Пенсионерка из Тернополя: Моя рука может и прохожего за шиворот поднять, и меня ударить

Пенсионерка из Тернополя: Моя рука может и прохожего за шиворот поднять, и меня ударить

Комментарии: 2
Наталья Кравчук, wz.lviv.ua.

Заболела менингитом

Рука Марии Смереки не слушается ее уже без малого 60 лет. Она не просто ей не помогает, а… вредит. Рука может наброситься на свою хозяйку или прохожего, ударить, поранить ножом или обжечь кипятком. Силы в ней, отмечают знакомые женщины, хватит на нескольких крепких мужиков. Разжать железный захват непросто.

Предугадать, что произойдет уже через минуту, Мария Ивановна не может - то ли рука попытается воткнуть ей вилку в глаз, то ли ударить ножом в живот. Такие приступы абсолютно внезапны. Когда рука превратилась в агрессивного монстра, пенсионерка начала ее привязывать - хотя бы не так страшно. Живет одна, если что - и помочь некому. Хотя и ремень, и специальная фиксация не гарантируют, что рука не освободится и не начнет бить свою хозяйку. Найти лекарство от этой болезни врачи не могут.

На сухом медицинском языке ее диагноз звучит как "ревматический менингоэнцефалит грубой торсионной дистонии с гиперкинетическим синдромом". Это - следствие ревматизма, который мучает женщину еще с детства, а также    менингита, который она перенесла в юности.

Ревматизм у Марии с семи лет. Постоянно была на пастбище, пасла коров – переохлаждение вскоре дало о себе знать. Отец умер, когда девочке было всего два года, мать – когда была уже школьницей.

- Но и до этого у матери на меня особо времени не было – работала, - вздыхает Мария. – Росла сама по себе…

Когда стукнуло 16 – попала в больницу с менингитом. Настолько тяжелая форма, вспоминает Мария Ивановна, была только у трех человек на весь Союз. Выжила только она. Почти сразу начала бузить рука - но тогда она хотя бы не угрожала жизни хозяйки.

Справляться по хозяйству рука не дает – помогают соседка (на фото справа) и социальный работник. Фото: Наталья Кравчук, wz.lviv.ua.

Ножи приходится прятать

Диагноз "ревматический менингоэнцефалит грубой торсионной дистонии с гиперкинетическим синдромом" поставили не сразу. Врачи в украинской глубинке вовсе не знали, что делать со школьницей, которая с нечеловеческой силой одной рукой хватает за шиворот докторов и студентов – да так, что здоровые мужики вырваться не могут.

- Врач тогда дал мою историю болезни студенту, а сам вышел. Я сказала, что у меня еще сердце больное, тот решил меня послушать. Наклонился, а рука его схватила, сдавила - и не отпускает, - вспоминает Мария Ивановна. - Я - под одеяло, молюсь: "Господи, отпусти мою руку". Понемногу отпустила и я его… Тогда говорили, что это "рефлекс хватания".

Приезжали и профессора из Киева, предлагали увезти больную в столицу и попытаться лечить. Но тернопольские коллеги, говорит Мария Ивановна, такую ценную пациентку не отдали - у самих студенты, им тоже нужно показывать необычные случаи.

- Вот так и не попала в Киев, а теперь и подавно не поеду - все дорого. Вы напишите, может, кто-то заинтересуется и захочет меня полечить, - просит "КП" в Украине" 75-летняя Мария Смерека.

Рука Марии Ивановны живет своей жизнью - сама себе хозяйка. Если не следить - наворотит дел. Особенно плохо становится, когда меняется погода, начинает выкручивать суставы - тогда   рука становится еще агрессивнее.

- Однажды я взяла маленькую кастрюльку, чтобы вскипятить воду на чай. Пошла за тряпкой к раковине, чтобы взять за горячую ручку, а рука схватила и всю кастрюльку перевернула на меня, - чуть не плачет Мария Ивановна. - Обожгла ногу до кости - лежала в ожоговом, пересаживали кожу.

Это не единственный случай. Однажды рука кулаком ударила Марию по спине - и сломала позвонок. Опять больницы, гипс. Еще - чуть не отрезала хозяйке палец. Выхватила у той нож - и давай кромсать.

- В больнице на тот палец даже гипс накладывали, - делится своей бедой Мария Смерека. - Теперь нож прячу в ящик. Вообще ножом не пользуюсь - боюсь.

Обед себе сварить Мария Ивановна не может. Овощи, картошку одной рукой не почистишь, да и страшно вообще нож брать - рука следит.

- Обеды мне приносят из столовой социальные работники. Когда ем - руку придавливаю к столу, иначе и пообедать не даст. Раньше я в эту столовую сама ходила, но недавно и нога начала себя вести так же, как рука - выкручивается, - вздыхает Мария Смерека. - Гуляю только недалеко возле дома. Раньше еще в церковь ходила, но сейчас из-за коронавируса боюсь. С палкой мне ходить, конечно, было бы легче, но рука постоянно выхватывает палку и выбрасывает. Если у прохожего палка - и у него отберет. Что я могу сделать? Извиняюсь перед людьми, объясняю…

Лазит по чужим карманам

Многие в Тернополе уже знают об этой особенности местной пенсионерки - обходят стороной, чтобы не стать жертвой неконтролируемой хозяйкой руки. В последние годы Марии Ивановне приходится в прямом смысле держать свою руку на привязи. В поликлинике предложили специальную фиксацию для руки, а теперь еще и для ноги.

- За ней глаз да глаз нужен, как за дитятей малым, - вздыхает Мария Ивановна. - Когда впервые привязывала, то она так вырывалась, что чуть вторую руку не сломала.       

Против своей хозяйки рука по-настоящему восстала лет 15-20 назад. За это время и произошли все угрожающие жизни инциденты с ее участием.

- Врачей просила - отрезайте ее, без руки буду, - всхлипывает Мария Ивановна. - Сказали: "Тебе это не поможет"…

 До этого все ее проделки еще можно было считать мелочами.

- Могла на улице прохожего за шиворот поднять, по карманам постоянно людям лазит, - перечисляет Мария. - Нет, ничего не берет, но люди пугаются. Я говорю: "Подождите чуть-чуть, она там покрутится и сама выйдет из кармана". Она меня не слушается… А один раз возвращаюсь из магазина и за рукой уже не слежу - только под ноги смотрю, чтобы не упасть. Как тут рука - раз! - и паренька лет 20 вверх подкинула так, что ноги на уровне моих коленей болтались. И держит. Он кричать начал: "Что ты делаешь, я же тебя не трогал!" Я ему: "Ты возьми мой пакет, подержи, а я ее сейчас успокою". Ударила ее кулаком пару раз - и она его отпустила. Обычно держит людей минуты две-три и отпускает сама. Еще раз - иду возле дома, слышу страшный треск, а через секунду рука мне под нос сует толстенную ветку: "Смотри, какую здоровую выломала!"

Несколько ударов в ответ или увещевания - это единственные методы борьбы с рукой. Только их слушает и на какое-то время ее удается угомонить.

Помогают соседка и соцслужбы

Еще до коронавируса иногда Мария Смерека ложилась в неврологическое отделение - тогда удавалось снять хотя бы головные боли, которые также ее преследуют.

- Теперь сижу на обезболивающих, - говорит женщина. - Такой болезни, как у меня, больше ни у кого нет. Когда в больнице лежала, рука сама железную ручку от двери выломала. Санитарка кричала… Но врачи ей объяснили.

Соседка да социальный работник, пара подруг - это все, кто поддерживает женщину с рукой, с которой та сама не может справиться. Семьи у нее нет. Единственной родственницей в Тернополе была сестра, но та давно умерла. Да и отношения между ними были далеко не сахар.

- В детстве я жила с родителями в селе Золочивка Козовского района, - вспоминает далекие дни Мария Ивановна. - После 11-го класса поступила на бухгалтерские курсы в Тернополь, и мне дали общежитие. Сестра жила в Тернополе, но квартиру ей дали, только когда она написала заявление, что я - на ее обеспечении. А затем выгнала меня из той квартиры - хотела выйти замуж. Потом и она, и муж умерли… А квартиру продали. Дом в Золочивке давно упал.

Квартиру Марии Ивановне выделили власти - писала, куда могла. Дождалась - получила хоть однушку, но в хорошем районе.

В своей жизни Мария Ивановна проработала только 12 лет - это все, что ей позволила ее непослушная рука. Ласково она ее называет "Озорница".  

- Сначала была учетчицей, сразу после учебы, а потом взяли меня в Политехнический университет - сидела на телефоне, на вахте, - рассказывает Мария. - Со скрипом взяли, конечно же - никто не хотел брать из-за руки. Но я обращалась в горсовет, и их обязали. Потом рука начала вести себя все хуже, пришлось рассчитаться.

Убирают квартиру, приносят продукты в основном соцработники или соседка. Обеды - также на них. В будни - еда из столовки, в выходные дни Мария Смерека просит соседку что-то приготовить. Лишь иногда готовит сама, ведь может сделать только то, где обходится одной рукой и без ножа - например, на завтрак или ужин варит кашу. Все остальное из-за руки, которая может убить хозяйку, табу.

КОММЕНТАРИЙ ВРАЧА 

Фото: tokkpnl.org.ua.

Юрий Геряк, заведующий первым неврологическим отделением Тернопольской областной клинической психоневрологической больницы:

- Такие случаи бывают, но редко. Является ли этот уникальным? Каждый случай уникальный - двух абсолютно похожих не бывает. Мозг реагирует таким образом на внешние влияния, на внутренние проблемы. Есть старые изменения, давние, вследствие ревматизма и воспалительного процесса мозга. Простым языкомэто судороги. Это типичное явление вследствие повреждения мозга, к которому приводят и воспалительный процесс (энцефалит), и опухоль, и инсульт. И мозг реагирует судорожными приступами. Лечение в нашем отделении немного облегчает состояние, уменьшает их частоту. Но идеального лечения, которое можно было бы подобрать и судороги бы прекратились, нет. Тем более с таким сроком длительности. Вылечить ее нереально.  

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Теща с Волыни ищет жену для своего зятя: Звонят и врачи, и банкиры – но мне понравилась простая швея

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях