8 декабря
Загрузить еще

Украинка Ольга Лябах из Германии: На мастер-классах собрали деньги для пожарных в Ворзеле

Украинка Ольга Лябах из Германии: На мастер-классах собрали деньги для пожарных в Ворзеле
Фото: архив Ольги Лябах

Спасала игра на пианино

Ольга Лябах из Ворзеля Киевской области не верила в эту войну. Наблюдая, как незадолго до боевых действий начали пустеть соседние парковки, а в списке телефонных контактов все больше номеров становились недоступными, убеждала себя и родных: причин для паники нет.

- Это наш дом, наша земля, наша страна, - повторяла Оля своему отражению в зеркале и детям – Виталику и Софии, когда их друзья с родителями в тогда еще довольно редких караванах машин отправлялись к западным границам. – В конце концов, здесь мои родители и собака. Фантика не брошу!

24 февраля мир вокруг вмиг изменился. Но даже когда мимо забора поехали танки и БТРы, в небе низко гудели вертолеты, раздавались взрывы, а над Гостомелем, с одной стороны, и Бородянкой - с другой, полыхало красное зарево от пожаров, подсвечивая кровавыми отблесками черные стволы деревьев, она убеждала себя: это скоро закончится.

В считаные дни Ворзель, где Ольга любовно обустраивала свой дворик с прудиком возле дома, как и вся Бородянская и Бучанская общины, оказались в оккупации

Подвал Ольги превратился в убежище для нее с родными и семьи соседей, у которых не было в доме безопасного угла.

В этом подвале от звуков приближающегося ада отвлекала музыка. Как-то Ольга решила сохранить выброшенное знакомыми пианино и спустила его в подвал. Во время оккупации музыка стала их небольшим оазисом спокойствия и спасением.

- Играла моя дочка София, даже учила соседских детей  – например, на укулеле, - рассказывает Ольга. – В подвале у нас всегда был вечер музыки, и в особо тяжелые минуты игра нас успокаивала. Софию и сейчас не оторвать от клавиш – обязательно садится играть, если где-то видит инструмент.

- Мимо дома носились БТРы, в Гостомеле, Бородянке и Буче грохотало так, что я была уверена – от них уже ничего не осталось, - вспоминает время в оккупации в разговоре с «КП в Украине» Ольга. – Мы слышали о расстрелах гражданских. Перед нами выезжала семья – женщины с детьми, и их машину расстреляли. Мы из-за этого долго не могли решиться уезжать, но и остаться было очень страшно… Подвал – совсем не бункер. Ракета не оставила бы никакого шанса.

Когда счет дней в оккупации пошел на четвертую неделю, Ольга все-таки отважилась рискнуть. Шансы были 50 на 50.

Из юриста – в арт-терапевта

На Олиных глазах горели соседние дома.

- Соседи из пятиэтажек, приехавшие в 2014-м из Донецка, не хотели уезжать: «Мы уже начинали все сначала, сейчас не будем», - вспоминает последние перед выездом разговоры с ними Ольга. -  Все же они бежали – через день или два после нас. А потом в их дом прилетел снаряд – этажи обрушились.

Утром одного из мрачных мартовских дней, узнав об эвакуации детского дома, который был по соседству с ее домом, Ольга решилась. Собирались недолго – посадила собаку в багажник, кота – в клетку хомяка, а хомяка – в контейнер с бутербродами, детей и родителей – и выехала на обстреливаемую дорогу на Белогородку. К Киеву, несмотря на расстояние в пару десятков километров, подъехали только к началу комендантского часа. Дорога заняла 7 часов вместо 20 минут в прежней жизни.

Родители Ольги и муж остались в Украине – нашли домишко в Винницкой области. С ними же и оставшиеся питомцы. А Ольга с детьми отправилась за границу.

- Я выезжала в таком стрессе, что даже не понимала, куда еду, - вспоминает Ольга. – В Польшу заехала через Словакию, поэтому не могла там получить и оформить нужные разрешения – сейчас такая возможность уже есть. Поэтому поехала дальше – в Германию.

Из машины Ольга вышла в небольшом опрятном немецком городке в 70 км от Франкфурта.

- Нас пустили к себе домой совершенно незнакомые люди – пожилая семейная пара, которых я нашла посредством нескольких звонков, - отмечает Ольга. – Они вообще не знали, кто мы и откуда, не проверяли наши документы... Только через два дня я начала приходить в себя и рассказала.

А еще через какое-то время Ольга познакомилась с волонтерами из благотворительного проекта Save a Life, основанного украинками, которые уже давно живут и работают в Германии. С первого дня широкомасштабного военного вторжения России в Украину эти женщины, среди которых врачи и преподаватели, собирают и отправляют непосредственно в украинские больницы медикаменты и медицинское оборудование, помогают украинским беженцам, проводят акции в поддержку Украины.

Ольга присоединилась, просто очень хотела помочь. Ее участие не ограничивается выпечкой и рисованием на футболках украинской символики – с этого все начиналось. Сегодня она ищет средства и покупает оборудование для украинских врачей, военных и передает им напрямую.  

- Когда военные освобождали Бучу, я купила тепловизор, - делится Ольга Лябах. – Он дорогой, и передавать автобусом я не хотела. Нашла волонтеров, которые везли в Украину медоборудование, – они отвезли. А потом предложили мне поучаствовать в благотворительной ярмарке…

На ярмарке Ольга попробовала себя в роли художника – провела мастер-класс для детей по рисованию на футболках. Понятно, что темой была украинская символика.

Футболку немцам предлагали забрать с собой за символическое пожертвование. Кто-то оставлял 20 евро, кто-то 200. Фото: архив Ольги Лябах.

Футболку немцам предлагали забрать с собой за символическое пожертвование. Кто-то оставлял 20 евро, кто-то 200. Фото: архив Ольги Лябах.

Подарок для пожарных из Ворзеля

Детям внезапно мастер-класс «зашел» – и вскоре мероприятие стало почти что регулярным. Футболки заканчивались раньше, чем мастер-класс. За это время удавалось собрать небольшую сумму – плата за участие была символической.

- Эти деньги, 280 евро за первый мастер-класс, я хотела передать пожарной части в Ворзеле, - рассказывает Ольга. – Узнав об этом, местная пожарная бригада добавила от себя еще 520 евро, а местный предприниматель продал нам бензорез, который просили наши пожарные, по закупочной цене. Его я им скоро отвезу.

В Германии Ольга укомплектовывает сумки для родов в бомбоубежищах и для оказания первой помощи.

Все это стало лекарством от отчаяния и чувства безысходности и для Ольги, которая неожиданно для себя из юриста превратилась в художника, арт-терапевта и волонтера.

- Когда кому-то помогаешь, тебе становится лучше, - уверена Ольга. – Когда плохо – нужно найти кого-то, кому хуже, и проявить заботу, утешить, помочь. Украинки всегда готовы помогать – это необходимо им самим, когда они в беспомощном состоянии в чужой стране, культуре, без языка. Большинство из них хочет домой и помогает Украине чем может.

Боятся самолетов и вертолетов

Гораздо страшнее, говорит Ольга, было отсутствие каких-либо новостей – сидели не только без воды, газа и света, без которого на следующий день в доме воцарилась минусовая температура, но и без связи.

- Самое пугающее – это ощущение беспомощности. Вот рядом с тобой - твои дети, и ты понимаешь, что ты обязан о них позаботиться, - вспоминает те дни Ольга.  - Надо было их вывезти раньше. Если бы я знала, чем все обернется, – я бы сделала это в первую очередь. И сейчас людям нужно обязательно вывозить детей из южных регионов. Но сама я бы осталась в Украине с мужем – это тоже точно. А еще – прошла бы курсы по тактической медицине, что планировала с 2014 года. Как у всех, что-то мешало – дети, работа… Также сейчас бы пошла на курсы по обращению с оружием.

Забыть о войне не удается. Недалеко от дома немцев, приютивших беженцев, воинская часть. Так что самолеты и вертолеты регулярно пугают женщину и детей.

- Это все не прошло незаметно ни для меня, ни для детей, - грустнеет Ольга. – Никто из нас не может спокойно реагировать на авиацию... Когда твой ребенок при громком звуке падает на землю – понимаешь, что эти три недели не прошли просто так. Никто не может комфортно жить и заниматься своими делами, как раньше.       

В Германии Ольга с конца марта – вместе с 16-летней дочкой Софией, 10-летним сыном Виталиком и двумя племянницами – 22-летней Марией и 16-летней Настей. Они обе добирались к ней за границу своим ходом – мама выехать не могла с ними по семейным обстоятельствам.

Категорически настроены возвращаться

Своих детей Оля устроила в немецкую школу. Мария пишет диплом дистанционно и собирается возвращаться в Украину – она биотехнолог. Настя – будущая медсестра. Обеим предлагают в Германии продолжить обучении и остаться – профессии востребованные, но девочки твердо настроены возвращаться. Впрочем, как и Ольга и ее дети.

- Если б мы не пережили то, что было у нас – даже у жителей Киева не было подобного, я бы уже давно вернулась, - отмечает женщина. – Сдерживают дети – страшно за них. Племянницы категорически хотят возвращаться и быть полезными для страны.

- Я уже получила разрешение на выезд из Германии – так как здесь я получаю социальную помощь, об этом нужно сообщать, и собираюсь приехать в Украину на несколько дней. Мечтаю обнять мужа, родителей и свою собаку Фантика, - улыбается Ольга. – Невероятно по ним соскучилась. Но понимаю - сейчас здесь я могу сделать больше для своей страны, чем если бы занималась своей работой в Украине.

В ближайших планах Ольги – организовать в Германии для украинок курсы по оказанию первой помощи. Домой, как планирует большинство уехавших из-за войны, в нынешних реалиях лучше возвращаться, вооружившись такими знаниями.