27 ноября
Загрузить еще

Нардеп Елена Шуляк: Покупать спецгардероб для Рады, если в жизни ты носишь бренды – лицемерие

Нардеп Елена Шуляк: Покупать спецгардероб для Рады, если в жизни ты носишь бренды – лицемерие
Фото: Личный архив

С народным депутатом от "Слуги народа" Еленой Шуляк мы поговорили о двух вещах, в контексте которых ее чаще всего упоминают в прессе - законопроектах, направленных на изменения сферы строительства и брендовой одежде. Почему в ее случае не носить бренды в Раду – это лицемерие, существует ли сексизм в Раде и как инициированные ею законопроекты помогут победить коррупцию в строительной сфере.

«Знаю массу случаев, когда перед эфирами депутаты снимали дорогие украшения»

- В одной из телепрограмм вы сказали, что перед первым рабочим днем обсуждали с кем-то, стоит ли носить в Раду брендовые сумки. Помните этот разговор и какие аргументы приводили? 

- Мне дали совет в Раду не носить дорогие вещи, особенно сумки. Я ответила, что вижу в этом определенное лицемерие, если в обычной жизни ты носишь бренды, а потом приходишь в Раду, все резко снимаешь и начинаешь играть другую роль. Или еще хуже - покупаешь специальный гардероб для Рады, показывая свою простоту и скромность. Мне кажется, так нечестно. Знаю массу случаев, когда перед эфирами депутаты снимали дорогие украшения, надевали простую бижутерию и выходили в эфир с чудными популистскими лозунгами о защите пенсионеров.

- То, что тему брендов так бурно обсуждают в новостях - это продиктовано интересом людей или просто журналистские манипуляции?

- Мне бы хотелось, чтобы журналисты, которые работают в Раде и фотографируют наши сумки, серьги и платья, иногда бы фотографировали экраны наших смартфонов и айпадов. К сожалению, информация на моем телефоне ни разу не попала в поле зрение журналистов и мало кто пишет о законопроектах, работа над которыми занимает значительную часть моей жизни.

- Так вы там, наверное, работу обсуждаете, это никому не интересно.

- А почему? Почему не интересно обсуждать работу народных депутатов, которая напрямую влияет на будущее страны?  Зачем фокусировать внимание на аксессуарах? Чтобы с умным видом написать в сотый раз “50 минимальных зарплат…”, “Слуга народа” пришла в чем-то похожем на что-то?…”. Смысл? Хотелось бы разгадать эту загадку, что хочет сказать журналист, который пишет о таком.

В чем вина тех людей, которые из бизнеса пришли на госслужбу, в парламент, и они носят вещи, которые себе не могут позволить пенсионеры?

Что носить дорогие вещи - плохо? В чем вина тех людей, которые из бизнеса пришли на госслужбу, в парламент, и они носят вещи, которые себе не могут позволить пенсионеры? Кто эти судьи, определяющие, что плохо или хорошо, что нормально или не нормально, этично или неэтично? Какой тайный смысл пытается донести журналист своему читателю?

- Цитирую слова журналистки Анны Стешенко, которая как раз часто фотографирует сумки депутатов: «Конечно, она имеет полное право носить бренды, но не в Раду, где она народный депутат и политик. Кстати, многие депутаты, например Ирина Верещук, Оксана Сыроид, шьют вещи на заказ и не позволяют себе надевать вещи с узнаваемыми, броскими лого. И еще одно – ходить в Раду с дорогущими брендами, стоимость которых позволила бы простой бабушке жить на эти деньги 2 года, это как минимум политический моветон».

- Это сказала журналистка, которая сама носит брендовые вещи в Раду. И видно, что тема брендов ее очень тревожит, просто до боли и дрожи.  Она пишет не только обо мне, но и о других депутатах нашей политический силы. Но она никогда не вспоминает депутатов «Европейской солидарности». Хотя они одеваются в дорогие и красивые вещи. Наверное, нужно ей задать вопрос: зачем и какая настоящая цель таких публикаций?  Хотя, если ты скучно пишешь материалы на политическую тематику, то остается одно - цепляться к чужим сумкам. И еще немного о дорогих нарядах. Меня сфотографировали с сумкой, которую подарил муж еще 2008 году. Такая модель сумки уже лет пять как не выпускается. Но написали, что Шуляк пришла в Раду с сумкой стоимостью 7 тысяч то ли евро, то ли долларов. Где взяли  цену, если эта сумка снята с производства?   Когда эта новость облетела все таблоиды, мне позвонила мама и сказала: «Это та старенькая сумка? А почему она вообще вызывает у кого-то интерес?» Хотелось бы, конечно, чтобы цена продажи этой сумки зависела от ее возраста, но это невозможно. Более того, я готова ее продать той журналистке за 7 тысяч евро, а деньги отдать на благотворительность. Но вряд ли кто-то согласится отдать за старую сумку 2008 года даже треть от озвученной суммы.

Одежда и аксессуары Елены Шуляк часто становятся предметом обсуждений в сми.

Одежда и аксессуары Елены Шуляк часто становятся предметом обсуждений в сми.

«История со шпилькой Chanel была типичной попыткой дискредитации»

- Я родилась в 1992 году, не застала Союз, но изучала историю моды. В СССР зачастую искоса смотрели на женщин, которые могли позволить себе одеваться чересчур стильно, не так, как все. Этот стереотип до сих пор остался?

В 1992 году я уже поступала в институт. Я росла в небогатой семье и когда училась в школе, у меня было два платья: школьное и внешкольное. Думаю, так жили многие в то время. Когда я поступила в институт, мы с мамой поехали на рынок за обновками для первого студенческого года. Денег было очень мало, и мама сказала, что мы можем позволить себе купить только одну вещь. А мне понравились две: юбка и лосины (такие в 90-е носили все).  Я выбрала лосины. Мама огорчилась и попыталась повлиять на мой выбор, в институт в лосинах не пойдешь. Но я решила, что для института пока подойдет и старое платье, но зато одежда на дискотеки и встречи с друзьями будет модной. В Советском Союзе в моем окружении не было дорогих вещей да и не было даже возможности их приобретения.

Помню, чтобы купить туфли, нужно было стоять в очереди в ЦУМ часов пять. Очередь начиналась с 1-го этажа и поднималась до 6-го. При этом ты брал туфли любого оставшегося размера, чтобы потом обменять у других купивших на свой.  Мы были совсем не избалованы какими-то стильными, красивыми  вещами. И может быть сейчас, нам, выросшим в Советском Союзе, больше хочется красиво одеваться, чем нынешнему молодому поколению. Моей дочери 20. Она к вещам очень спокойно относится и точно бы не стояла в очереди за туфлями. И это хорошо.

- Вы сталкиваетесь с тем, что вашу работу, в том числе законодательную, оценивают через призму того, во что вы одеты, как выглядите?

- Есть хорошая пословица – встречают по одежке, провожают по уму. И, к сожалению, нужно отметить тот факт, что в политике часто не доходят до второй части, потому что сложно и иногда скучно. Вникают в законодательные инициативы не все журналисты. И это очень огорчает. Еще в 2019 году я составила план работы в парламенте. Это несколько больших таблиц, такие таблицы висят даже у меня на стене в кабинете. Мы с командой знаем точно, что делаем в 21 году и что будем делать в 22-м и даже в 2023. Я выходец из бизнеса, у нас там все очень четко распланировано. И, конечно, я мечтаю обсуждать с журналистами концепции законов, их приоритетность, силу влияния на сферы жизни, скорость имплементации инициатив итд. А мы зачастую скатываемся в банальщину – туфли, сумки… Поэтому огорчает. Даже обижает. Ты законотворчеству уделяешь много своего времени и хотелось бы получать качественную обратную связь и популяризацию твоих инициатив в обществе.

- Когда была очередная публикация о заколке Chanel за 2000 евро, вы опровергли эту информацию через пост в Фейсбуке. А почему не делать такие публикации чаще, свою точку зрения доносить?

- Когда я описывала историю со шпилькой, то обращалась, в том числе, ко всем СМИ, которые разогнали эту новость. Я предлагала ее купить ровно за половину цены, которую неправдиво указали в новости - за 1000 евро. А деньги направить в благотворительный фонд, с которым мы работаем уже не один год. Использовать деньги  на операции детей с пороками сердца. Ясное дело, никто не откликнулся.

- Кто-то сделал опровержение?

- Нет. История со шпилькой, как мне кажется, была типичной попыткой дискредитации.   Я на брифинге рассказала о сложившейся ситуации с зарплатами судей Конституционного суда. Когда в парламенте был объявлен карантин и введены ограничения на размер выплат  - не более  47 тысяч 200 гривен, двое судей решили, что это вопиющая несправедливость, и подали в суд на компенсацию. Претендовали получить больше чем 1,5 миллиона гривен. Буквально сразу после этого брифинга пошли материалы с комментариями “а она сама ходит в Раду с дорогими вещами”. Интересно также,  только я  выхожу с  жесткой критикой действий чиновников в строительной сфере (а я занимаюсь тем, чтобы в строительной сфере отсутствовала коррупция как таковая), то на следующий день уже несутся какие-то истории - если не шпилька так сумка.

И чтобы закрыть эту тему, еще одна деталь: перед тем, когда я надела эту шпильку, у мужа вечером умер отец. Утром я не могла себя привести в порядок, как это делаю обычно. Шпилька лежала на столике, и я заколола ею волосы и пошла. Сказать, что эта несчастная заколочка будет иметь такой ажиотаж в этот день… В этот сложный вечер для моей семьи мне звонили знакомые, которые слышали в новостях о шпильке...

Шпильку Chanel нардепу подарила подруга 10 лет назад. Фото: Буквы

Шпильку Chanel нардепу подарила подруга 10 лет назад. Фото: Буквы

- Недавно Ирина Венедиктова сказала, что мы живем в сексистской стране. Вы не считаете, что все эти обсуждения брендов в Раде тоже определенное проявление сексизма? Про костюмы мужчин не пишут.

- Кстати, да, почему не пишут о мужских костюмах? Немного пишут о мужских часах, и аксессуарах. О костюмах не пишут. Может, потому что не хватает экспертности? А что касается сексизма, то хотелось бы чтобы в нашей стране этой проблемы не было.  В моей жизни сексизма практически нет. Может, это из-за того, как я первоначально себя позиционирую среди мужчин.  В политической среде иногда могут употреблять неприятные высказывания в адрес коллег-женщин.   Важно то, как ты жестко можешь ответить. 

- В Раде вы не сталкиваетесь с сексистскими шуточками от коллег?

- Нет. Ни в Раде, ни в жизни, ни в бизнесе. Какой-то телеграм-канал, у которого 250 подписчиков, может написать что-то едкое обо мне. А в глаза - нет.

- Чем для вас является одежда? Помните момент, когда начали интересоваться, задумываться - как я выгляжу и как меня воспринимают?

- Для женщины абсолютно нормально хотеть выглядеть хорошо, красиво и современно. Умение красиво одеваться это своего рода искусство.

Красивая одежда - это лишь маленькая часть того, как тебя воспринимают. Для меня гораздо важнее оценка моих действий, насколько они важны для общества и как повлияют на жизнь всех нас.  

Через одежду  мы можем представлять себя миру, демонстрировать свой характер, заявлять о своем вкусе и мироощущении. Однако, красивая одежда - это лишь маленькая часть того, как тебя воспринимают. Для меня гораздо важнее оценка моих действий, насколько они важны для общества и как повлияют на жизнь всех нас.  

На интервью Елена Шуляк пришла в костюме, сшитом на заказ. Фото: Григорий Константинов

На интервью Елена Шуляк пришла в костюме, сшитом на заказ. Фото: Григорий Константинов

Елена Шуляк на брендовую одежду заработала еще до политической карьеры. Фото: личный архив

Елена Шуляк на брендовую одежду заработала еще до политической карьеры. Фото: личный архив

"У каждого застройщика взятки чиновникам заложены в стоимость квадратного метра"

- В июле Рада в первом чтении приняла законопроекты 5655 и 5656, соавтором которых вы являетесь. Они меняют саму модель градостроительного контроля. Можете объяснить, что изменится не для застройщиков, а для меня - жительницы Киева?

- Мы хотим, чтобы в Украине все застройщики  работали в правовом поле. Важно, чтобы обычные люди, покупающие квартиры, априори не могли стать жертвой аферистов и обманщиков.  Если застройщик ведет бизнес честно, не нарушает закон и соблюдает строительные нормы, то он вообще не будет сталкиваться с чиновником.  Вся информация о земельном участке, об ограничениях и условиях строительства, вся проектная документация, экспертное заключение и данные о всех участниках строительного процесса на объекте - все эти данные размещаются в электронной системе в сфере строительства, вход в которую осуществляется через известный всем государственный портал “Дия”. Если у застройщика нет перечисленных документов в системе - он не получает право на проведение строительных работ.  

Уже не нужно с пачкой документов идти кланяться чиновнику, а чиновнику не нужно придумывать причины для отказа, чтобы выклянчить  взятку.

Все просто: понятный перечень документов  внесен в государственные реестры, документы заверены сертифицированными специалистами  и система автоматически выдаст право на строительство. Если вдруг застройщик решит нарушить закон и  строить без документов, то у органов местного самоуправления будет возможность жестко реагировать.

Мы даем городам возможность заходить на строительные площадки, где ведется незаконное строительство и сносить объекты, не дожидаясь решения суда. 

Мы также значительно повышаем криминальную и административную ответственность для всех участников строительного процесса. Не только для генерального подрядчика, архитектора и инженера технического надзора, но и для чиновника, который выдал документы в обход закона. Повышаем  криминальную ответственность тем, кто строит незаконно на ценных землях, в исторических ареалах, зеленых зонах и тд. Третий законопроект по ответственности уже прошёл комитет и готовится в зал (законопроект 5877). Плюс у каждого застройщика взятки чиновникам заложены в стоимость квадратного метра. Застройщики не будут платить взятки и это потенциально может снизить стоимость жилья.

Мы уверены, что с принятием этих законов у нас получится сломать коррупционные схемы, сделать рынок прозрачным и оставить на нем только тех, кто будет готов работать по честным правилам. 

- Условно, когда я буду покупать квартиру, то мне не нужно нанимать специалистов для изучения рынка. Я буду уверена, что любой дом в Киеве построен законно?

- Да. Вы всегда сможете через портал “Дия” получить информацию о доме, в котором смотрите квартиру. Вы увидите все документы и сравните  информацию в документах с тем, что строится на участке. Уже сейчас все документы застройщиков открыты для людей. 

- Я правильно понимаю, что один из пунктов законопроекта минимизирует общение застройщика с чиновником?

- Да, мы максимально  убрали такое общение. Помните слова президента, о том, что “компьютер взяток не берет”? 

В этом и есть основной смысл работы электронной системы в сфере строительства. Уже не нужно с пачкой документов идти кланяться чиновнику, а чиновнику не нужно придумывать причины для отказа, чтобы выклянчить взятку.

- Все разрешения на строительство будут в «Дії»?

- Да. Уже сейчас все разрешительные документы в строительной сфере выдаются только  через «Дію». Одним из первых принятых законопроектов 2019 года, был закон о создании Единой государственной  электронной системы в сфере строительства. На протяжении двух лет систему создали с нуля, она развивается, наполняется информацией и новыми функциональными возможностями, в систему начали интегрироваться уже существующие государственные реестры. С августа 2021 года в систему вносится в обязательном порядке проектная документация на объекты. Те, кто создавал ОСББ, знают, что порой получить проектную документацию у застройщика практически невозможно. Теперь вся проектная  документация будет доступна жильцам в полном объеме.

С принятием законопроекта 5655 мы переведём и все выданные ранее в бумаге документы в электронный вид. Если у заказчика строительства, например, есть правоустанавливающие документы  в бумажном виде, он сможет пойти к нотариусу или к государственному регистратору, где эти документы внесут в электронные реестры, также система сама проверит  нет ли арестов земли или других отягощений, не планируется ли сносить объект, который определен как памятник архитектуры и только тогда заказчик получит Зеленый свет на начало строительных работ. Так со временем мы наполним информацией электронную систему о всех объектах в стране, о тех , которые уже построены и тех, которые только только планируют строить. 

- В этой системе будет информация о тех же исторических памятниках, которые сейчас сносят и на их месте возводят торговые центры?

- Обязательно. Наша цель – наполнить электронную систему информацией и о строящихся объектах, и об ограничениях использования  участков, и об охранных объектах и зонах. Также в системе видно кто застройщик, кто проектировщик, кто ведёт технический надзор объекта, кто делает обмеры и составляет технический паспорт и тд. В системе можно будет легко проследить всю цепочку: от создания объекта до его сноса. В самой системе уже начали работать все участники строительного  процесса. У каждого есть свой электронный кабинет, все общение и с чиновником, и друг с другом - через электронные сервисы. Создал проектировщик проектную документацию,  отправил эксперту, эксперт подготовил отчёт и направил заказчику - система все видит и хранит. Мы планируем, что с 2023 года к системе присоединятся и производители стройматериалов. Можно будет увидеть декларации о характеристиках, которые производитель выдает на производимую продукцию. Мы хотим, чтобы в Украине не было подделок и фальсификата в строительной сфере. И использование системы позволит легко решить эту проблему. 

Шуляк говорит, что цель ее команды - сделать строительный рынок прозрачным. Фото: Григорий Константинов

Шуляк говорит, что цель ее команды - сделать строительный рынок прозрачным. Фото: Григорий Константинов

"Контролировать незаконную застройку - не право местной власти, а обязанность"

- Как сейчас решается проблема с долгостроями?

-  Сегодня это одна из самых серьезных, медленно решаемых проблем. Иногда местной власти просто выгодно не замечать,  что у нее на территории строится с нарушениями. Зачастую местная власть находится в тесной связке  с нечестными  застройщиками и правоохранительными органами. Частично проблема решается законопроектом 5655.  Мы обязываем местные власти проводить постоянный обязательный мониторинг застройки в городе  и давать отчет профильному министерству , который формируется в нашей электронной системе. Город сможет реагировать (Министрество и Общественность помогут реагировать быстрее) на незаконное строительство. Рычагов масса, было бы желание наводить порядок со строительным хаосом на подвластных территориях. Повторюсь, контролировать незаконную застройку в городе - это не право местной власти, а обязанность. Конечно, не всем это нравится, местной власти больше хотелось бы торговать разрешительными документами, а не бороться со строительным хаосом. 

Но мы четко разделяемся функции: документы выдаются через «Дию», а контроль за незаконным строительством - через ежедневную работу местной власти.

Рычагов масса, было бы желание наводить порядок со строительным хаосом на подвластных территориях.

Уверена, что обычные люди будут готовы помогать местной власти и информировать о незаконном строительстве или строительстве с нарушениями законодательства. 

- Но это же не решает вопрос, за чей счет достраивать дома?

- Что делать с уже существующими долгостроями, которых за 30 лет независимости нашей страны  накопилось немало – этот вопрос пока остаётся открытым. Думаю, что достраивать  такие объекты за счёт бюджетных денег нечестно по отношению к другим горожанам, которые исправно платят налоги и хотят новую инфраструктуру, а не исправлять чужие ошибки. На сегодня достраивать объекты могут другие инвесторы-застройщики. Но, к сожалению, там, где нет понятного заработка – инвестор не придет. В этом и состоит сверхзадача местной власти: найти инвестора, который готов работать с долгостроями и найти мотивацию для инвестора достроить такие объекты (путём выделения дополнительных земельных участков, возможности на существующем участке увеличить объём строительства итд). 

- И что делать?

- Сначала мы думали писать законопроект, который бы помог комплексно решить эту проблему, но пришли к выводу, что каждый кейс, каждый объект уникален, и в одном законе нельзя описать единый алгоритм, который бы учитывал все аспекты долгостроев. В прошлом году мы инициировали создание межправительственной рабочей группы, ее возглавляет два сопредседателя: замминистра МВД и замминистра регионального развития. Они помогают долгостроям страны точечно решать ряд организационных вопросов.  8 месяцев назад эта рабочая группа инициировала постановление Кабмина, которое обязывает местные власти сделать первый шаг - провести инвентаризацию долгостроев  по определенным критериям, и один из критериев - как раз срок сдачи в эксплуатацию. Если срок ввода в эксплуатацию просрочен более чем на 2 года - объект попадает в список долгостроев. На сегодня у государства нет даже элементарной информации, чтобы оценить масштаб проблемы. К сожалению, это простое постановление об инвентаризации долгостроев где-то бродит по бюрократическим процедурам согласований министерств и ведомств. Надеюсь, к концу года правительство его примет, а местные власти начнут работу. 

- Вот, например, местная власть обнаружила, что сдача дома в задерживается на 2,5 года. Что делать?  

- У нас проголосован в первом чтении законопроект 5091, который очень  не нравится застройщикам. Мы предусмотрели, что застройщик определенный процент метров квадратных не будет продавать до момента ввода дома в эксплуатацию. Это своего рода неприкосновенный запас на случай форс-мажора. Если вдруг что-то с застройщиком случится, то останутся непроданные квадратные метры, за счет которых можно привлечь инвестора или просто продать их, а потом за эти деньги достроить дом. 

- Это еще и рычаг давления на застройщика, потому что чем дольше ты задерживаешь, меньше денег зарабатываешь.

 - Конечно. И застройщикам не нравится такая инициатива. Они открыто об этом говорят. Но другого способа найти баланс, чтобы не пострадали люди и заработал застройщик, к сожалению, не существует.

- Как обязать застройщиков строить не только высотки, но и инфраструктуру?

- Я бы поставила вопрос иначе – как обязать местные власти разработать и утвердить актуальную градостроительную документацию, в которой предусмотрена инфраструктура? Если мы говорим о Киеве, то мы живем по очень старому Генплану, который разрабатывался еще в 97-98 годах. По сути, город сейчас живет по старой документации, которая не учитывает современные тенденции.

Мы предусмотрели, что застройщик определенный процент метров квадратных не будет продавать до момента ввода дома в эксплуатацию. Это своего рода неприкосновенный запас на случай форс-мажора.

Думаю, вопрос не в том, как заставить строить застройщиков детские садики.  Они должны  строить по нормам ДБН (Державні будівельні норми. – Ред.), в которых четко прописано, сколько должно быть садиков, школ на единицу проживающего и т.д. Но проблема в том, что город сегодня не спланировал качественно свою территорию. И если спросить у местных властей, где должны быть размещены эти самые садики и школы – они ничего внятного  не скажут. 

- То есть вопрос с парковками тоже должен решать город? Прописывать в документации – вы не можете строить, если у вас не будет 100 паркомест?

- Это прописано в уже существующих нормах. Но город, когда выдает застройщику градостроительные условия и ограничения, может еще дополнительно сделать акцент на парковочной инфраструктуре.

- Нужно ли контролировать внешний вид этих домов? 

- Для меня это сложный вопрос. Это как вопрос о Театре на Подоле. Вам он нравится?

- Сейчас да, я к нему привыкла.

- Когда его открывали, я плакала. Потому что для меня Подол родной и очень близкий район. Мне кажется, это абсолютно не вписывающееся здание в мой любимый Андреевский спуск. Но я знаю большое количество людей, которые говорят: “Вау”. Поэтому, когда мы говорим о внешнем виде, всегда присутствует субъективный фактор. Соглашусь с тем, что  у города должны быть определенные правила к внешнему виду зданий (пусть они носят рекомендательный характер). Но эти правила не должны превратиться в коррупционную кормушку горстки чиновников.

Елена Шуляк говорит, что проблему долгостроев решить сложнее всего. Фото: Григорий Константинов

Елена Шуляк говорит, что проблему долгостроев решить сложнее всего. Фото: Григорий Константинов

Елена Шуляк
Елена Шуляк
Досье КП

Родилась 24 января 1976 в Киеве. Окончила факультет «Экономика и управление в строительстве» Украинского транспортного университета. Выпускница Международного института менеджмента, магистр бизнес-администрирования.

Прошла стажировку в лучших мировых учебных заведениях, среди которых - университет Карнеги Меллона «Tepper School of Business» в США. Более 10 лет занимал руководящие должности в сфере девелопмента недвижимости и строительства. Вице-президент по вопросам финансов украинского филиала международной организации Young Presidents 'Organization. Ранее возглавляла Наблюдательный совет Украинского строительного сообщества (Ukrainian Building Community).

В Раду прошла по спискам "Слуги народа". Является заместителем главы Комитета Верховной Рады по вопросам организации государственной власти, местного самоуправления, регионального развития и градостроительства. Глава Координационного совета по проблемным вопросам в градостроительстве.

Новости по теме: Елена Шуляк