2 июля
Загрузить еще

Не бросишь политику - повесим в реестр! Чего нам ждать от закона об олигархах

Не бросишь политику - повесим в реестр! Чего нам ждать от закона об олигархах
Фото: Синица Александр / УНИАН

Юридический словарь Украины богатеет терминами. В нем уже есть «воры в законе», а отныне будут и «олигархи». Это не уголовно наказуемый статус, но что-то вроде клейма: нехороший человек.

Законопроект, вокруг которого ломалось много копий, депутаты приняли в режиме блиц. И нет оснований сомневаться, что президент в ближайшее время поставит своей подписью точку, потому что он – инициатор затеи.

«КП в Украине» вкратце рассмотрела закон и попросила экспертов оценить его с точки зрения пользы обществу.

Олигархом назначается…

Хоть убейте, а все та же аналогия с «ворами в законе» напрашивается. Претендента на блатное звание выдвигают криминальные авторитеты, решение принимает сходка. Правда, «вор» - это почетно, а «олигарх» - не очень, но схема похожая.

Кого именовать олигархом, а кого нет - решает Совет национальной безопасности и обороны. Кандидатуры представляют Кабмин, Нацбанк, СБУ, Антимонопольный комитет или кто-то из членов СНБО.

Ориентироваться будут по четырем признакам: участие в политической жизни, влияние на СМИ, владение монополиями на государственном рынке, наличие активов свыше 1 миллиона прожиточных минимумом (сейчас это 2,19 миллиарда гривен).

Если лицо, которое в народе принято именовать богачами, отвечает хотя бы трем из этих критериев, оно рискует попасть в «Реестр лиц, имеющих значительный экономический и политический вес в общественной жизни (олигархов)».

Звучит уважительно, но на самом деле это «доска позора». Вывешенный на ней магнат попадает под три запрета: делать взносы деньгами или вещами в политические партии, финансировать агитацию и митинги, участвовать в большой приватизации.

Вроде не очень страшно. Во-первых, все уже украдено до нас, во-вторых, денежки политикам можно передавать без огласки. Возможно, поэтому на олигархов наложили пару моральных санкций. Они обязаны будут подавать декларацию о доходах – ну вроде как лохи в мире финансовых воротил. И станут «неприкасаемыми» для представителей крупной власти. Любой визуальный, телефонный, электронный контакт с олигархом - президент, генпрокурор, глава СБУ, народный депутат, министр и иже с ними обязаны будут декларировать на той самой «доске». Олигархам и поговорить будет не с кем.

Из реестра «провинившегося» исключат, если он докажет в СНБО, что очистился от двух из четырех признаков – провел работу над ошибками. После покаяния вернут все прелести жизни, включая право не отчитываться о доходах и вести договорняки с чиновниками.

В окончательной редакции законопроекта есть также положение, согласно которому кандидата на «доску позора» должны уведомить о том, что его персона будет рассматриваться на заседании СНБО, и он вправе написать объяснительную либо лично прийти и доказать, что не олигарх.

Омбудсмен против

Собственно, выделение олигархов в некую касту – могущественную, но униженную - и послужило предметом критики законопроекта после первого чтения. Главное юридическое управление ВР посвятило 21 страницу текста, чтобы рассказать, как такой вариант борьбы с олигархатом нарушает статьи Конституции и других законов Украины.

В защиту олигархов выступила даже Уполномоченный по правам человека Людмила Денисова, требуя отдать законопроект на рецензию в Венецианскую комиссию. Она была уверена, что там его разобьют в пух и прах.

Но где, как говорится, наша не нарушала. Если по правам простого человека топчутся как хотят, то постучать подошвами по владельцам заводов, газет и пароходов – это святое дело! Так решили депутаты и приняли закон, не вникая в рецензии и порыв души омбудсмена.

Теперь главная интрига состоит в том, кто первым откроет реестр на сайте СНБО.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

личный архив

личный архив

Владимир Фесенко, глава правления Центра прикладных политических исследований «Пента»:

- Законопроект усилит влияние, а главное - контроль власти над олигархами. Они как бы окажутся под колпаком, простор для маневров сузится. Реестр нужен для того, чтобы, в первую очередь, ограничить олигархам доступ к политике. Дескать, не хочешь в список СНБО – не лезь в государственные дела. Всем финансовым магнатам как бы показали «желтую карточку».

Список ограничений для олигархов, по мнению политолога, не нарушает их основные гражданские права и свободы.

- Ограничения есть и в Европе. Сейчас для олигархов самая большая неприятность – это токсичность, как результат попадания в реестр. Им это может создать проблемы еще и в международном контексте. Поэтому я предвижу, что будут попытки оспорить закон через Конституционный суд и будут иски в отечественные суды с тем, чтобы потом дойти до Европейского. Для этого и понадобилась реакция на законопроект Людмилы Денисовой, чтобы апеллировать к нарушениям прав человека.

Руслан Бортник, директор Украинского института политики:

личный архив

личный архив

- Этот закон – огромная манипуляция. Он вообще не касается олигархов. Депутаты приняли правила переподчинения крупного бизнеса власти. В документе отсутствуют любые инструменты, которые позволяли бы привлечь олигархов к ответственности, вернуть незаконно полученные ими капиталы. Ни наказания, ни восстановления справедливости нет. Зато есть другой механизм.

Включение в реестр приведет к тому, что олигархам сложнее будет работать с банковской системой. Поэтому они вынуждены будут договариваться с властью и делать то, что она просит. Это ударит по нашим правам и свободам.

Крупный бизнес перестанет финансировать независимые или оппозиционные СМИ. Он перестанет поддерживать независимую политическую аналитику и оппозиционные проекты. Политическая конкуренция будет сильно сужена, а коррупция возрастет. Магнаты будут нелегально договариваться с Офисом президента и СНБО.

Ростислав Чайковский, финансовый эксперт:

личный архив

личный архив

- Это только видимость борьбы против олигархов и за наполнение бюджета. Как и все другие законы, которые принимаются, но не дают никаких результатов. У власти не хватает аналитической грамотности для создания реальных механизмов, которые оздоровили бы экономику, и политической воли для их реализации.

Законопроект об олигархах может быть использован только для того, чтобы на кого-то надавить, но не для того, чтобы навести порядок в стране. Теневой рынок как процветал, так и будет процветать.

 

Игорь Попов, эксперт Украинского института будущего:

личный архив

личный архив

- С этим законом власть получает новый инструмент управления. СНБО в ручном режиме будет объявлять олигархами, кого посчитает нужным. Часть олигархов станут договариваться, а по тем, кто не пойдет на сделки, проведут мероприятия по уменьшению их влияния на СМИ. Информационное поле перекроят в сторону поддержки власти. Власть будет укреплять свою вертикаль.

На экономику страны этот закон никак не влияет. Исключительно продукт внутренней политики.

Алексей Кущ, финансовый аналитик:

личный архив

личный архив

- Закон не имеет практической ценности, это чисто медийный продукт. Пристыдить олигархов не значит что-то решить.

Основных проблем, связанных с олигархами, три. Во-первых, это их рентоориентированное поведение. Они нацелены на захват экономических рент в стране. Вкладывают прибыль не в экономику, а в приобретение новых рент. Это очень опасная модель. Ее необходимо трансформировать в открытый тип экономики.

Во-вторых, борьба с олигархами – это борьба с монополиями. По такому пути пошла Америка, и сейчас там антимонопольных органов боятся даже больше, чем налоговых служб.

Третья проблема – это горизонтальное расширение финансово-промышленных групп. Олигархи захватывают все сегменты экономической активности в стране, вытесняя малый и средний бизнес. Они могут владеть аграрным, топливным, металлургическим, информационным, банковским, туристическим бизнесом и даже операциями с недвижимостью. Этот узел необходимо разрубить, интегрировать ФПГ в вертикальное расширение – по одним отраслям.