Великие художники: Представляем второй альбом - «Айвазовский». <b><font color=red>Уже в продаже!</font></b>

Великие художники: Представляем второй альбом - «Айвазовский». Уже в продаже!

Комментарии: 6
Иван Айвазовский. Автопортрет, 1874.

Алексей СЫСОЕВ, выпускающий редактор «толстушки», - о своем любимом художнике: «Последний романтик с морской душой» 

йвазовского-художника знают почти все. Кто не помнит его «Девятый вал», «Штор­м на море» или морскую баталию «Синоп» - ими даже иллюстрируют учебники истории.

Об Айвазовском-человеке известно очень мало. Кто он по происхождению - историки до сих пор спорят: армянин, еврей или турок? До него за полотна маринистов никогда не выкладывали больших сумм, не пользовались морские пейзажи почему-то успехом у меценатов и толстосумов. Зато Айвазовский почти всю зрелую жизнь провел в Феодосии, предпочтя ее Питеру и столицам Европы, в роскошной усадьбе, куда специально провели водопровод и канализацию (в середине XIX века такими удобствами Феодосия похвастаться не могла). Да что там водопровод! Айвазовский был инициатором строительства железнодорожной ветки Джанкой - Феодосия и одним из спонсоров этого проекта… А его некрополь по красоте и масштабности может поспорить с усыпальницами «новых русских» на Байковом кладбище… Или вот еще загадка: с детства Айвазовский увлекался романтическими историями борьбы греков за свободу от Османской империи. Наверняка под влиянием Байрона. Писал батальные полотна, в которых греческие или русские корабли сокрушали турецкий флот. Помните «Десант у Субаши», «Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими кораблями»?.. Но не Россия и не Греция, а именно Османская империя осыпала его высочайшими наградами (у великого мариниста были орден «Нишан-Али», «Османийе», «Меджидийе», Алмазная медаль Османской империи)… 

Его картины именно в Османской империи пользовались почти таким же успехом, как в России. Турки буквально охотились за видами Крыма кисти великого мариниста, особенно после его возвращения из географической экспедиции под руководством Федора Литке, во время которой Айвазовский побывал в Стамбуле (1845 г.) и влюбился в легендарный город…

Лет через сто это обстоятельство заставило историков судачить: уж не был ли Айвазовский турецким шпионом? Не виды ли бухт и укреплений Севастополя и Феодосии, изображенные им с документальной точностью, интересовали турков накануне фатальной для России Крымской войны? Фотографии тогда еще не было, спутников-шпионов, сами понимаете, тоже. Не по полотнам ли великого мариниста турки и их англо-франко-австрийские союзники готовились ко вторжению в Крым в 1854 году? 

А вы знаете, что Айвазовский не прочитал за всю жизнь и десятка книг? Это в свое время потрясло Антона Павловича Чехова, наведавшегося к нему, уже глубокому старику, в Феодосию в 1888 году. 

«Знаком с султанами, шахами и эмирами. Писал вместе с Глинкой «Руслана и Людмилу». Был приятелем Пушкина, но Пушкина не читал! В своей жизни он не прочел ни одной книги. Когда ему предлагают читать, он говорит: «Зачем мне читать, если у меня есть свои мнения?» Я у него пробыл целый день и обедал…», - писал недоумевающий Чехов. 

Есть в словах великого писателя и нотка пренебрежения к великому художнику. Ведь Айвазовского многие не любили - и не только за то, что не умел читать. Коллеги-художники считали его дилетантом и выскочкой, работы его за глаза называли «неглубокими». Сейчас сказали бы - «попса»… И только некоторые, самые дальновидные, как Иван Крамской, признавали: «Кто бы и что ни говорил, он - звезда первой величины не только у нас, но и в истории мирового искусства»…

…Кого на самом деле Айвазовский читал, так это Байрона. И каждый раз, приезжая в гости к своему брату Габриэлю, жившему в монастыре на острове Св. Лазаря, он непременно останавливался в комнате, которую когда-то снимал Байрон, изучавший в том монастыре армянский язык…

Байрон и море - вот душа Айвазовского. Еще в двадцать лет в одной из первых картин («Штиль», 1837 год), за которую Айвазовский получил Большую золотую медаль Академии художеств, проявился уникальный талант мастера - передавать человеческие страсти через разгул стихии. И всегда на его полотнах море, каким бы оно ни было - тихим и спокойным, мятежным, мрачным, - звучало, как поэзия Байрона, наполненная романтикой и героизмом. И на самых гнетущих его полотнах («Буря», «Финский залив») всегда есть клочок светлого неба как символ веры в лучшее. 

Айвазовский умер, что называется, с кистью в руке. Утром 2 мая 1900 года он начал работу над картиной на излюбленную тему - о борьбе греков за свободу. Картина называлась «Взрыв турецкого корабля». А ночью мастера не стало… На его надгробии на древнеармянском языке написаны слова историка Мовсеса Хоренаци: «Рожденный смертным, он оставил по себе бессмертную память». 

В 2007 году картина Айвазовского «Корабль у скал Гибралтара» на аукционе Кристис была продана за 2,708 миллиона фунтов стерлингов! Языком денег не оценить искусство, и все-таки этот факт подтверждает - память о последнем романтике бессмертна.  

КСТАТИ

3-й альбом - «Леонардо да Винчи» - появится в продаже 8 октября.  

 

Ответы на все вопросы по поводу коллекции «Великие художники» вы можете узнать на сайте market.umh.ua или по телефону 0(44) 207–97-19.

Больше о коллекции читайте здесь>

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт