12 июня
Загрузить еще

Военная полиция в Украине – зачем нужна и какие ее задачи

Военная полиция в Украине – зачем нужна и какие ее задачи
Фото: АрміяInform

В Украине собираются возрождать военную юстицию. Первый шаг почти уже сделан - Рабочая группа специального комитета при Верховной Раде одобрила доработанный законопроект про военную полицию, о чем было официально заявлено. Глубоко недружественные каналы в телеграм поспешили сообщить, что новый орган будет гоняться за уклонистами, хватать мужчин на улице и тащить в ТЦК. Ответственно заявляем: это фейк, ИПСО и прочие дурости. Военные полицейские к гражданским и пальцем не коснутся.

Коротко про - о том, зачем нужна военная полиция, какие функции она должна выполнять, о чем сейчас идут споры.

История развивается по спирали

С 2002 года и по настоящее время в Украине действует Военная служба правопорядка (ВСП) – специальное правоохранительное формирование в составе Вооруженных сил Украины. Его задачи широки сугубо в пределах Сил обороны - проверка документов военнослужащих, их задержание за нарушения, составление административных протоколов, борьба с хищениями, охрана дисбатов и военнопленных, охрана особо важных объектов, противодействие ДРГ. И можно сказать, что это полиция в армии, если бы не ограничения ряда функций.

- Военная служба правопорядка создавалась в мирное время и не готова к требованиям военного времени, - говорит участник парламентской рабочей группы, офицер ВСУ Денис Ярославский. – Она будет сохранена в полном составе и на основании нового закона трансформируется в военную полицию. Плюс будет расширен штат, поскольку добавится очень важна функция – возможность проводить оперативно-розыскную деятельность.

К такому согласию участники рабочей группы уже пришли. Копья ломаются над квинтэссенцией замысла – право военной полиции на самостоятельное следствие.

История развивается по спирали. Первый законопроект по реформированию ВСП в ВП, то есть военную полицию, был подан в 2008 году. В частности, он предполагал, что ВП будет проводить досудебное расследование преступлений, совершенных военнослужащими, а также коррупционных деяний чиновников Минобороны и офицеров ВСУ. Но такую идею не поддержали, решив, что в стране и без этого следователей хватает.

В 2016 году преобразование ВСП в ВП было предусмотрено Стратегическим оборонным бюллетенем Украины, но снова ничего не произошло. В феврале 2021 года тогдашний глава Минобороны Андрей Таран напомнил, что создание военной полиции поможет ускорить расследование многих случаев в зоне ООС, однако к вопросу вернулись только около года назад, когда вовсю громыхала большая война.

- Когда мы фактически уже написали закон о военной полиции, поступила команда убрать функцию следствия. Видимо, кому-то это показалось неудобным, - говорит Денис Ярославский.

Актуально как никогда

Тем временем сегодня, по словам военного эксперта, вопрос актуален как никогда. 

- Приведу в пример недавний скандал с фортификационными сооружениями в Харьковской области. Расследование военных преступлений возложено на Госбюро расследований. Это гражданский орган, его представители не имеют права и возможности выехать на линию соприкосновения. А следователи военной полиции могли бы выехать непосредственно на место и все проинспектировать. К сожалению, многие вещи происходят в военных частях – махинации с топливом, с зарплатами. До ГБР оперативная информация не доходит.

Денис Ярославский обращает внимание, что основная функция ГБР – это коррупция топ-чиновников.

- А с началом полномасштабного вторжения бюро засыпали «самоволками» и другими мелкими делами, связанными с войной. Что-то они расследуют, что-то не расследуют… Военная полиция есть у государств-членов НАТО, и везде она имеет функцию следствия. Для Украины это потребность номер один, потому что нужно расследовать как преступления, которые совершаются в нашей армии, так и военные преступления России. Если бы такая возможность была, мы бы задокументировали все, что творил оккупант в Бахмуте во время горячей фазы. А так много материалов утеряно.

Денис Ярославский акцентирует на том, что военные преступления РФ вынуждена расследовать гражданская полиция.

- В Нацполиции это не департамент даже, а просто Управление по расследованию преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта, которое возглавляет Сергей Пантелеев. Эти ребята просто на энтузиазме занимались тем, что происходило в Буче, в Ирпене, в Изюме. Они установили факты на 650 000 военнослужащих РФ, которые причастны к вторжению в Украину.

Признали, что совершили ошибку

Возможно, вопрос упирается в то, что проще не делать, чем делать. С момента, когда законопроект про ВП отправили на доработку, рабочая группа то собиралась, то брала большую паузу. «Волшебный толчок», по нашим источникам, произошел недели две тому назад, когда приехали представители Канады, вложившей немало средств в реформу ВСП, и спросили: что у вас, ребята, происходит? Документ одобрили и готовят к голосованию, но все ли проблемы решены? Например, где брать дополнительный штат следователей?

- Очень много бывших следователей Нацполиции, бывшей военной прокуратуры служат в ВСУ. Они имеют необходимые знания и знают, что такое война, – отвечает на наш вопрос Денис Ярославский. - Что касается надзора, то депутаты уже признали, что ликвидация военной прокуратуры в 2019 году была ошибкой. Теперь их задача ее воскресить. На первое время надзор может осуществлять Департамент войны в Офисе генпрокурора, пусть даже из Киева. Военную юстицию с чего-то надо начинать, и начинать правильно. Без следствия создание Военной полиции не будет имеет смысла. Пустая трата времени и денег.

Тем не менее пока принято соломоново решение - дать оперативникам Военной полиции право проводить следственные действия в боевой зоне под наблюдением ГБР. Во втором чтении будут ставить вопрос о следствии.

Три мифа о военных судах

Военная юстиция – это не только полиция и прокуратура, но и военные суды. О том, что их нужно вернуть в наше правовое поле, эксперты говорили еще во времена АТО – ООС. Институт был ликвидирован в 2010 году под предлогом сокращения численности армии. И возродить его, пожалуй, самая трудная из задач.

- Я много лет сотрудничал с военными судами. Это был самый позитивный, самый профессиональный опыт. Причин две – небольшая нагрузка относительно других судов и довольно жесткая вертикаль контроля. Зональный суд анализировал приговоры всех гарнизонных судов на предмет «косяков», независимо от того, были обжалования или нет. Выездные заседания проходили в любой точке страны и были очень показательными в плане укрепления военной дисциплины, - вспоминает адвокат Валерий Судаков.

По его оценке, разрушена очень устойчивая, очень функциональная система.

- Чтобы ее возродить, нужно большое финансирование. Создавать придется все три инстанции – от первой до Военной коллегии Верховного суда. Плюс кадры. Из тех профи, которые в 2010-м перешли в систему гражданских судов, многие уже на пенсии, то есть вышли из призывного возраста. Офицеры с юридическим образованием есть, но их придется учить. Думаю, желающие будут, хотя… коррупционная составляющая в военных судах всегда была мизерна, по сравнению опять же с другими. Во-первых, клиент неплатежеспособный, во-вторых, больше контроля. Если накрывали «поляну» с баней – это, считалось, ого-го!

Валерий Судаков развенчивает мифы, которые распространяют противники военных судов.

  • Миф 1: повальный контроль Минобороны. Нет. Военные судьи получали звания указом президента, МО не имело влияния на карьеру.
    - Старший лейтенант в мантии запросто «строил» генерала-свидетеля, а тот обращался к нему «Ваша честь», - вспоминает адвокат. - Единственное, судьи стояли на всех видах довольствие в военных частях. Можно было по блату получить новую форму и свиную вырезку в продуктовом пайке.
  • Миф. 2: военных судов нет в цивилизованных странах. Неправда. Военные суды функционируют в США, Канаде, Великобритании, Дании, Испании, Польше. А также Израиле, Египте, Австралии.
  • Миф 3: Европейский суд по правам человека не признает военные суды.
    - Отлично признает, у меня самого была практика в ЕСПЧ. Не было ни одного решения Европейского суда, где бы он посчитал приговор военного суда нелегитимным.

Военную прокуратуру, считает эксперт, будет легче возродить. Во-первых, не прочь вернуться на бывшую службу адвокаты, чтобы иметь стабильный доход, а не охотиться за клиентами. Во-вторых, молодые прокуроры, которые сейчас надзирают за военными делами как гражданские, не откажутся от званий, а с ними – прибавок к зарплате.