Солист группы «Uma2rmaН»: «Скоро появится 104-й ребенок»

Солист группы «Uma2rmaН»: «Скоро появится 104-й ребенок»

Как изменилась ваша семейная жизнь после того, как вы стали знаменитыми? Когда выйдет новый альбом, вы в какую-то новую программу включились что-то вроде «Интерактивное вещание».

- Я не очень с компьютером в этих делах силен, но включился. Я пока не включился, к сожалению. Новый альбом тоже пока не делаем, какие-то отдельные песни записываем. Семейная жизнь, конечно, изменилась. Во-первых, появлялись и появляются дети, и все меняется соответственно с приходом новых людей на этот свет. И жизнь не стоит на месте, конечно, все меняется.

- Кстати, огромное вам спасибо за песню с Патрисией Каас. Мне интересно лично, будут ли, например, какие-то ваши новые песни?

- А мы вообще на концертах полных играем какие-то новые песни. Есть песня «не поминайте лихом», «Дайте сигарету» - она есть в Интернете. «Ты вернешься» есть песня, новая совсем. Вот, пожалуй, и все.

- Спрашивает Алена. Ребята, я вас обожаю. Удивил альбом Сергея. Вид у него такой брутальный, а песни нежные, тонкие, мелодичные. И хорошо, что у каждого свой стиль. Только, пожалуйста, не растратьте вас, вместе с вашими музыкантами здорово получается. Расскажите, пожалуйста, про свой альбом.

- Он вышел осенью, делал я его долго, два года. Собственно, что про него рассказывать? Его надо слушать. 28 у меня будет концерт в Москве, клуб «Хот Догс» напротив Курского вокзала на Садовом Кольце. Такой большой клуб, бывший «Честерфилд».

- Я думаю, что сейчас там поприличней, потому что такой человек, Сергей выступает там сейчас. Леонид спрашивает. Я не могу не озвучить этот вопрос, потому что даже не фанаты осведомлены о вашей жизни. Сергей, вы женаты, и если нет, есть ли у вас постоянная девушка?

- Я женат уже 14 лет, и девушки постоянные тоже имеются во всех городах (смеется)

- Скоро 104 ребенок появится.

- А у вас, по-моему, четыре есть уже?

- Я вырвался вперед, Сергей меня догоняет.

- Сложно ли быть хорошим отцом? Я так понимаю, что этот вопрос к вам обоим.

- Хорошим отцом быть сложно, поэтому мы плохие отцы.

- Смотря что считать хорошим отцом.

- Я думаю, имеется ввиду уделять внимание, покупать какие-то книжки…

- Книжки-малышки, подарки и внимание – это разные вещи. На воспитание у нас как раз времени уже не хватает. На какие-то подарки… Мы отцы выходного дня.

- Но сейчас кризис, и мы дома все больше и больше, кстати. Дети даже ко мне привыкли, называют не «дядя», а «папа».

- Кстати, как-то на вас кризис сказался?

- Конечно.

- Смотрите. Сергей Шнуров распустил «Ленинград» и создал группу, где меньше народу. Не хотите ли вы отдельно выступать – «Ума» и «Турман»?

- Отдельно не хотим. У нас тоже были сокращения в группе. Мы слегка раздули в хорошие времена нашу группу на одного человека, а потом пришлось сократить. Есть еще акустический вариант…

-. Чье творчество из российских коллег вам нравится? Куда вы пропали?

- Творчество нравится многое, многих людей. Перечислять даже странно. Мы же росли в этой стране, патриоты, поэтому очень многие, в основном старые.

- Виктор Цой?

- Я как раз не фанат был Виктора Цоя, а у нас был такой набор: «Чайф», «Чиж», «ДДТ», «Машина времени», «Воскресение». Из более раннего – это Антонов, Пугачева, песни из кинофильмов – ну все. Обычный набор человека наших лет. А как-то такой тяжелый рок – нет, я вообще не слышу его. Итальянскую музыку слушаю.

- Челентано?

- Это я был маленький совсем. Пупо, Челентано.

- Аль Панно и Ромина Пауэр?

- Да.

- А сейчас кто-то вам нравится из современных. Есть неплохие группы типа «Дикёрс», например.

- Иностранные? Честно сказать, не знаю даже.

- «Бум бокс» нравится иностранный.

- Какие-то нравятся.

- Мы честно говоря, не следим.

- Больше в своем творчестве.

- Мы не меломаны. Просто что по радио играют, то можем оценить.

- Сложно ли работать вместе? Все-таки два брата, не надоедает ли?

- Нет. У нас все в порядке с этим. Сложившиеся годами отношения. Вроде бы нормально и комфортно.

- А я читала ваше интервью на одном из интернет-сайтов, где было написано, что вроде как вы до «Уматурман» практически не общались, потом раз – и начали общаться. Это действительно так?

- Да, это действительно так.

- Я говорю – пятилетие. Собственно, пять лет назад, когда собрали проект…

- Шесть. У нас были разные жизни, мы жили разными жизнями, занимались разными вещами. Были в легкой конфронтации.

- А у вас большая разница в возрасте?

- Пять с половиной.

- Кто старше?

- О, приятно слышать.

- Спрашивает Сергей: расскажите про свой новый альбом, когда он выйдет и какие там будут новинки.

- Новый альбом – он как бы вышел, а следующий, если говорить о новом альбоме – то я планирую к следующей весне.

- Говорить языком Пушкина и Маяковского.

- А почему вы решили и сами что-то сольное сделать? Рамки «Уматурман» - они каким-то образом сдерживают вашу творческую функцию?

- Он вообще туда не попадает со своим творчеством, поэтому делать на стороне.

- Просто изначально решили не смешивать наше творчество, потому что очень много всякого творчества и у меня, и у него.

- Вас тут еще спрашивает Миленум. Расскажите, пожалуйста, о своем сотрудничестве с Патрисией Каас. Она вам понравилась?

- Очень, особенно мне. Я с ней обнимался.

- У Сергея была с ней интимная сцена, поэтому он расскажет. Сергей, расскажи, как ты лапал Патрицию. Расскажи всем.

- Кстати, дублей было не так уж и много, штуки три или четыре.

- Ты не успел напиться ее крови? Немолодой уже, можно сказать, крови.

- Нет, она хорошая. Милая, добрая, без понтов звездных.

- Я так понимаю, что Патрисия Каас тоже относится к той музыке, на которой вы росли, каким-то образом. Как вообще вам, не сложно было, все-таки какой-то пиетет перед женщиной, которую слышали только в детстве?

- Приятно очень. Необычно.

- Мы с ней пообщались на деловом уровне, ничего такого личного.

- А она вас слышала до этого?

- Она до сих пор не слышит, не слушает.

- А вы ей не предлагали послушать?

- Ничего мы не предлагали на самом деле, по-другому процесс обстоял. Мы были от этого процесса далеки, переговорный процесс был на продюсерах, они договаривались. До меня доносили уже конкретные сведения: что она хочет новую песню, чтобы я написал специально для этого дуэта. Старые какие-то ее не устраивают. Я написал, отправил, они записали, приехали. То есть все сдержанно, сухо, по-деловому. Она приезжает, с ней четыре продюсера – мужчины, собачка. Они решают все вопросы, пьют кровь нашему продюсеру. В переговорном процессе очень сложно работать с иностранцем. У нас девочки просто поседели на этом мероприятии, общении с иностранцами. Крови попили много, так что я, слава Богу, не имел отношение к этому.

- С кем хотелось бы из западных звезд записать, несмотря на эти перипетии организационные.

- Да ни с кем не хотелось бы писать. Мы об этом как-то не думаем. Но если бы вдруг что-то такое предложили, сказали: выбирай любого, с кем бы хотелось петь. Я бы, наверное, спел с Бьорк. Из женщин. Просто для меня это такой самый лучший вокал планеты.

- А для меня – Шатэ.

- Мадонна, например. Она такая признанная.

- Мадонна – это шоу-бизнес. Со Стингом с удовольствием.

- А вы были, кстати, на его концерте?

- Никак мы не попадем. Мы постоянно работаем в этот день. Мы были в Москве. Когда работал Стинг, у нас был концерт. Потом мы поехали в Питер, он там выступал. И у нас был в это же время обязательно концерт. Мы не попали.

- Кстати, доводилось ли вам выступать на каких-либо мероприятиях с западными звездами?

- Да.

- С какими? Я знаю, Земфира выступала с Принцем.

- Мы выступали с Карди Ганс на Украине.

- Такая портянка артистов висит, ты даже не будешь знать, с кем ты выступаешь, только по этой бумажке. Наверняка с кем-то выступали, просто этому значения не придаешь – тебе какая разница, кто там еще выступает до тебя или просто тебя.

- Вдруг кто-то из кумиров, например, ваших?

- Вдруг кто-то из кумиров – конечно, можно подождать и послушать остаться.

- Мы слушали Карди Ганс. Они просто старое не играли, играли новую свою программу.

- А это был заказняк?

- На аэродроме вообще играли.

- То есть не частное мероприятие?

- День города или что-то еще.

- Вы приехали, наверное, чтобы представить свой новый альбом и, конечно, поступили глупо совершенно. Потому что когда западные звезды приезжают в Россию, естественно, хочется каким-то образом услышать всеми любимые хиты.

- Как вы думаете, изменится ли каким-либо образом музыка в кризис?

- Больше жалобных песен появится: «Дайте денег, дорогие олигархи».

- Я не думаю, что кризис что-то такое изменит. Может быть, появится больше песен, потому что люди из этой обоймы выпамши займутся творчеством, и что-то появится, какие-то песни новые.

- Например, я слышала недавно разговор, Артемий Троицкий с кем-то разговаривал, что, например, попса – она уйдет, одно, а появится шансон, авторские какие-то песни, этнические коллективы. В этом плане, как вы думаете, может, действительно…

- Мы в этом плане не думаем, честно. Это Артемий Троицкий, у него работа такая думать.

- А у нас работа попроще. А если предположить, то не знаю, что будет вообще.

- Дай Бог, чтобы вообще что-нибудь было. А то будет у нас, как раньше: три артиста на всю страну и один канал. А за остальное расстрел. Такого бы не было, и тогда все будет хорошо.

- Здравствуйте. Расскажите, насколько часто вас путают с «Братьями Грим» и следовательно, насколько часто в последнее время появлялись слухи о вашем распаде. Как известно, что «Братья Грим» распались и поют поодиночке. А лично я всегда путала «Уматурман» и БГ.

- БГ – Это «Братья Грим», не Борис Гребенщиков?

- Нас не путали ни разу

- Ни разу нам такой вопрос даже не задавали, тяжело нас спутать с «Братьями Грим».

- А то, что мы распадаемся, слухов много.

- А почему?

- То, что я выпустил сольный альбом.

- Все так начинают. Как человек выпускает сольный альбом, сразу – все, они распадаются. То есть нет, вы так не думаете, ничего… Когда же все-таки альбом будет совместный?

- Мы теперь решили не торопиться.

- Не запариваться с софтом, а делать просто: как будет готов, тогда и будет готов. Потому что мы один раз так накололись жестоко со вторым альбомом, поставили сами себе сроки, продюсеры уже его продали, и был конкретный срок сдачи альбома. А мы все время на гастролях, и как его писать – в итоге сводили в последнюю ночь, получился ужасный альбом, до сих пор мне за этот альбом стыдно.

Причем хорошие песни, но просто качество записи. Я решил: больше никаких левых людей не будет участвовать в записи – ну, кому-то на откуп. Ну запишите как хотите песню – такой трек голосовой. Такое дерьмо делают люди, просто песни коверкают так, что… Короче, один раз накололись мы на этом, теперь я решил, что никаких альбомов не будет, пока он не будет готов.

- Да, сначала сделаем альбом, чтобы он был хороший. А когда я скажу, что да, этот альбом закончен и хороший, его можно… Вот тогда мы его будем выпускать.

- Потихонечку песни пишутся. Как накопятся на альбом, так и будем делать.

- Сэм спрашивает. Какая у вас сейчас любимая женщина: Мария Шарапова или Ума Турман?

- Любимая женщина у нас… Лера Крестовская у меня любимая женщина. И еще любимые женщины маленькие: Яся, Стася, Ума. Вот мои любимые женщины.

- У меня тоже – Наташа и Алиса.

- Я так понимаю, человек интересовался, кто вам больше нравится, потому что у вас была песня про Машу, соответственно, Уму Турман.

- А, кто больше нравится? Нам в принципе женщины нравятся всякие. Маша Шарапова и Ума Турман очень красивые женщины, и обе нам нравятся.

- С Машей больше не общаетесь? Я помню, вы как-то выступали вместе.

- Мы с Машей только тогда и общались.

- Один раз виделись.

- Мы только тогда с ней общались, она девочка занятая, ходила в кольце охранников, так что особенно не наобщаешься. Сложно живется звездам.

- Я, по-моему, не помню, чтобы вы ходили в этом кольце. При бешеной популярности…

- Бешеной (смеются).

- Ну, это вам так кажется. Вы живете сами в себе, как бы не замечаете. На самом деле, конечно, вас считают одной из самых популярных групп в стране.

- Нас и на радио уже не крутят давно.

- Наши песни даже взяли на радио. Мы популярны, чувак, успокойся.

- За прошлый год на каком-то влиятельном сайте вы были на втором или четвертом месте с композицией с Партрисией Каас. Естественно, там все радиоротации учитывались, радиостанции, и вы там были в числе самых красивых.

- Все нормально у нас, да?

- У вас все прекрасно. Спрашивает Сэм. Скажите, вы вообще люди с юмором? По-моему, да. Расскажите про свой самый смешной розыгрыш. Как вы разыграли и как вас разыграли первого апреля.

- Первого апреля как-то у нас не получается разыгрывать. Но меня разыграли, мне устроили день рождения – это самый был большой розыгрыш, когда меня разыграли в моей жизни. У меня был день рождения, и я не хотел его справлять, 19 декабря. Не хотел справлять, и еще в этот день у нас был концерт. Я говорил все, я не буду, у меня было плохое настроение, я был еще очень пьян. Так как день рождения. Директор, поддонок, приехал ко мне с бутылкой текилы и говорит: давай, у тебя сегодня день рождения, давай пить. Я говорю: ну давай. И мы начали с ним пить. Приехали на концерт потом уже такие тепленькие, в клуб, там все в масках – Новый год, все в масках, люди танцуют. И мы начали выступать, нам кто-то начал мешать, какой-то ведущий зайчик все время вмешивался. И я думаю: ну что такое? Дерьмо, концерт какой-то… Голоса нет, я думаю: блин, хрипел. И в общем, меня поздравляют с днем рождения, говорит: ну, поздравляем с днем рождения. И все снимают маски и оказывается, что клуб полон моих!
  друзей, которые съехались из всех городов, стран и так далее. Но  так как я был пьяный, я даже не понял сначала. Я думаю: ну все, надо прекращать с бухлом. Я стою, смотрю на сцене и вообще не понимаю, что происходит. Какие-то лица начинают выплывать, которые там не могут никак быть. Оказалось, что жена для меня устроила такой праздник, всех подговорила, там какая-то бешеная работа, люди приезжали откуда-то, прилетали, прятались, чтобы не выдать, все в костюмах, в масках.


- Фантастическая история. Вашей жене надо за это просто памятник поставить. Я бы, если честно, зарыдала, если бы мне такой сюрприз устроили.

- Я не зарыдал, но потерялся сильно. Даже не мог радоваться, в прострацию такую попал. Да, это самый большой розыгрыш. Два года назад. По-моему, 31 год

- Сейчас, как я поняла, у вас возраст Христа? Поэтому вы так постриглись?

- Я не поэтому так постригся, я на самом деле устал от кудрей, еще спортом хотел заняться. У меня грандиозные планы, поэтому я постригся.

- Начал с самого легкого.

- Да, просто надоело

- Я так понимаю, вообще надо застрелиться с длинными волосами.

- Застрелиться не знаю, но это тяжело, это хлопотно. Длинные волосы – это хлопотно.

- Пусть это останется женщинам тогда. А вы, кстати, так мне и не рассказали по поводу ваших розыгрышей на первое апреля.

- Да я не помню. Нет прецедентов.

- У нас как-то не зародилось этой традиции, скорее, в актерской среде, когда они друг друга разыгрывают и так далее. У нас это было в юношестве, там знаешь: здравствуйте, это Военкомат, тебя забирают. Ну, такие, детские шутки. А сейчас как-то – нет.

- Наталья спрашивает. Расскажите про ближайший гастрольный график, он не изменился на гастролях? Не изменился он, я так понимаю. Куда поедете в ближайшее время? Кого порадуете?

- Да никого. Питер, надеемся, что порадуем

- Ну это в мае.

- Лондон в мае. А до мая что? В Киев куда-то мы поедем, в Минск 30 апреля. Екатеринбург должен быть.

- Это называется мы никуда не поедем.

- Раньше мы бы здесь не сидели.

- Концертов немного.

- Денег тоже нет.

- А представляете, как попсовым исполнителям сейчас тяжело?

- Попсовым? Почему? Фонограмму взял, раз.

- Потому что в них раньше вкладывали деньги, сократились эфиры и т.д. и т.п., а сейчас как-то они уже не нужны

- Я не знаю, я сейчас смотрю телевизор, я смотрю, сейчас в рекламу так и вкладывают. Причем вкладывают еще больше.

- Просто старые запасы, мне кажется, какие-то еще. Лаура спрашивает: расскажите о том, как возник прекраснейший союз с Патрисией Каас почему именно она и легко ли было с ней договариваться. Это мы уже спросили. Следующий вопрос: с кем из шоу-бизнеса вы дружите?

- Из нашего шоу-бизнеса мы со многими в хороших отношениях…

- А так, чтобы на кухне пиво пили бывает?

- Просто очень редко мы встречаемся. Допустим, есть какие-то люди приятные из кавээнщиков, «Камеди клаб», Серега Светлаков, Санька Леон (?). Мы видимся очень редко, потому что, понятно, все люди заняты. Встречаемся на гастролях, от разу к разу, ну и, конечно, очень рады друг другу. И с музыкантами точно также с какими-то общаемся.

- Но тоже редко.

- Чтобы друг к другу в гости – это года, растягивается, потому что реально времени не находится, или дети болеют, и так пошло-поехало. И у всех еще графики при этом, найти какую-то точку соприкосновения очень тяжело. С Турчинским мы никак. Они нас зовут в гости, мы никак не модем найти день приехать, то одно, то другое.

- К сожалению, мне кажется, что в наше время получается, что такая занятость – это признак востребованности, успешности.

- Да не то чтобы. Не из-за концертов, а просто какие-то семейные обстоятельства. С таким табором тоже тяжело, не разъездишься.

- Левон спрашивает. Кто у вас в группе главный? Если не будете петь, станете ли работать по специальности?

- Какой специальности? Дело в том, что со специальностью у нас тяжело, главный в группе я. Специальность электромонтер, единственная специальность, которую я получал в ПТУ. Но я вряд ли смогу что-то заработать, даже если захочу, электромонтером.

- Ты погибнешь…

- Да, я погибну. Водителем – еще я бы поработал водителем, могу водить машину – тоже, ну, может быть, калымил раньше. Если будет совсем плохо – поеду на своем грузовике калымить, сделаю такси.

- Кто из вас – вы меня извините, если я не права, но мне кажется, что я как-то читала вашу биографию, что кто-то из вас работал чуть ли не санитаром.

- Я работал. Это не профессия. Работа не очень спокойная, потому что судмедэкспертизы, а должность ночного санитара – она заключает в себе такие вещи: ты должен принимать товар и растаскивать его на свободные места. Свободных мест было мало, поэтому ложили около стен, штабелями и так далее. И каждые 40 минут к тебе стучат эти – труповозка такая есть «Скорая помощь», и ты идешь, просыпаешься, если еще сумел заснуть, и идешь – они тебе накладывают и ты носилочки едешь, отвозишь, и такая ночь. Потом еще уборка входит в обязанности. Так что я не думаю, что это профессия, любой бы в принципе человек мог это сделать, это такой чернорабочий труд, но, конечно, этим я буду заниматься в последнюю очередь. Если уже не останется ни одной профессии. Конечно, можно и так зарабатывать себе на жизнь, но можно что-то поприятнее найти.

- Если не секрет, в каком процентном соотношении пополняется ваш доход от корпоративов и от билетных концертов. И второй вопрос: как вы считаете, может ли модная тенденция расширять бренды негативно влиять на творчество группы? Я имею в виду сольный проект Сергея.

- Сложно изъясняется товарищ. Процентное отношение – если он имел в виду, как мы делим с Серегой деньги?

- Нет. Я так понимаю, что он имел в виду, больше ли вы зарабатываете от гастролей, например, или от корпоративов?

- Конечно, корпоративы оплачиваются больше, чем какие-то клубные выступления. Корпоративы, конечно. Но сейчас тоже – сейчас кризис, и в связи с кризисом ценности упали, и даже на корпоративы. В принципе, мы не голодаем, но не так, как было раньше.

- Ужались.

- Второй вопрос: как вы считаете, может ли модная тенденция расширять бренды негативно влиять на творчество внутри группы, я имею в виду сольный проект Сергея.

- Нет. Наоборот. Так как работы сейчас не очень, особенно в кризис, а музыканты у нас получают зарплату именно с концерта, то это положительно влияет на атмосферу группы, когда у них больше концертов, они больше зарабатывают. Поэтому второй проект, собственно, и задумывался по большому счету еще в плане того, чтобы концерты были и музыкантам, чтобы им заработать.

- Я так понимаю, человеку надо то, как раз не происходит такое распыление, когда внутренние творческие ресурсы уходят на эстраду, и остается уже меньше, не становится таким ярким, сочным, может быть.

- Мы изначально договорились, что в «Уматурман» буду писать я, а Серега сделает свой отдельный проект, чтобы наши творчества не смешивались в одно. Поэтому группа «Уматурман» ничего потерять не могла, потому что изначально и до сего дня для группы «Уматурман» пишу я.

- Евгений спрашивает. Были ли вы когда-нибудь на родине Деда Мороза в Великом Устюге, если да – то как впечатление. Как относитесь к тому, что символом Олимпиады в Сочи может стать наш российский Дед Мороз?

- Нет, не были в Великом Устюге.

- В Великом Устюге не были, но я был в Финляндии, у Елубуки. Впечатления тоже не произвел, я думал как-то будет поинтереснее. Такая чисто туристическая разводка, все эти Елубуки, даже обидно.

- Там было чересчур много народу, мы стояли с детьми два часа думали, что мы сейчас зайдем, чтобы получить талончик со временем, по которому можно заходить. Когда мы туда зашли и увидели, что там еще очередь на два часа – у нас уже дети падают. А все это – просто коридор, живая очередь, там сидит такой Дедушка Мороз, любой из нас мог быть таким Дедом Морозом, и фотографируется с каждым. А на выходе этот ребенок, или мамочка с ребенком покупают фотографию за сколько-то там – чисто туристический разводняк, люди туда приезжают, мучаются в этих очередях, потом платят за фотографию с Дедом Морозом, хотя отца семейства наряд Дедом Морозом, фотографируйся, и дут то же самое. Я думаю, что там один человек пошел попить, другой вышел Дед Мороз. Ну, в общем, у меня лично это оставило неприятные ощущения, и мы не стали стоять. Я говорю: так, девочки, разворачиваемся, и больше мы не участвуем, их всех забрал, и мы уехали.

- А вопрос как раз про Сочи: как вы относитесь к тому, что символом будет, например, Дед Мороз. Или у нас есть что-то более достойное и интересное?

- Я хорошо отношусь. Дед Мороз – это Дед Мороз. А ко у нас – Чебурашка?

- Матрешка.

- Да что придумают, то и… Лишь бы организовали все хорошо. Дело даже не в символе. А если они действительно успеют сделать что-нибудь хорошее в Сочи, объекты. Потому что мы были в Сочи, и что-то грустная какая-то картина наблюдается там. Все говорят, что идет строительство, а я лично сколько ни езжу в Сочи, никакого строительства там не замечал. Причем, местные тоже не замечают там строительства, и смеются. Деньги выделяются, и все такие – ну да. Там такие строительные объекты, затянутые защитной сеткой в олимпийских узорах, она уже вся дырявая стоит, а строительство так и не замечено. Мы все время ездим и кататься туда, и выступать, да, в Красной Поляне. Может быть, в другом месте невидимый глазу какой-нибудь объект. Но очень хотелось бы, чтобы наконец сделали из Сочи нормальный курорт, потому что ну это издевательство. Такое ощущение, что просто… работает у них эта с цепями канатка, на которой сейчас поднимаешься – а зачем делать? Скипасы ты все равно купил. То есть люди н!
 е думают о том, чтобы люди хорошо отдыхают. Они думают, что у тебя же выбора не будет, ты приедешь и купишь этот скипас. Ты скипас купил – ну давай, катайся.

- А вы вообще поклонники каких-либо видов спорта кроме лыж, как я понимаю, и тенниса.

- Сноуборд, я на сноуборде. В теннис мы вообще не играем.

- Но вы что-нибудь смотрите, может быть, футбол?

- Футбол, хоккей.

- В футбол играем, в хоккей Сергей играет. Я в футбол. Зимой на сноуборде, летом там много… Я недавно пытался, встал, у меня получилось на кайт встать, на вэгборде я умею кататься, на виндсерфинге, мотоцикл, естественно, кроссовый – и простые, и дорожные, для путешествий, если это можно как спорт рассматривать. Ну, кроссовый – это точно спорт. Ну и так.

- Будете ли в этом году смотреть Евровидение?

- Евровидение – нет.

- Ты знаешь, Евровидение я не смотрел, не смотрю и не собираемся.

- У нас просто история с Анастасией Приходько.

- Кстати, не объяснишь, почему украинская певица у нас поет?

- Мне кажется, что, может быть, дело в том, что она победила на нашей Фабрике звезд, и вроде как она уже наша певица.

- А, наше гражданство взяла?

- Главный вопрос, что песня, которую она пела на украинском языке…

- Даже так? Да потому что, в сознании людей еще Советский Союз, и это на самом деле хорошо. Ну что придумали – Украина, Белоруссия – заграница. Когда у нас всегда все было общее. Какая она – наша, конечно.

- Наша, славянка.

- Катя спрашивает. Ваши песни такие энергичные. Слушая, хочется танцевать. А площадка в Минске в этом году была неудачная – сидеть неподвижно в зале Дворца было сложно. Если будете у нас в Минске, было бы здорово, чтобы там был танцпол. Как, кстати, вам реакция минской публики и где вам больше всего понравилось выступать за последнее время и почему?

- Это, кстати, очень больная тема для нас. В Минске мы опять в связи с кризисом решили выступать там, где мы выступаем с давних пор – это в залах. Зал – это вообще не наша площадка, когда люди сидят и не могут танцевать. И нам неприятно работать. И мы все-таки согласились, потому что как-то семью кормить надо. И после этого концерта в Минске я понял, что… Сказал директору: все, я лучше буду в переходе играть, чем в залах. Просто настолько некомфортно, зал, некомфортная площадка для нас, что мы этот вопрос закрыли, надеюсь, раз и навсегда, и в следующий раз мы Минск мы приедем в клуб в районе 30 апреля, где будет хороший, нормальный концерт.

- Не устаете от постоянных перелетов?

- Когда их много, устаешь. Сейчас меньше.

- Персона спрашивает: не пишете ли вы новых песен для сериала «Папины дочки»? Там сменился сценарий и старая песня вроде бы уже получается не в тему.

- На эту тему ничего не предлагали, но я думаю, что не очень актуально. Я бы не взялся писать теперь про маму. Потому что…

- Это мамины дочки.

- Это, мне кажется, уже не нужно.

- А хотели ли бы сняться в кино или в сериале каком-нибудь?

- Я уже снялся в фильме в эпизодической роли, ну и мы с Сергеем снимались в некоторых фильмах в эпизодах. Я снялся в кинофильме «О, счастливчик». У меня там такая маленькая роль, даже не эпизодическая, а какая-то просто роль второго плана.

- У нас сейчас очень многие идут в главные роли. Например, Глюкоза снялась в главной роли в каком-то фильме. То есть люди так меняют профессию.

- Мне просто не предлагали. Я бы, может быть, и согласился.

 

- А могли бы пойти, да?

- Нет. Мне это интересно. Да, если будет хороший сценарий и хорошая история – я бы с удовольствием.

- А вам, Сергей?

- Я бы попробовал.

- Сложно ли сохранять отношения в семье? Вы столько лет живете семьей, и как так у вас получилось – вы 14 лет вместе, это тоже очень много. Как вот так получается?

- По-разному. Это очень сложно. Было в жизни много моментов, когда хотели расходиться, но что-то нам мешало. Может быть, трое детей, а может быть, директор школы. Жизнь сложная. Надо иметь много сил, мудрости, терпения и так далее, чтобы жить вместе, чтобы сохранить семью.

- Там же, кстати, был вопрос: какой романтический поступок вы совершали для совей супруги?

- Я подарил ей машину. Я себе фактически подарил. Но выставил так, что жене. Ничего романтического. На самом деле, романтики из нас еще те.

- То есть не лазите по балкону с цветами.

- Балконов нет.

- Я так поняла, что это в принципе не главное.

- Нет, это на самом деле для женщин очень важно. Но просто мы такие мужья непутевые – наши бабы, конечно, от этого страдают. Нужно романтики, записочки, цветочки. А я в этом смысле вообще человек черствый. Если я заметил, что она постриглась или покрасилась – то это прорыв. Для меня.

- Но обижается же, наверное.

- Она за 14 лет привыкла, что я ничего не замечаю и ничего не слышу. Но мы уже давно друг с другом, поэтому уже все знают про друг друга все.

- Алексей спрашивает. Есть ли у вас свое садовое хозяйство?

- Я вообще живу в деревне.

- В каком смысле?

- Я прописан Московская область, деревня такая-то, не будем говорить, какая. Обычная деревня, не какой-то охраняемый поселок.

- Но у вас же наверняка действительно должны быть огурцы, помидоры, какие-то рассады…

- До огурцов, помидоров руки не доходят.

- Бабушки там живут.

- Няни, бабушки – они специально для детей разбивают какие-то грядки – ковыряются там, фасоль. Есть такое место. Но у меня мало, очень маленький участок, и он весь занят – детская площадка, все для детей, чтобы они хорошо гуляли. Батут, горка, бассейн.

- Сегодня такая тенденция удивительная: сегодня многие рок-музыканты, они все тянутся ближе в деревню, те же Шевчук, Кинчев.

- Это же классно, это здорово. Я всю жизнь мечтал о деревне – баньку чтобы свою можно было топить, дрова рубить.

- Рубите сами дрова?

- Ну конечно. Когда нет помощника. У меня работает человек, живет с нами, семейная пара, и чаще он, конечно, рубит дрова и топит баню, чем я. Не из-за того, что я не люблю, просто времени нет.

То есть вы там даже ничего не сажаете. У вас это просто место жительства, которое находится вне города.

- Мы сажали. Ездили специально, выкапывали – там старые сады были, и их сносили тракторами и оставались какие-то хорошие кусты смородины, и мы ходили, ездили, выкапывали эти кусты, пересаживали. Смородину, крыжовник. Клубничка у меня тоже растет, но это где детские грядки.

- У вас есть рецепт – удобрения…

- Удобрение у нас есть, рецепт очень простой. Знаете рецепт приготовления кулебяки? Берешь два яйца… Нужно все это съесть по очереди, и через два часа кулебяка готова. Такой примерно рецепт удобрений.

- Вы вообще рок-н-ролльные люди или семьянины? Вы моя любимая группа.

- Что под этим понятием рок-н-ролльный подразумевать? То, что мы не семейные люди – это точно, потому что мы редко бываем дома. Что это значит?

- Мик Джаггер, помните, зажигал.

- Мы зажигаем иногда очень хорошо Сергей не участвует, его можно назвать семейным человеком. А я люблю. Сейчас пить не могу, здоровье подвело. Но я даже этому рад отчасти. Можно сделать вынужденную передышку.

- Я смотрю, прекрасный рецепт семейного счастья – как можно реже бывать дома.

- Спасибо. Очень даже логичное рассуждение. Не надоедать друг другу.


- На каких книжках вы выросли, что читали в детстве? И что читаете сейчас, если есть на это время.

- Я читать никогда не любил, и вообще читал плохо и медленно. Поэтому за свою жизнь я прочел буквально несколько книг. Что касается детства. В школе учился плохо, поэтому, естественно, ничего не читал. Когда мне говорят школьная программа, я даже не помню школьную программу. «Мастер и Маргарита» прочитал – я это помню. «Наследника» из «Калькутты», когда лежал в больнице, принесли, я прочитал.

- Это недавно было или давно?

- Это давно. Библию прочитал. А сейчас читаю, английский язык, в очередной раз пытаюсь выучить английский язык, читаю английский.

- В детстве я читал Жюль Верна совсем в детстве. Позже Булгаков, Аверченко, что-то такое веселенькое. Сейчас Акунина всего перечитал. Глуховский.

- Акунина я тоже, сейчас читаю, большой поклонник Новейшей истории 20-го века. Сейчас Радзинского. Что-то на историю потянуло.

- А вы уже прочитали новую книжку Глуховского?

- Новую нет. Прочитал «Метро». Смурно все. Но интересно.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт