8 декабря
Загрузить еще

Переговоры Зеленского и Путина: где, о чем и на каких условиях

Переговоры Зеленского и Путина: где, о чем и на каких условиях
Фото: REUTERS joh/AP

Президент Владимир Зеленский в очередной раз публично призвал президента РФ Владимира Путина, начавшего 24 февраля против Украины полномасштабную войну, сесть за стол переговоров, «чтобы остановить гибель людей». В Кремле на этот призыв отреагировали практически сразу.  Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что они готовы отправить свою делегацию, в которую войдут представители Минобороны, МИДа и администрации президента РФ, на переговоры. Место встречи – Минск. Условия российской стороны – нейтральный статус Украины, который включает не только отказ от стремлений присоединиться в НАТО, но и полная демилитаризации и денацификации Украины, а также «помощь ЛНР и ДНР».

«КП в Украине» опросила украинских экспертов об особенностях возможных переговоров между Украиной и Россией. Как достичь мир не на условиях агрессора?

Есть шанс получить сложный мир и не потерять страну

Владимир Фесенко, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»

Главная цель обращения Владимира Зеленского – остановить войну, прекратить гибель военных и мирного населения. Сейчас есть риск для Украины, государственности. Поэтому призыв о переговорах – правильный!

Другое дело – на каких условиях и о чем говорить. Тема нейтрального статуса, которая выходит на первый план – своеобразный крючок для российской стороны. К сожалению, наши европейские партнеры, к которым мы обращались с призывами безопасности и членства в НАТО, не дали нам ответ. И сейчас как сложный метод остановить агрессию – тему нейтрального статуса можно рассматривать. И мое субъективно мнение, нейтральный статус -  не самая большая проблема.

Есть риск, что Путин хочет полной капитуляции Украины, зафиксировать свою победу в Киеве. Украине нужно выстоять в этих переговорах, не капитулировать. Как свидетельствует опыт, в таких сложных ситуациях нужен посредник. В первую очередь речь может идти о президенте Турции Эрдогане. Для Украины это будет приемлемый вариант, а вот для России – вопрос. Еще один вариант: посредником может выступить президент Азербайджана Алиев. Вариант переговорщика в виде президента Беларуси Александра Лукашенко – не приемлем, поскольку за столом переговоров будет расклад двое против одного. Может быть кто-то из европейских партнеров. К примеру, в 2008 от вхождения российских войск в Тбилиси, остановили переговоры при участи президента Франции Саркози.

Вторая болевая точка предстоящих переговоров – как их итоги воспримет украинское общество. Сложная ситуация: мы сейчас один на один с врагом, который нас существенно превышает в ресурсах, военной силе. А у нас дефицит многих ресурсов, но огромная мотивация защищать свою страну. Народная критика будет, поскольку много граждан видят Украину в НАТО, но НАТО нам там не видит.

ДА, мы можем получить сложный мир. Нынче такая ситуация, что я бы не советовал уходить в крайности и заявлять, что нельзя идти ни на какие уступки Путину. На сегодня главное – сохранить страну!    

Во время войны дипломатия зависит от соотношения сил на поле боя

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий

Можно и нужно продолжать держать оборону, защищаться – правда на нашей стороне. Но в переговоры точно нужно заходить, чтобы избежать массовых жертв в виде гражданского мирного населения. Но есть вопрос, на каких условиях, на какие компромиссы идти во время переговоров. Это должен быть компромисс, а не капитуляция. Нас кинули западные партнеры: в ЕС – не берут, в НАТО – не берут, даже не готовы серьезный экономический удар нанести по России. Значит, какой смысл сейчас ставить вопрос о вступлении в НАТО и ЕС?  

Наверное, Россия будет требовать от нас признание «ЛДНР», а также признание русским Крыма.

Но хочу подчеркнуть, что во время войны дипломатия зависит от соотношения сил на поле боя. Если русские будут видеть, что мы мощно защищаемся – переговоры будет проще вести.

На сегодня еще крайне важно, чтобы министры иностранных дел, обороны, администрации Офиса президента прощупывать переговорные позиции, которые выставляет та сторона.  

Ни в коем случае нельзя говорить, что факт начала переговоров – это военная капитуляция! Нет и еще раз нет!

Президент спешит с началом переговоров

Олег Жданов, военный эксперт

Президент очень спешит с переговорами. Сначала, во-первых, нужно понимать, с чем мы идем на эти переговоры. На сегодня объективно у нас не с чем идти на них. Во-вторых, ситуация на фронтах пока еще неоднозначна. Мы поломали их планы – блицкрига, на который рассчитывал Путин, не вышло. Российские войска на смогли прорвать оборону Донбасса. И со всех стороны наши ребята дали достойных и сильный отпор. Но пока мы не переломили ход самой войны. Теперь они хотят захватить Киев или хотя бы правительственный квартал. Но как я вижу, у нас есть большие шансы отбить Киев. Еще один важный момент - у Путина заканчивается оперативный резерв, чтобы довести свою операцию до успешного завершения: они собрали 100 тысяч возле наших границ – они ее применили, а чтобы применить другие силы, придется брать оперативную паузу, объявлять мобилизацию, разворачивать части и вести в Украину. Мы же ждать не будет – пойдем в контрнаступление.

Мировая история войн говорит о том, что любая война заканчивается либо победой, либо поражением. Остальные варианты – неоконченная война. И мы это ощутили в 2015 году – получили Минск-2, который только дал передышку накануне большой войны. Мы вновь хотим заморозить конфликт?

Мы очень рискуем получить Минск-3, который зависнет на несколько лет.

Нужно все-таки выждать день-два. Только, если ситуация будет ухудшаться, то, возможно, тогда и стоило бы пойти на заморозку конфликта.

Важно определить и переговорную площадку. Ни в коем случае нельзя ехать в Минск. Это враждебное государство, которое позволило со своей стороны военное вторжение в Украину.