с местной молодежью, они очень помогают, ведь часто знают такие тайные места, о которых не можем знать мы. Нередко в поиске помогают наши дети. В прошлом году, например, пропала бабушка. Моя 7-летняя дочка нарисовала сама портрет этой бабушки и ходила со мной, спрашивала, не видел ли ее кто-нибудь. Несколько дней назад, когда выезжали на поиск Маши Борисовой, дочь дала мне заколочку и попросила передать ее потерявшейся девочке. Сказала: "Главное, чтобы девочка была одета и не замерзла".

По словам Наталии, немаловажна поддержка населения. Когда приехали на поиски Маши, на помощь вышли местные жители. Люди приносили еду, предлагали искупаться, отдохнуть и даже переночевать. 

- Когда находим потерянного ребенка – такой прилив адреналина чувствую, хорошее настроение обеспечено, - делится девушка. - Если поиски неудачные - очень переживаю, думаю, вдруг сделала ошибку, начинаю анализировать свои действия. Печально, больно и обидно, когда находишь потерявшегося, но поздно – он мертв. Ситуации бывают разные – человек может лишить себя жизни сам, насильственная смерть. Но в любом случае о страшной находке нужно сказать родственникам - это очень тяжело. 

Наталия говорит, что после таких поисков ей очень важна поддержка мужа и волонтеров, с которыми они очень плотно общаются и фактически стали семьей. Ни один психолог так не поможет, как родной человек.

- Запомнился случай, когда искали старичка, его не было дома три дня, - говорит Наталия. – Его видели бродящим по трассе, но никто ему не помог. Три дня без еды и воды – если честно, я не надеялась, что мы найдем его живым. Искали везде, и когда с племянником "прочесывали" посадку, увидела его лежащим в кустах. Начала кричать, чтобы вызывали полицию. Но вдруг дедушка встал. Это было счастье. Мы вызвали скорую, дали напиться – у нас с собой была литровая бутылка "Пепси". Мужчина попил и спрашивает: "Вы свои, украинцы?" Дело в том, что он пережил войну, фронт и хорошо помнит, что было 70 лет назад, но не помнит, что с ним было вчера. Он подумал, что попал к партизанам.

 Я поинтересовалась у Натальи, не мешает ли ее деятельность основной работе. 

- Часто поиски проходят в вечернее время или в выходные дни, – говорит девушка. – Я работаю по графику "неделя через неделю", поэтому могу участвовать в выездах. Если не получается у меня - едут другие ребята, мы друг друга заменяем. Кто-то говорит, что можно жить без "Поиска детей". А это и есть моя жизнь. Я нашла себя в волонтерстве.

Когда эмоции отсутствуют

Дмитрий Волошин хорошо помнит свой первый выезд с волонтерами в 2019 году. Тогда искали пропавшего в Солонянском районе Днепропетровской области двухлетнего мальчика. С того времени участвует практически во всех выездах.

По словам Дмитрия, сила организации - в руководителе. Именно благодаря позитивной энергии Елены Жовтобрюх волонтеры раз за разом выезжают на помощь.

- Елена Васильевна – грамотный координатор, - говорит Дмитрий. - Она может нас правильно расставить и отправить на поиски. Сказать, что у нас возникают проблемы – нет, сложностей тоже нет. Кроме некоторых неудобств, когда исследуем подвалы и посадки.

Я спросила волонтера, какие эмоции он испытывает, когда выезжает на поиски детей.

- Когда приезжаешь на поиск ребенка, понятие "эмоция" отсутствует напрочь, мозг отключается, - делится Дмитрий. – В прошлом году искали 14-летнего парня в Днепре, которого, как потом оказалось, изнасиловали и убили. Очень быстро организовались, выехали на ночной поиск.  Нашли уже мертвым. В такие моменты нелегко. Истерика матери, крик отца – это тяжело видеть. Понимаешь, что ты бессилен и не можешь помочь. 

Если поиски не дали результата, Дмитрий размышляет позитивно: "Не нашел я, но найдет кто-то другой". 

Дмитрий по жизни настроен позитивно "Не найду я, найдет кто-то другой". Фото: Фейсбук

В работе волонтера есть и позитивные истории, и даже почти волшебные, в которых удачный исход получается благодаря счастливому стечению обстоятельств. Дмитрий и Наталья одновременно рассказали удивительную историю о пропавшем дедушке, жителе дома престарелых.

- К нам приехали из телевидения, мы собирались показать журналистам, как проходят поиски пропавших, - говорит Наталия. - Как раз в это же время поступила реальная просьба помочь в поиске 93-летнего дедушки. У него деменция (заболевание, при котором характерны частичная или полная потеря памяти. – Авт.) Мы ехали на машине, просматривали территорию и увидели этого дедушку, перебегающего дорогу. Это было настоящим чудом, ведь если бы мы проехали на минуту позже, могли бы его не увидеть.

Родственникам старичков, страдающих провалами памяти, волонтеры рекомендуют сделать нашивки на карманы или положить в одежду записки с информацией о фамилии, имени и отчестве человека, с номером телефона родственника и адресом. Бабушки и дедушки с деменцией могут не вспомнить такие важные сведения о себе, часто они растерянны и рады любой помощи.

Поиску мешают недомолвки родителей

Андрей Гавриленко – помощник Елены Жовтобрюх. В организацию он пришел шесть лет назад, когда был студентом.

- Подрабатывал в кинотеатре и на стенде, где обычно размещают рекламу, увидел объявление о наборе волонтеров, - вспоминает Андрей. – Мне всегда было интересно помогать, но, когда собирают деньги - это не вселяет доверие. А тут был призыв помочь конкретными действиями. Я зашел на сайт, зарегистрировался и забыл. Через месяц получил уведомление на телефон о том, что потерялся 12-летний мальчик на 12-м квартале (Днепр). Сбор организовали около торгового центра, оттуда же координировали действия волонтеров, куда направляться и как прочесывать местность. Мальчика нашли на следующий день, оказалось, он сбежал из дома.

С тех пор было много поисковых операций. Какие-то удачные, какие-то – нет.

- Когда шесть лет занимаешься поиском, остается радость от находки живых и невредимых, на плохие новости уже не реагируешь так эмоционально, как раньше, - говорит Андрей. – Наверное, это похоже на профдеформацию. 

Самыми сложными моментами в поиске детей Андрей называет недомолвки родителей.

- Пять раз спрашиваешь, были ли ссоры с родителями или проблемы в школе, но редко кто рассказывает, как есть, - вздыхает волонтер. – Родительские чувства можно понять. Никому не хочется рассказать, что ругал ребенка, или делиться личными проблемами. Из-за этого часто поиски затягиваются или начинаем искать не с нужного района. Например, ребенок не вернулся из школы, потому что была ссора с родителями. Начинать нужно искать не от дома, а по друзьям. Или начинаем искать от школы, а ребенок ушел гулять к друзьям. 

Одним из самых ярких эпизодов Андрей называет поиск девочки, которая уснула в школьном шкафу. К поискам подключилось много людей – родительский комитет, волонтеры, полиция. И этот случай стал самым масштабным по количеству задействованных людей в поиске человека. И именно после этого случая у волонтеров упростилось взаимодействие с полицией – к ним начали относиться более лояльно: делятся информацией и посвящают в некоторые детали.

И это не все истории, есть, о чем рассказать и другим волонтерам – и мы скоро опубликуем и их рассказы.

Андрей пришел по объявлению и… остался. Фото: Фейсбук

СПРАВКА

Елена Жовтобрюх – руководитель организации "Поиск" с 2014 года. В организацию пришла, когда в ней было всего около четырех десятков человек. Сейчас в чате организации постоянно на связи несколько сотен волонтеров, которые распространяют информацию по социальным сетям и активно участвуют в поиске пропавших. Волонтеры организации между собой называют Елену "Мамой" и подчеркивают, что именно благодаря ее усилиям организация существует, развивается и пополняется новыми волонтерами.

Координирует процесс поиска Елена Жовтобрюх. Фото: Фейсбук

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Дети спасали детей

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях