19 июня
Загрузить еще

А если она распадется? Как Россия может поделиться на «московитов» и «уральцев»

А если она распадется? Как Россия может поделиться на «московитов» и «уральцев»
Фото: depositphotos/EvgeniyShkolenko

Разговоры о развале РФ ходят давно, пугая осторожных европейцев и американцев и радуя прогрессивных людей, но вызывая чувство отрицания у самих россиян. Однако на днях не кто иной, как президент России Путин сам сказал о распаде федерации. И не в камерной беседе, а перед тысячами собравшихся на стадионе «Лужники», праздновавшими начало войны не только с Украиной, но и со всем миром. Дескать, Запад спит и видит, как бы разделить «великую и могучую», а затем поработить.

- Если мы пойдем по пути распада России, то судьбы очень многих народов России, и в том числе русского народа, могут кардинально поменяться… Ну, будут московиты какие-нибудь, уральцы и так далее, - сказал глава страны-агрессора, озвучив очень актуальные на сегодня мысли своего же собственного народа, который до сих пор не может толком определиться, что же означает «русский» в его названии.

России не привыкать распадаться, не все же время своего существования она была империей и навязывала русификацию всем, до кого могла дотянуться. После имперской «тюрьмы народов» превратилась в очередную империю - СССР, кипящий котел из разномастных республик – от мусульманской Азии до однозначно чуждой во многих отношениях Балтии. Котел рванул в 1991-м, как мы помним, и… И больше желания вливаться в большую дружную семью старшего брата – России – никто не изъявлял. Даже Беларусь, которую россияне считают глупенькой младшей сестрой. Как раньше Украину, правда, «младшая» выросла и поумнела, поэтому ей приходится теперь отбиваться от нападок бывшего «старшего» - «кто разрешил вам хорошо жить?». 

Вряд ли у Запада нет других снов, кроме тех, что о распаде России. Во всяком случае никто о них не заявлял вслух, а различные теории заговора, как «матушку Россию» хотят поработать американцы, уже наскучили даже интернет-расследователям. Но коль уже сам Путин заговорил о распаде, было бы интересно прикинуть, как бы проходило превращение большой страны во много маленьких.

Россия не просто развязала войну в Чечне, а и приложила все усилия, чтобы представить сражающихся за независимость боевиками и головорезами, как в случае с Норд-Остом в 2022 году. Фото: Kommersant/Getty Images​

Россия не просто развязала войну в Чечне, а и приложила все усилия, чтобы представить сражающихся за независимость боевиками и головорезами, как в случае с Норд-Остом в 2022 году. Фото: Kommersant/Getty Images​

Чечня и Дагестан – на выход

Для начала вспомним, что в начале 90-х попытки субъектов отколоться от России были, но практически все безуспешные. Кто сейчас вспомнит Южно-Уральскую или Приморскую республики, ненадолго возникшие в 1993-м, или как в 1990-м о своей независимости объявила Республика Саха (Якутия), а ведь таких суверенных республик тогда было не менее полутора десятков?

Занятые банальным выживанием в те лихие 90-е, мы успели только заметить, как билась за независимость Чечня (две войны!) и как долго не сдавался Татарстан, выторговав себе значительные преференции при условии своей определенной независимости. Которая, похоже, скоро и закончится – в январе этого года после внесения поправок в Конституцию Татарстана все его суверенное положение умножилось на ноль.

Мы не зря выделили Татарстан и Чечню – это первые кандидаты на вылет из федерации по любому из трех основных признаков: политическому, экономическому или национальному. Впрочем, скорее это будет выглядеть так: Татарстан – отдельно, уж слишком они горды и все еще в душе независимы, а Чечня и Дагестан – отдельно. О том, как противопоставляют себя чеченцы и дагестанцы русским, рассказывать не надо: каждый день в новостях проскакивают криминальные сводки с участием не тех, так этих. И все акты насилия – в отношении лиц славянской национальности.

Что касается «московитов» и «уральцев» то тут тоже вернее будет их разделить. «Московиты» вместе с парой прилегающих регионов вернутся к состоянию в период своего первого упоминания в летописях (если уж «хозяин Кремля» так любит восстанавливать историческую справедливость, то главное – не останавливаться), заодно и «питерских» прихватят. «Уральцы» будут дружно делить Урал с его стратегическими заводами и сырьевыми базами того же алюминия, нефти и газа – и, возможно, даже с китайцами или с какой-нибудь «Западно-Сибирской республикой». Впрочем, Сибирь может хоть вся отделяться, соседи помогут – ибо давно положили глаз на всю территорию восточнее Уральских гор.

Можно предположить, что основным фактором отделения этих территорий станет несложный экономический или не всегда понятный национальный компонент. Скорее, исторический: на кой ляд надо было посылать Ермака осваивать Сибирь, если до сих пор не в каждом сибирском доме есть газ и канализация? И вместо закупок унитазов и труб Россия предпочла потратить деньги на заведомо проигрышную войну с Украиной (пардон – с войсками НАТО, как сообщают россиянам их телеканалы). Оборонные предприятия станут разыгрываемой картой: вы нам независимость – мы вам оружие по мировым ценам. Канализацию на заработанные деньги проведем сами.

Эвакуация из восточной Финляндии в западную Финляндию в 1940 году. Кто не уехал - остался в Советской Карелии, со всеми вытекающими. Фото: ru.wikipedia.org

Эвакуация из восточной Финляндии в западную Финляндию в 1940 году. Кто не уехал - остался в Советской Карелии, со всеми вытекающими. Фото: ru.wikipedia.org

Привет, «замкадыши»

А где-то на Западе будут трепетать, желая перемен, когда-то финская Карелия и бывший прусский Кенигсберг, более известный сегодня под именем Калининград. На границе с Украиной застынет в ожидании Кубань, у которой, к слову, богатый опыт провозглашений независимости за всю историю существования региона. И экономический фактор может стать решающим: проще говоря – регионам «не повезло» с соседями. Калининградцы чуть ли не ежедневно ездят на работу через Германию, карелы вставляют в разговор финские слова, Кубань болтает по-украински без акцента. Все они уже увидели, как можно жить, посмотрели на тот уровень, которого достигла «загнивающая и замерзающая Европа». И сделать выводы им - пара минут. Впрочем, те, кто ездят к «московитам» в гости и оттуда возвращаются подавленными. «Есть ли жизнь за МКАД?» - издевательски шутят москвичи, осматривая «замкадышей» настолько снисходительно, что хоть сейчас бери и отделяйся от этих… буржуев.

Что интересно: если посмотреть, какие из 85 субъектов РФ получили больше всего дотаций в прошлом году (ибо не в состоянии прокормить себя сами, отдавая все на "прокорм" «московитам», то бишь в госбюджет), то самыми дотационными регионами стали Дагестан, Якутия, Камчатка, Чечня, Алтай, Ставрополье, Бурятия, Тыва, Башкортостан. Можно найти прямую зависимость между бедностью региона и количеством «мобилизованных» оттуда на войну с Украиной, но именно эти территории могут отпасть от Российской Федерации в первую очередь, как мы и предположили. Иная культура, иная жизнь, постоянная зависимость от «славян», разница в уровнях дохода, сложность в коммуникациях между регионами – все это вбивает серьезный такой клин в отношения регионов к слабеющему и постепенно сходящему с ума центру.

Не исключено, что китайско-российская граница может сдвинутся в сторону увеличения территории Поднебесной. Фото: Feng Li/Getty Images

Не исключено, что китайско-российская граница может сдвинутся в сторону увеличения территории Поднебесной. Фото: Feng Li/Getty Images

Отломится по краю

С югом более-менее понятно, пойдем на север. Анклав Архангельска, Мурманска и Норильска с прилегающими территориями также может выделиться в отдельное государственное образование, в условную «северную» или «северо-восточную республику». Они себя обеспечат, благо ресурсы есть – от «Норникеля» и ядерных подлодок до вылова рыбы, а вот что без этого будут делать «московиты» - еще тот вопрос.

С Дальним Востоком вообще все понятно: Китай и Япония пристально на него посматривают. Ждут, когда можно будет забрать? А впрочем, будут ли какие-либо из государств мира присоединять к себе бывшие «субъекты РФ»? Скорее всего, нет. Нахлебники никому не нужны, торговать с ними законно получится далеко не сразу, а на контрабанде можно заработать тихо и по-быстрому.

Что можно предположить однозначно? Что от Российской Федерации в первую очередь «отломятся» окраины, приграничье. Война истощит, в первую очередь, именно их ресурсы, и недовольство политикой «центра» будет расти по экспоненте. Не исключено, что искру отделения от Молоха, пожирающего людей, бросит какая-нибудь крохотная Республика Тыва, лишившаяся на многие годы значительной части мужского населения – молодого и трудоспособного, сгинувшего на бессмысленной войне России в Украине. Цепная реакция, в которую будут вброшены все обиды и тягости регионов, нищих и обескровленных, не заставит себя ждать…

Хотя для того, чтобы заявить о своей независимости (а значит – и о самодостаточности), мало иметь желания. Нужно переступить через страх. В центре это понимают – не зря же в прошлом году ужесточили наказание за призывы к сепаратизму и отчуждению части территории РФ. Но если любой из сценариев распада начнет происходить, то это будет означать только одно: колосс на глиняных ногах развалился сам, и Запад тут ни при чем.