29 мая
Загрузить еще

Пули в бокале и японские ножи: ветераны создают эксклюзивные изделия для помощи ВСУ

Пули в бокале и японские ножи: ветераны создают эксклюзивные изделия для помощи ВСУ
Фото: instagram.com/batart_ua

Одиннадцать украинских бойцов в перерывах между военной службой вяжут браслеты, создают бокалы с застрявшими в стекле пулями, делают ножи, ремни и кошельки. Для них работа в мастерской - это и возможность заработать, помочь побратимам, а также своего рода реабилитация и способ переключиться на мирную жизнь. 

Открыл крафтовую мастерскую BatArt в Ирпене Киевской области ветеран с десятилетним опытом и действующий военный офицер Андрей Несмачный, который совмещает службу с работой в мастерской. О войне, своих изделиях и работе с побратимами во время войны он рассказал Коротко про

Половина средств уходит на ВСУ, половина - на восстановление и развитие

Андрей Несмачный в армии с 2010 года, хоть и с перерывами. Воюет и сейчас. Фото instagram.com/batart_ua/

Андрей Несмачный в армии с 2010 года, хоть и с перерывами. Воюет и сейчас. Фото instagram.com/batart_ua/

- Андрей, с чего началась ваша мастерская?

- Все началось с кухни, в 2019 году, когда я уволился из ВСУ. В то время я работал охранником, мой график был 4/2. Сидел дома на кухне, взял кусок шнура-паракорда и начал плести браслеты - так оно пошло-поехало. Завербовал своего побратима, сняли небольшое помещение, 8 квадратных метров, мастерскую назвали BatArt - плели там браслеты.

Выставил в Facebook фото изделий - кто-то захотел приобрести. Продали браслет - средства передали организации “Повернись живим”. Это и стало нашей отправной точкой. 

С тех денег, которые мы получаем за свои изделия, помогаем ВСУ. До полномасштабного вторжения все средства отправляли на донаты. После него 50% заработка используем на боевые нужды ВСУ, 50% оставляем на развитие и восстановление. 

Нужны были средства: после начала вторжения помещение, где мы работали, было разрушено - начали возобновлять мастерскую. Кроме того, если кому-то из нас нужны деньги, например, на реабилитацию после ранения, он получает часть средств - помогаем друг другу.

- Кто входит в вашу команду? Это круг близких друзей или прийти могут все желающие? Как вам удается объединять военную службу и работу в мастерской?

- В принципе, могут прийти все желающие, после собеседования со мной. В подавляющем большинстве наша команда - это военные. С кем-то были ранее знакомы, с кем-то нет. Но сейчас мы одна команда, поэтому все дружим. На сегодняшний день нас уже 11 человек. 

Единственная сложность заключается в следующем: поскольку все мы воюем (выезжаем в зону боевых действий и участвуем в них), сложно спланировать, кто и когда будет на месте. Сейчас в мастерской работают те из нас, у кого отпуск, реабилитация после ранений, ротация и так далее.

- Можно ли сказать, что работа в мастерской - это своего рода арт-терапия, которая помогает военным перестроиться на мирную волну жизни? Вы с этой целью собираетесь?

- В том числе. Мне помогает мастерская переключиться, а вообще важно все в комплексе. Здесь работает круг близких, мои побратимы, у нас общие интересы. Со всеми я сталкивался на участках боевых действий. В разные периоды прошлого работали вместе в военной сфере - это близкие мне по духу люди, плюс мы делаем хорошее дело. 

Браслеты «Флаг Украины» и «Флаг УПА». Фото instagram.com/batart_ua/

Браслеты «Флаг Украины» и «Флаг УПА». Фото instagram.com/batart_ua/

Пробуем выйти на западные рынки

- Какие у вас изделия? Видела стаканы с вплавленными в стекло пулями – очень оригинально. Кто ими занимается?

- У нас сейчас 4 направления работы - браслеты, стекло, ножи и производство деревянной тары. На подходе еще одно направление - керамика.

А стаканы с пулями - этим занимаюсь либо я, либо мой напарник. Сложно было найти способ, как это сделать. Проще, когда уже понимаешь весь процесс, разобрался в теории. Методом тыка это сделать… возможно, но на это уйдет немало времени.

- А вы как этому научились?

- Методом тыка и научились. Но эту технологию мы отрабатывали месяца три точно. 

- А пули откуда берете? Со службы привозите?

- Нет, все намного проще: мы их покупаем. Не крадем у государства и не разбираем боеприпасы. Пули продаются - покупаем их.

- Отслеживаете ли вы путь ваших изделий? Куда они разъезжаются?

- В разные уголки Украины и за рубеж. За границу пока отправлялись по личным каналам. Позавчера мы подписали контракт на более прогнозированные системные результаты. Давно хотели пробивать дорогу на западные рынки, и это понемногу выходит.

Технологию изготовления таких бокалов осваивали  месяца три. Фото instagram.com/batart_ua/

Технологию изготовления таких бокалов осваивали месяца три. Фото instagram.com/batart_ua/

Экипировались за две недели до вторжения

- Как вы встретили полномасштабное вторжение? Вы также воевали до него?

- Встретил дома, спал. Когда стало понятно, что началась большая война, собрал сумку - и бегом в часть. На тот момент я давно был мобилизован. Когда мне сказали о полномасштабном вторжении, сперва подумал, что это шутка. У меня был подготовлен рюкзак и вся экипировка. За 2 недели до этого вся наша команда, которая работает в мастерской, полностью экипировалась - от носков до кепок. На всякий случай все закупили заранее. Поэтому после вторжения каждый просто взял свой рюкзак и поехал...

- У вас большой военный опыт, сильно отличается война до и после 2022-го?

- Не то чтобы сильно - абсолютно! Совсем другая интенсивность и динамика. Но сейчас понемногу уже становится похоже на то, как было ранее. Есть участки интенсивных боев, где жестко, а есть очень большие условия для позиционной войны.
А в начале полномасштабного вторжения динамика была сумасшедшая. Она требовала большой концентрации, а резкое изменение ситуации требовало быстрых решений, временами эмоциональных.

- Наверное, после февраля 2022 года вы на некоторое время забыли о мастерской?

- Да какая тогда мастерская! Было не до того. 

- А когда удалось вернуться к работе в мастерской?

- В апреле. Сначала в Киевском регионе работал, а потом, когда тут стало спокойнее, поехал в Херсонскую область. Там я пробыл недолго: быстро получил "люлей" - и вернулся подлечиться домой. 

И сейчас, пару дней назад, вернулся домой. Имею возможность немного поработать в мастерской.

Есть браслеты, изготовленные не только из гильз, но и из донышек пули. Фото: instagram.com/batart_ua/

Есть браслеты, изготовленные не только из гильз, но и из донышек пули. Фото: instagram.com/batart_ua/

“Мы всему учимся с нуля”

Делают разные виды ножей, в том числе и японский танто (справа). Фото: instagram.com/batart_ua/

Делают разные виды ножей, в том числе и японский танто (справа). Фото: instagram.com/batart_ua/

- Семья поддерживает ваши занятия в мастерской?

- С этим все нормально. Да и как иначе? Сейчас такое время, нужно все силы на это кидать: выхода другого нет. Ведь наша мастерская перекрывает наши личные нужды в плане войны. Есть наши подразделения, в которых мы непосредственно проходим службу, - они имеют потребности. Если кому-то нужны деньги на лечение - все средства выделяются с мастерской. Или машина ломается - нужны деньги на ремонт. Без этого никак. Если не будем работать, то и помогать себе не сможем.

- Какие у вас планы на будущее, может, что-то новое хотите сделать?

- Выиграть войну! А по мастерской, как я уже говорил, будет новое направление - керамика. Я немного представляю, как это будет, но никто из нас ранее этим не занимался. В принципе, это основная особенность нашей мастерской - до нее никто ничем похожим не занимался.

Мы всему учимся с нуля. Не знаю, почему так выходит. На керамику потребуется время, пока она обретет коммерчески привлекательный вид. Там будут вещи со смыслом, с этим все окей, но они также должны выглядеть эстетично. В этом плане мы стараемся держать уровень.
Мы также автоматизировались, приобрели лазерное оборудование, станки и т.д. Пока полностью его не освоили. А так у нас у всех нас сейчас общая мечта - победить. Для этого и работаем - на фронте и в мастерской.

Заточка ножа - своеобразная медитация. Фото: instagram.com/batart_ua/

Заточка ножа - своеобразная медитация. Фото: instagram.com/batart_ua/