18 мая
Загрузить еще

Опальный священник о Польской православной церкви, РПЦ и безбожии патриарха Кирилла

Опальный священник о Польской православной церкви, РПЦ и безбожии патриарха Кирилла
Фото: facebook.com/priest.george.sukhobokiy

Среди беженцев в Польше, сегодня можно встретить разных людей, ставших жертвой путинского режима и его безумных амбиций: и из Украины, и из Беларуси, и из России. Один из них - отец Георгий Сухобокий, достаточно известный российский оппозиционный священник, лишенный на родине всех церковных должностей и отстраненный от служения. Он симпатизировал украинскому Майдану, критиковал власть в России, поддерживал Алексея Навального, болел за народ во время несостоявшейся революции в Казахстане, активно выступает против войны в Украине.

- За то, что я говорил правду об Украине, о путинской агрессии, об этом антихристианском путинском режиме, меня объявили в федеральный розыск на территории РФ. Я ответственно заявляю: «Я буду продолжать говорить правду», - заявил отец Георгий в одном из своих видео.

В конце января оппозиционеры из команды Навального помогли Сухобокому выехать из России в Польшу: у него есть польские корни и он знает язык. Здесь мы и смогли с поговорить с отцом Георгием. Его точка зрения может кому-то прийтись не по душе, кто-то назовет ее предвзятой, но она безусловно любопытная. А принимать ли ее на веру, решать вам.

Репрессии, преследования и эмиграция

- Отец Георгий, давайте с начала, как вы оказались в Польше?

- Все началось еще с Революции достоинства в Украине. Тогда в 2014 году я жил и служил в Казахстане, в Алма-Ате. Но после того как высказался в пользу евроинтеграции Украины, против меня началась травля. В итоге меня вынудили уехать из Алма-Атинской епархии в Усть-Каменогорск - восточный Казахстан.

В ту пору я был студентом Киевской духовной академии – ездил на сессии в Киев. В один из дней, гуляя по Крещатику, я сделал фотографию, выложил ее в Facebook и написал: «Здесь я впервые почувствовал вкус свободы». Мой новый епископ Амфилохий тут же написал, чтобы я удалил пост. Тогда, в 2015 году, я еще исполнял такие указания руководства. 

Наше [церковное] руководство еженедельно отчитывалось в Агентство по внутренней политики РФ и Федеральное агентство по делам национальностей о своих сотрудниках.

Но в итоге из Усть-Каменогорска тоже пришлось уехать: меня отправили на «покаяние» в монастырь в Астане (ныне Нур-Султан), где я прожил около полугода.

После этих событий я уехал в Россию в поисках новой жизни. С 2016 года жил в Ульяновской области в Димитрограде – пять с половиной лет был пресс-секретарем и священником Мелекесской епархии. За это время позволял себе какие-то высказывания, политические в том числе, которые не нравились священноначалию. Но тогда меня еще терпели.

- А когда перестали терпеть?

- Все изменилось в 2021 году, когда начали в полную силу прессовать оппозицию. Казалось бы, при чем тут церковь? А она является внегласным подотчетным отделением. Наше руководство еженедельно отчитывалось в Агентство по внутренней политики РФ и Федеральное агентство по делам национальностей о своих сотрудниках.

Когда Навального посадили, а его имя стало чем-то вроде красной тряпки для быка, епископы стали бояться, что кто-то из священников что-то скажет вразрез с линией правящей партии: никто не хочет терять теплые местечки. А я написал пост, связанный с награждением Алексея Навального премией Андрея Сахарова. Сообщил, что раньше его критиковал, а теперь «готов пожать ему руку». Наш епископ Диодор потребовал удалить публикацию: ему стали звонить из Агентства по внутренней политике.

- Вы послушались?

- Нет. У меня уже был опыт репрессий, поэтому тут решил не отступать. Епископ сказал, что мной заинтересовались очень серьезные люди из органов, и я больше не буду его пресс-секретарем: такого священника, как я, вообще не должно быть в епархии.

Тогда я уже записывал все телефонные разговоры, и этот решил предать огласке: хотел, чтобы люди понимали - человека могут выкинуть с работы, которой он занимался много лет, за неугодный пост в соцсети.

Польская православная церковь (ППЦ) никоим образом не против РПЦ, хотя декларируют обратное. ППЦ во главе с митрополитом Саввой и другими епископами настроены пророссийски.

Я связался с оппозицией, они опубликовали интервью со мной - и в ноябре меня запретили в служении. Чуть позже запретили даже появляться на территории храма.

А когда началась неудавшаяся, к сожалению, революция в Казахстане, о которой я тоже много высказывался, - мне начали поступать уже совсем серьезные звоночки. 

Друзья, имеющие доступ к документации РПЦ, сообщили, что в отношении меня идут запросы из Казахстана. Мол, будь осторожен: тебя могут выкрасть и туда увезти.

- И вы решили уехать?

- Да. Из России мне пришлось выехать в срочном порядке. 24 января уже был в Польше. Я не собираюсь получать политическое убежище, на руках у меня обычная виза.

Когда в Украине началась война и я стал высказываться против нее, меня объявили и в российский федеральный розыск.

Работаю, где придется

- Вы не пробовали пойти служить в Польскую православную церковь?

- Должен вас разочаровать: Польская православная церковь (ППЦ) никоим образом не против РПЦ, хотя декларируют обратное. Священники там могут быть вполне достойные - проблема в том, что ППЦ во главе с митрополитом Саввой и другими епископами настроены пророссийски. Они печалятся даже не об СССР, а о том времени, когда Польша была частью Российской империи, хотя они в это время не жили.

Еще в ноябре, когда я продумывал, куда мне ехать, описал свою историю и отправил ее в епархию ППЦ, спросил, смогу ли я служить, если приеду? Мне ответили одним словом «Неможливо».

Со мной не хотят иметь никаких дел, чтобы не ссориться с Патриархом Кириллом. Поэтому сейчас я в церковь не хожу. Предпочитаю молиться так, как молились, наверное, христиане в древние времена, не имея храмов.

- Я с вами не согласна - Польская православная церковь поддерживает Украину. Там бесплатно преподают польский язык, предоставляли жилье беженцам и собирали гуманитарку.

- Если бы они что-то из этого не делали, их бы, наверное, линчевали. Просто у них нет выбора. Плюс ко всему колоссальное количество украинцев ходят в ППЦ. А не поддерживать своих прихожан - это потеря паствы и пожертвований. Если хочешь нормально существовать в Польше - делать украинофобские заявления самоубийственно.

Руководство УПЦ должно разорвать отношения с МП: лучших условий для этого не было за всю историю современной Украины.

- Если вы сейчас не служите, то чем занимаетесь?

- Работаю то там, то сям. На доставке, на курьерке, на такси. Пробую себя в разных амплуа. Два дня занимаюсь одним – два дня другим.

- Но почему вы тогда сразу не поехали в Украину?

- Я хотел, но потом понял, что скоро в Украине что-то начнется плохое.

- Предположили? Как?

- Предположил, потому что увидел военную технику. Еще в начале октября. Когда мне рассказывали про танки, думал, что люди врут. А потом увидел военную технику сам. Она шла в сторону Ростова-на-Дону. С одной стороны состава с танками не видно начала, а с другой стороны не видно конца. На моих глазах проехало несколько десятков танков, которых никогда здесь не было…

А через время - военные КАМАЗы. Я подышал этим воздухом и начал серьезно думать о том, что война очень возможна.

Конечно, если бы не война, лучше было бы ехать в Украину. Я вообще Киев очень люблю – пока учился в Киевской духовной академии, обходил его пешком вдоль и поперек.

Отец Георгий: Оппозиция опубликовала интервью со мной - и в ноябре меня запретили в служении. Потом запретили даже появляться на территории храма. Фото: facebook.com/priest.george.sukhobokiy

Отец Георгий: Оппозиция опубликовала интервью со мной - и в ноябре меня запретили в служении. Потом запретили даже появляться на территории храма. Фото: facebook.com/priest.george.sukhobokiy

Дух канонического общения с Москвой витает в воздухе

- Раз вы учились в Киеве, у вас, наверняка, есть знакомые в Украинской православной церкви. Вы с ними общаетесь? Что они говорят?

- У меня есть очень хороший знакомый из Западной Украины. Мы с ним со времен учебы в Киевской духовной академии дружим. Очень его уважаю и преклоняюсь перед его подвигом. Он не боялся меня поддерживать – я же в опале. Однако, когда он в амплуа священника УПЦ, на нем будто наручники надеты.

Для меня остается большой загадкой - почему УПЦ не выходит из состава Московского патриархата (МП)? Да, УПЦ нигде не называется МП. И не отправляет деньги в Москву. По факту они никак не связаны. Но дух канонического общения с Москвой все равно витает в воздухе.

Но зачем эти тайны. Люди все равно знают, что УПЦ участвует в заседании синода МП. Блаженнейший митрополит Киевский Онуфрий является вторым человеком после Патриарха Кирилла по чести.

Патриарх Кирилл – это современный фашист, который стоит во главе РПЦ и призывает убивать людей. Как атеист он поступает логично – отрабатывает заказ своего шефа Владимира Путина.

Да, УПЦ - с украинским народом! Митрополит Онуфрий даже записывал официальное обращение к Путину после начала войны. Но разве вы не видите, что такие обращения не останавливают войну и не имеют никакой силы? Так почему же вы не хотите полностью разорвать каноническое общение, чтобы не допускать ко причастию людей, поддерживающих эту бойню (а такие, к сожалению, есть и сейчас)?

Осуждать всех я не хочу. Знаю очень хороших священников УПЦ, которые живут служением Богу и Украиной. Но, тем не менее, недоумеваю, почему они до сих пор не сделали шага к полнейшему разрыву общения с РПЦ? Объяснение этому есть - они говорят «боимся раскола». Мол, часть священников останется верна РПЦ, и украинская православная церковь уйдет в катакомбную, подпольную.

- А разве это не так? Руководство УПЦ действительно не хочет раскола в своих рядах?

- Если руководство УПЦ не разорвет общение с МП сегодня, то грош цена такому предстоятельству – я сейчас о руководстве. Оно должно сделать этот исторический шаг: лучших условий для этого не было за всю историю современной Украины.

Конечно, выбор – это всегда страшно. Но нельзя быть хорошим и для тех, и для этих. Церковь должна быть красивой для Христа. А об остальном нужно договариваться, когда закончится война. Думаю, украинцы между собой договорятся.

- Но не договорились же войти в ПЦУ…

- Знаете, я думаю, что лучше всего, чтобы на территории Украины создали отдельный Киевский патриархат. Чтобы туда вошли и ПЦУ, и УПЦ, и другие православные приходы. Пусть он распространяется и за пределами Украины. Чтобы не было ограничений, которые Константинопольский патриархат накладывает на ПЦУ: им сегодня нельзя иметь приход, например, в Канаде, где тьма украинцев. Объясняют это тем, что ПЦУ - церковь одной страны, а дальше не рыпайтесь.

Это как-то неуважительно со стороны греков: они имеют право окормлять свою паству везде, а украинцы в этом плане обделены. Киевский патриархат мог бы решить эту проблему. Входите в юрисдикцию КП – и, пожалуйста, молитесь. И украинцы будут чувствовать себя украинцами, где бы они ни были. Хоть в Папуа-Новая Гвинея.

Патриарх Кирилл – это современный фашист

- Вопрос к вам как к священнику, глубоко верующему человеку. Патриарх Кирилл… Как глава православной церкви может поддерживать захватническую войну, насилие и убийство женщин и детей?

- Я вам скажу о нем два слова – он неверующий человек. Для Патриарха Кирилла интересны только преференции и корпорации. Государство в лице правящей партии предоставляет ему огромную финансовую помощь. 

Господь больно откроет глаза тем, кто считает, что «нападать на другую страну нормально».

Если он прекратит городить ту чушь с амвона, которую он сейчас несет про «справедливый мир», под которым понимает победу российских захватнических войск на территории Украины в этой ужасной войне, если не будет призывать молиться о так называемом «справедливом мире», отправляя на убийства и смерть 20-летних ребят, - то потеряет все.

Вообще эта идея - фашистская. Само понятие фашизма заключается в том, что идеи государства, правящей партии и правителя выше жизни людей, которые в этом государстве живут. Так и у него.

Патриарх Кирилл – это современный фашист, который стоит во главе РПЦ и призывает убивать людей. Как атеист он поступает логично – отрабатывает заказ своего шефа Владимира Путина. Если путинский режим не будет разрушен, Патриарх Кирилл получит за это большие деньги, почет и память в истории. А если будет разрушен – вся правда вылезет наружу. Эту позорную страницу мы станем изучать очень честно и говорить о том, что было в реальности и какие бумаги лежали у него на столе.

- К сожалению, многие к нему прислушиваются, верят, что защищают свою страну. Но как можно защищать свою страну, нападая на другую?

- Верят, потому что им это не близко. Недавно в Ульяновской области случилась трагедия. Один сумасшедший пошел на охоту со знакомым дедом. Взял у него ружье - пристрелил деда, а потом пошел в детский сад - убил воспитательницу и двух маленьких детей. Вся страна стояла на ушах из-за этого кошмара!

Да, это ужасно, но я говорю: «Люди, так а в Украине что творится?» Но чужое горе далеко. Люди не понимают, что сегодня каждый Божий день убивают таких же детей, а еще женщин, стариков, сыновей, отцов и мужей. Боюсь, Господь больно откроет глаза тем, кто считает, что «нападать на другую страну нормально» и «мы защищаемся».