7 августа
Загрузить еще

По Полтавскому шляху разливались озера, а на месте вокзала выращивали капусту для архиерея

По Полтавскому шляху разливались озера, а на месте вокзала выращивали капусту для архиерея
Фото: Очертания Екатеринославской за век изменились, но в общих чертах узнаваемы.
Конторская – заповедник старого Харькова
 
"Комсомолка" продолжает исторический цикл статей о возникновении и жизни харьковских районов. В этот раз в поле нашего зрения – таинственная Залопань: район заливных лугов, базарных рядов и купеческих кварталов.
 
В конце XVII века Харьковская крепость начала обрастать селениями. Первая слобода называлась Залопанской и находилась в границах современных улиц Чеботарской, Краснооктябрьской и Ярославской. Эта территория вошла в черту города благодаря Петру Первому. Накануне Полтавской битвы 1709 года царь инспектировал Харьковскую крепость и повелел ее укрепить и расширить – на случай, если после сражения со шведами придется сюда отступать.
 
У вокзала выстраивались очереди на трамвай
- К городской черте добавили вторую линию укреплений: больше всего Харьков прирос в западном направлении – от Клочковской, которая шла под стенами, до территории нынешнего Южного вокзала, - говорит краевед Максим Розенфельд.
Тогда же, в XVIII веке, разбили и застроили основные улицы района. Одна из самых старых - Краснооктябрьская, бывшая Конторская. Краеведы называют ее настоящим  заповедником старого Харькова – в начале улицы сохранились здания, построенные 250 лет назад. Тогда же сельское население Залопани начали понемногу вытеснять ремесленники. Названия улиц до сих пор сохраняют неповторимый цеховой колорит тех лет: сапожники населяли Чеботарскую, гончары жили чуть дальше, на знаменитой Гончаровке, прославленной позже Квиткой-Основьяненко, а слава о ткачихах с Коцарской гремела по всей империи.
 
Полтавский Шлях был районом контрастов - здесь соседствовали нищета и роскошь.
- Сейчас на многих табличках название написано через букву "а" – как Кацарская. Это неправильно, потому что имя улицы пошло от слова "коц" – это были такие ковры с длинным ворсом, - говорит знаток харьковской истории Михаил Красиков. – Занимались этим промыслом женщины, и нигде в окрестных губерниях подобные ковры не делали.
 
Бытует история, что харьковскими коцами однажды заинтересовались при императорском дворе и заказали партию в 500 штук. Но не сошлись в цене – сделка так и не состоялась. К концу XIX века популярность этих ковров сошла на нет, и представительницы коцарского ремесла в Харькове стали экзотикой.
 
Превращение бомжатника в деловой центр
 
В 30-е годы XIX века в жизни Залопани произошло важное событие: рынок, до этого находившийся на месте нынешней Пролетарской площади, переехал. Торговые  ряды занимали пространство от Благовещенской площади до нынешнего Дома торговли. А на месте сегодняшнего рынка были заливные луга, которые назывались "Пескуновская  Левада".
 
- Старое русло Лопани было разветвленным, весной при половодье мелкие озера объединялись в довольно полноводные водоемы и простирались до самой Гончаровки, - говорит председатель топонимической комиссии горсовета Алексей Хорошковатый.
 
Самое большое озеро находилось на месте нынешнего ТЮЗа – потому-то площадь перед театром имеет такой причудливый изгиб – она вписана в рамки берегов бывшего водоема.
 
Но уже в первой половине  XIX века озера и луга осушили, а территорию Залопани облюбовали купцы и первые харьковские промышленники: район стал самым респектабельным и зажиточным после Нагорного. Вокруг Полтавского шляха (тогда – улицы Екатеринославской) строились особнячки дворян, но преимущественно – зажиточных торговцев. Это был район контрастов: рядом с благопристойными дворянскими и купеческими домами соседствовала нищета.
- Районы вокруг Благовещенского собора всегда были неблагополучными. Там существовал рынок поденной рабочей силы: на эту работу нанимались, в основном, люди нищие, а потому там всегда был бомжатник, - рассказывает Максим Розенфельд. 
 
Была в районе и своя "жемчужина" – Вторая мужская гимназия, которая находилась на Благовещенской площади. Здесь воспитывали научную элиту города. Из этого учебного заведения в свое время вышли все ректора и профессура Харьковского университета. Во время войны здание было полностью разрушено – сейчас на его месте парковка.
 
В конце XIX века Залопань начала меняться. К этому времени от ремесленной слободы не осталось и следа: на месте сапожных и коцарских мастерских возвышались швейная, аптечная, кондитерская фабрики и другие предприятия. Тогда же улица Рождественская  (сегодняшняя Энгельса) была застроена зданиями в стиле северного модерна – здесь  возводили, как сказали бы сейчас, офисные центры торговых компаний. Сельская местность превратилась в деловой центр Харькова. И даже после революции, когда о купцах и память исчезла, Залопань долгое время была районом заводов, фабрик и контор.
 
В тему
 
Земли выкупили у церкви
 
Толчок развитию района дало строительства вокзала. Регулярное железнодорожное движение в Харькове возникло в 1869 году. До этого на месте рельсов  и депо была архиерейская левада. Здесь выпасали скот и выращивали овощи на огородах для главы епархии. Когда строили железную дорогу, земли у церкви выкупили.
 
Появление железной дороги преобразило Екатеринославскую улицу. Вместо частных особнячков купцов и мелких дворян сегодняшний Полтавский шлях застроили гостиницами и меблированными комнатами.
 
- Люди вставали с поезда, и извозчики сразу же везли их сюда – была задача заработать  деньги, не доезжая до центра, - рассказывает Розенфельд.
Поэтому во времена первых поездов улица считалась визитной карточкой Харькова. 
 
Кстати
 
Артистов в театре Муссури сменили вожди
 
В районе Благовещенского рынка в середине позапрошлого века было немало театров и цирковых балаганов. В 1911 году здесь появился настоящий "монстр", который известен как театр или цирк Муссури. Это был крупнейший театр Европы, который мог вместить 6 тысяч зрителей. Однажды на его сцене пел  Шаляпин, но это не спасло владельца от банкротства – зал не заполнялся. После революции певцов и циркачей сменили вожди – здесь выступали на собраниях Крупская и Дзержинский.
 
Здание на ул. Карла Маркса несколько раз горело, сейчас признано аварийным и вычеркнуто из перечня памятников архитектуры. И стоит театр Муссури как монумент предпринимательским амбициям жителей Залопани.
 
Фото: Елена ПАВЛЕНКО и группа Старый Харьков Вконтакте.