25 июня
Загрузить еще

"На фронт" или лишить доступа к "кормушке": самые страшные наказания для военкомов

Фото: ukrmilitary.com

Шумиха вокруг Территориальных центров комплектования и социальной поддержки продолжается. На этой неделе Национальное агентство по предотвращению коррупции обещает обнародовать результаты проверок образа жизни военных комиссаров. Всех 1795 они охватить не могут, но 135 мониторингов уже открыто. Это вдобавок к 112 уголовным производствам, которые открыло Государственное бюро расследований. Президент Украины пообещал уволить всех областных военных комиссаров. К большой взбучке приказано приготовиться председателям военно-врачебных комиссий, которые превращают здоровых в инвалидов и наоборот. Отовсюду звучит: “Долой коррупцию! Взяточников – на фронт! Систему – на излом!”.

KP.UA прониклась вопросами: можно ли уже считать, что лед тронулся? Как нужно ломать систему? И... Вот самое интересное: что было бы, если бы не разразился скандал из-за экс-военкома Одесской области Евгения Борисова с его миллионами, испанским имением и элитными авто?

Не будет приговоров – система победит

– Я думаю, если бы не было Борисова, случилось бы то же, что и сейчас, но гораздо позже, – считает военный эксперт Олег Жданов. – Борисов стал "черным лебедем", который раскрыл этот гнойник и возмутил общество. Не он, так другой военком сыграл бы эту роль.

По мнению эксперта, нынешние проверки, мониторинги, уголовные дела, подозрения и аресты несколько напугают работников ТЦК. Но не до потери сознания и амнезии.

– Все будет зависеть от финального результата. Если он будет положительным, мы получим уже лучшую картину в системе комплектования Вооруженных сил Украины. Если результата не будет, ничего не изменится. Рано или поздно любое событие становится историей и переходит в архив. А построенная десятилетиями система остается жить своей жизнью.

В качестве результата Олег Жданов видит передачу терцентров комплектации от Генштаба в Миноборону и превращение их в гражданские организации.

– Зачем там держать военные должности? Каждая такая должность отбирает одного бойца из рядов ВСУ. Есть категория военнослужащих и категория государственных служащих разных уровней. В ТЦК должны работать государственные служащие. И, возможно, нужно изменить саму систему построения учета военнообязанных.

Что касается общества, подчеркивает Олег Жданов, то его могут удовлетворить только судебные приговоры по не менее 33 врученным подозрениям, о которых отчитывается ДБР. И не через восемь – десять лет, а в разумные сроки.

– Если приговоров не будет, то считайте, что система победила, – резюмирует эксперт.

Тихое "контрнаступление"

Между тем наш собеседник обращает внимание, что разоблачающая кампания понемногу дает задний ход. Анонсируя мониторинги, в НАПК поспешили заявить, что не в каждом военкомате найдут нарушения. Что большинство работников ТЦК добродетельны и что не все военкомы ездят на "Мерседесах" и имеют виллы в Испании.

– Проверять надо до родственников в третьем колене. И не только военкомов. Я знаю эту систему изнутри и уверяю: последний клерк в ТЦК не может не понимать, как работают схемы уклонения от армии, и не участвовать в них. Начальник не пишет бумаги сам. Он в любом случае вызывает подчиненных и предписывает: оформи этого и этого как непригодных к службе, дай этому и этому отсрочку или бронь, - говорит Олег Жданов.

Другой признак тихого "контрнаступления" со стороны военкомов - это распространение экспертных мнений, сообщений в соцсетях о том, что люди, пришедшие с фронта, не способны заменить опытных работников ТЦК, потому что утонут под стопками бумаг. Словом, кто-то призван умирать, кто-то – отправлять на смерть.

– Это наглая отговорка. У нас не так много военкоматов. Здесь не 10 тысяч человек нужно заменить. Конечно, назначать нужно не кого-либо. Следует проводить отбор, оценивать образование, приобретенные в гражданской жизни навыки. Если человек изъявляет желание к мобилизационной работе – обучать его. С фронта с ранениями возвращаются многие способные менеджеры, которые нормально освоят новое дело, – убежден Олег Жданов.

Обязательная ротация

Оптимисты считают, что скандал с Борисовом заставил расшевелить "осиное гнездо", реалисты склонны к мысли, что по нему только легонько стучат.

– По моему мнению, это разовая акция. Безусловно, чистку кадров нужно проводить, но не одной кампанией, а регулярно. Но ничего не изменится, если мы не сломаем традицию, когда люди по десять – двадцать лет сидят в системе, обрастая связями, как корабль ракушками, – говорит генерал-лейтенант в отставке Игорь Романенко.

По мнению эксперта, нужно вводить обязательную ротацию.

- Это стандарты НАТО – не более трех лет на одном месте. Даже если ты начальник штаба, например во время войны в Ираке, победитель, герой, тебя должны заменить. И подвинуть не обязательно вверх, возможно, что в сторону: сегодня главный, а завтра – подчиненный главному. У нас в свое время тоже были требования ротации, были приказы. Но в большинстве своем люди оставались на своих местах. Что получилось – видим по Крыму. В 2014-м не все захотели выйти на континент. Так и в ТЦК не хотят отрываться от "своего". Значит, нужно отрывать.

И высшая должность может быть не по вкусу

Ну, первые пошли? Президент заявил об отстранении от должностей всех областных комиссаров.

- Уволенные военкомы и другие должностные лица, имеющие погоны и относительно которых не обнаружены данные о преступлении или нарушении, если они хотят сохранить погоны и доказать свое достоинство, - на фронт, - заявил Владимир Зеленский.

"В окопы их, на минные поля, к пушкам!" - вопит "диванная сотня". Кадровые военные только иронически ухмыляются. А юристы прочат судебные иски в случае махания шашкой.

Ибо для увольнения могут быть только четыре причины: собственное желание, выслуга лет, состояние здоровья и служебное несоответствие. Только последнюю можно приравнять к дисциплинарному наказанию.

- Если увольняются по служебному несоответствию, этому предшествует проверка, служебное расследование, заседание аттестационной комиссии, которая вынесет решение и рекомендует к переводу. Когда такая процедура нарушена, судебный иск о возобновлении на должность имеет все шансы на выигрыш, - говорит бывший военный прокурор, а ныне адвокат Олег Леонтьев.

Юрист также отмечает, что военных переводят на три категории должностей – на высшую, равнозначную, низшую. На низшую – тот же порядок: служебное расследование, аттестационная комиссия.

Впрочем, высшая и равнозначная должности также могут оказаться не по вкусу.

- Например, областной военком в должности подполковник – полковник. Его переводят в корпус базирующегося неизвестно где резерва на должность начальника по оперативным бумагам. Он в категории полковник. Это повышение, хотя и с утратой влияния. Иск можно подавать, но он останется без удовлетворения.

А может, просто ликвидировать?

Ни в окопы, ни на минные поля бывший военком наверняка не попадет. На "нуле" проливают кровь солдаты, сержанты, младшие офицеры. А среди военных еще майора надо поискать, все - полковники и подполковники, их место в штабах.

- Для военкомов хуже всего, когда их переведут на "эй, полковник", - улыбается Олег Леонтьев. И объясняет: - В армии есть "товарищ полковник", "просто полковник" и "эй, полковник". Первый имеет свой кабинет, служебную машину, водителя, денщика. Второй – машину и кабинет. Оба имеют доступ к ресурсам.

Третий ничего не имеет, чертит какие-то карты или правит в документах буквы. Ходит по коридорам и к нему обращаются "эй". В армии полно должностей без доступа к материальным ресурсам.

Вот "эй", утверждает эксперт, в реале - единственное самое страшное наказание для бывшего коррупционера. Он останется при своем нажитом, но уже не сможет брать взятки, воровать и делиться с начальством.

– Беда в том, что у нас все время борются с коррупционерами, а не с тем, что рождает коррупцию. Существующую систему ТЦК нельзя сломать, ее нужно ликвидировать. Воинские части сами должны набирать себе кадры через службы рекрутинга, а оформлять через административный мобилизационный центр, – высказывает свое видение Олег Леонтьев.

Однако во время войны столь резкие реформы невозможны.

– Вряд ли они будут желательны даже в мирное время, когда возобновится призыв. Потому что все деньги идут по вертикали, и у каждого бывшего военкомата, несмотря на переименование, осталась своя "крыша", - поделился с нами на условиях анонимности один из работников Минобороны. – Чтобы это вычистить, надо уволить всех, вплоть до уборщицы, потому что и она схемы бережет. Но тоже не факт, что люди, которые придут на замену, смогут избежать искушения, когда речь пойдет о десятках тысяч долларов.

- Откупиться от армии – это сначала спрос. А есть спрос, будет и предложение, – констатирует наш собеседник.