Представляем 78-й альбом коллекции  КП  -  Крымов : Мастер полутонов

Представляем 78-й альбом коллекции "КП" - "Крымов": Мастер полутонов

Автопортрет, 1908.

- Я умею писать только кусты и заборы, но это я делаю лучше всех, - любил говорить Крымов. Эта забавная фразочка хорошо показывает характер художника, который при всем своем серьезном отношении к искусству умел и подшутить над собой и другими.

Что тут сказать? Да, Крымов писал кусты, заборы, крыши… А Тициан - голых женщин, а Ван Гог - цветочки и картофель.

Николай Крымов прожил счастливую и вроде бы спокойную жизнь - никогда не был за границей, не путешествовал по стране. Но на его время пришлись три революции и три войны, сменилось все вокруг. И откуда нам знать, сам ли он научился довольствоваться малым и смотреть на жизнь философски, зная, что завтра все изменится? Точно лишь одно: не заигрывал с властями, не писал чуждых ему тем, не искал почестей и наград, не просил. Знал, что сами придут и сами все дадут. И награды действительно находили его сами.

РАБОТА СТУДЕНТА - 
В ТРЕТЬЯКОВКЕ

Николай родился 3 мая 1884 в семье художника Петра Крымова. Отец преподавал рисование в московских гимназиях и был неплохим портретистом. Денег в семье имелось немного, зато у них была большая дружная семья - двенадцать детей.

Старшие братья с друзьями устраивали дома музыкальные вечера, ставили пьесы, живые картины. Бегали на галерку в частную оперу Саввы Мамонтова слушать Федора Шаляпина и в Малый театр - смотреть спектакли.

Петр Алексеевич заметил незаурядные способности младшего сына. И сам стал готовить его к экзаменам в училище живописи, ваяния и зодчества, куда Николая приняли вторым по списку в 1904 году. В училище был очень сильный состав преподавателей - Валентин Серов, Леонид Пастернак - отец Бориса Пастернака.

В первые годы учебы Крымов был так беден, что не всегда мог купить себе красок и пользовался теми, которые счищали со своих палитр и холстов более состоятельные ученики. Возможно, это и закалило, Крымов понимал: все зависит от него.

Редкий случай: произведение, написанное учеником второго курса училища живописи, приобретено для Третьяковской галереи! Так произошло с одной из ранних работ Крымова. На четырнадцатой выставке училища был его небольшой этюд "Крыши под снегом", который понравился тогдашнему преподавателю пейзажного класса Аполлинарию Васнецову, и тот приобрел картину. А затем работу 22-летнего Крымова оценили и другие художники, и по рекомендации Серова в 1907 году она была куплена для Третьяковки.

По окончании училища в 1911 году Николай Крымов  - уже зрелый, сложившийся художник. Главным его увлечением был пейзаж, но одновременно Крымов делал много акварелей, рисунков, создавал театральные декорации, увлекался журнальной графикой.

- Пишите как угодно, хоть пальцем. Лишь бы было хорошо, - шутил потом Крымов.

Новый трактир, 1909. 

ОЗОРНАЯ МОЛОДОСТЬ

Еще в училище Крымов с удовольствием окунулся в живую творческую жизнь молодых художников. После дня напряженной работы с друзьями любил собираться у Всеволода Мамонтова, сына знаменитого Саввы Мамонтова. Крымов был человеком весьма азартным: играл в бильярд, ездил на скачки. Однажды на Тверском бульваре в ресторане-павильоне "Грек" веселая компания художников расписала его как декорации театра. Актер Иван Москвин изображал полового, в чайниках подавал шампанское.

Но, несмотря на все озорство, Крымов очень серьезно относился к тому делу, которому посвятил жизнь. Он считал, что художник должен заниматься тем, что любит, иначе для него не будет ни искусства, ни творчества, ни жизни.

Может быть, поэтому после революции Крымов занялся спасением того, что считал важным: участвовал в работе совета по делам искусства, пытаясь сохранить памятники искусства и старины.

ЖИЗНЬ В ОДНОМ ПЕРЕУЛКЕ

Внешне жизнь Крымова была скоромной. Сорок два года, с 1916-го, он прожил в небольшой квартирке в Полуэктовом переулке в Москве. Крымов был женат на Елене Николаевне, дочери художника Досекина. У него никогда не было мастерской. Когда он был в Москве, а не на даче, то писал свои произведения у балконного окна в столовой.

В конце 1930-х годов Крымов заболел. Он не мог уже лишний раз спуститься вниз по лестнице и был вынужден работать дома. Отсюда, с четвертого этажа дома в Полуэктовом переулке, открывался очаровательный вид на крыши старых московских особняков. Вообще для художника крыши были особым миром, который спасал в годы болезни, а многочисленные этюды этих крыш помогли никогда не расставаться с живописью.

Годы войны сильно подорвали здоровье Крымова, он жил в Москве и почти не работал. В первое послевоенное лето выехал в Тарусу. Художник с огромным трудом ходил, поэтому балкон дома переоборудовали в мастерскую…

Крымов не разделял теорий русского авангарда начала 
XX века, находя для него достаточно едкие слова:

- Меня спрашивают, что важнее: цвет или тон? Я отвечаю: "Какая нога нужнее человеку - правая или левая?"

Крымов был человеком старых, в чем-то патриархальных традиций. Всю жизнь ставил новый холст на мольберт, который когда-то принадлежал его преподавателю Серову и был передан Крымову его вдовой. И также всю жизнь хранил деревянную дощечку для живописи - тоже подарок Серова. Только когда ему самому уже исполнилось 70 лет, он написал на ней любимый тарусский пейзаж…

Крымов умер в Москве 
6 мая 1958 года. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт