Максим ЧИЖИКОВ. Фото автора. (15 декабря 2008)
Бернард ВЕРБЕР: «Когда я начинаю писать роман, то становлюсь богом» ВИДЕО

Бернард ВЕРБЕР: «Когда я начинаю писать роман, то становлюсь богом» ВИДЕО

Комментарии: 2

Его книги расходятся миллионными тиражами, а число верберофилов по всему миру, в том числе и в Украине, растет. Вот и его последний роман «Тайна богов», завершающий «божескую» эпопею Вербера и переведенный наконец на русский, едва появившись на прилавках, тут же попал в топ-продажи. 

«Священникам мои произведения нравятся»

- Вы верующий человек, мсье Вербер?

- Все зависит от дня.

- И какой, например, сегодня день?

- Сегодня я верую процентов на 60. Мои отношения с религией - это отношения напрямую с Богом. Мне посредники не нужны. Это раньше, когда люди были несколько запуганы и зажаты, нужны были такие проводники для общения с Богом. А сейчас можно напрямую с патроном общаться. Если он не формалист, то поймет вас. 

- Судя по вашим книгам, вы противник единобожия?

- Я ни на чем не настаиваю. Я уважаю всех верующих людей, и для каждого есть система, в которой он лучше всего существует. Когда вы заходите в ресторан, у вас же есть выбор: вам либо дают одно блюдо, либо вы предпочтете шведский стол. Но ни римляне, ни греки, когда они захватывали новые территории, никого насильно не обращали в свою веру, не заставляли подчиняться своим богам. Монотеизм же разрушает все маленькие религии. 

- Поэтому в вашей эпопее фигурируют почти все персонажи древнегреческой мифологии? 

- Греческие боги очень человечны. Они обладают чувством юмора, занимаются любовью, обманывают друг друга - действуют, как мы с вами. Поэтому мне проще показать их и достоинства, и недостатки. Современные религии существуют в системе «я верю - я не верю». Но ведь вещи не бывают только черные или белые. Есть же масса оттенков. 

- Ваша теория существует на грани религии и науки. А как относятся к ней ученые и церковь? 


- Люди науки меня любят. Люди религии - тоже, во Франции особенно. Недавно встретил католического священника, который читал все мои романы и которому очень понравилась эта книга о богах. Он достаточно молод, мой, наверное, ровесник и является представителем абсолютно нового класса кюре, более современного. 

- Вы ассоциируете как-то себя со своим главным героем?

- У нас одна общая задача - открыть этот неизведанный мир. Мы чем-то похожи. Я, правда, не столь отважен, как он, но в то же время и менее скромен.

- Да, но он - Бог. То есть вы считаете себя неким мессией, проповедующим через свои книги некую новую религию?

- Я не сумасшедший, я себя за бога не считаю. Но в тот момент, когда я начинаю писать роман, я становлюсь богом своей книги, потому что стою на этапе создания какого-то микромира. И я, как художник, решаю в первую очередь, что будет существовать в этом мире. 

Но это лимитировано только границами этой книги.

- Искать Бога и превращать его в человека сейчас в писательстве модно. И это гарантирует коммерческий успех. Считаете ли вы себя частью масс-культуры? 

- В тот момент, когда я пишу, для меня единственная забота - это только развлечь меня самого. Я не думаю о коммерческом аспекте, о продаже книг. Если бы я на этом зацикливался, то в таком случае не создавал бы книги, которые выходят за рамки ординарного. Поэтому в течение шести лет я искал своего издателя, и все отказывались. Они считали, что это абсолютно некоммерческие сюжеты. Почему-то никто не говорит, что все романы должны быть похожи на романы Вербера. Чаще всего они говорят: есть такой-то тип, он пишет романы, в которых не понятно, о чем идет речь. Но тут надо признать, что публика все-таки любит немножечко странные вещи. 

«Мой прадед родом из России» 

- В истории об ангелах и богах вы очень подробно описываете самогипноз, потусторонний мир, клиническую смерть. А вам приходилось что-то подобное переживать?

- Я был научным журналистом, работал в госпитале и очень много общался с медиками, чьи пациенты переживали клиническую смерть, - отсюда и все мои познания. 

А вы как считаете, что-то есть после смерти? Если рай существует, почему люди так цепляются за жизнь … 

- А что вы думаете сами об этом?

- Честно говоря, я считаю, что нет, все пустота.

Именно в тот момент, когда умрем, мы поймем, кто был прав. Я думаю, что лучше всего умирать, не боясь страха, с улыбкой на устах. 

У меня все-таки складывается впечатление, что наша жизнь - это итог какой-то очень длинной дороги. 

- Ваш герой покровительствует людям-дельфинам, которые вечно страдают и несут крест за все остальные народы. Вы искренне верите в богоизбранность еврейского народа?

- Я бы не сказал, что прообраз людей-дельфинов - это евреи. Это очень собирательный образ. Cимволом первых христиан и первых евреев была рыба. Кроме того, рыба - это еще символ людей, которые занимаются йогой, а это в основном индусы. И, кроме того, рыба - символ финикийцев и атлантов. Так что я пишу скорее о духовности, которая ассоциируется у меня с дельфинами. 

- Какое место вы отводите людям-медведям, то есть русским, в вашем мире?

- В моей книге они занимают не слишком большое место. На самом деле, если бы я сам был русским, я бы постарался расширить их роль. Тем более что мой прадедушка по отцовской линии родом из России. Он ремонтировал сани. 

Улететь на другую планету? Возможно!

- Почему в вашей схватке народов постоянно побеждают американцы? 


Пожелание читателям «КП»: «Хорошего полета!»
Пожелание читателям «КП»: «Хорошего полета!»

- Сейчас американцы владеют двумя вещами. Это информация и кино. У Америки много, конечно, недостатков. Таких, как «Макдоналдс». В то же время я считаю, что там именно присутствует настоящая демократия, настоящая пресса.

Я считаю, что должен быть альянс между Америкой и Россией. Чтобы бороться против терроризма и чтобы умиротворить мир. Потому что это две державы, которые имеют одинаковый потенциал как христианский, так и культурный. Вот эти западные и христианские ценности сейчас подвергаются атакам мусульманского мира и экономической системы азиатской. 

- В вашей книге мирами управляют боги. Когда им все надоедает, то наступает хаос. Совсем как сейчас на Земле…

- Боги имеют влияние - через знаки, сны, чудеса, - но не такое важное. Поэтому все, что сейчас происходит, - это дело рук человека. Человек познает мир через боль. Если мы говорим ребенку: «Не суй пальчик в дверную щель, тебе будет больно», - очень маловероятно, что он скажет: «Да, хорошо, я делать это не буду». Он, скорее всего, захочет сунуть руку, чтобы проверить. Мы обучаемся через опыт. И лучше всего сохраняется в нашей памяти боль. Поэтому каждое поколение занимается войной для того, чтобы напомнить себе, что этого делать не надо, это больно. 

- Какой будет финал в истории нашей цивилизации: уцелеет ли она или люди будут вынуждены, как в романе «Звездная бабочка», перебраться на другую планету? И можем ли мы изменить ход истории?

- У нас есть два выбора. Либо взяться за ум, или все-таки разместиться на межзвездном корабле и куда-то улететь. Каждый раз, когда я наблюдаю за последними событиями в мире, мне кажется, что вкус к смерти у людей увеличивается. Ведь всегда существует очень мало рассудочных людей и огромное количество варваров. И люди здравого смысла должны все-таки как-то объединяться между собой. Иначе нам всем придется перебраться на другую планету на «Звездной бабочке».

ЦИТАТА В ТЕМУ

«Бог, по определению, вездесущ и всемогущ. Если он есть, значит, он везде и может все. Но если он может все, может ли он создать мир, где его не будет и в котором он ничего не сможет сделать?» 

Бернард Вербер, «Энциклопедия относительного и абсолютного знания».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт