Анна МИЩИШИН (13 июня, 08:00)
Отец пропавшего афганца: Уверен – мой сын найдется, когда там увидят его фото

Отец пропавшего афганца: Уверен – мой сын найдется, когда там увидят его фото

Комментарии: 1
ФБ

Гибель не подтвердили

Владимира Купара из Виноградова Закарпатской области призвали в армию, когда ему было всего 18. Ранняя весна 1983 года, разгар Афганской войны.

Володька, так его зовут родные, только окончил медучилище в Хусте, получил профессию фельдшера. Собирался поступать в военную медицинскую академию в Ужгороде. Мама до сих пор с гордостью вспоминает: сын - отличник. Перед тем как подавать документы в академию, отправился в военкомат - получил повестку. Оттуда вчерашнего ученика-призывника отправили в действующую часть, а потом и на необъявленную войну, с которой многие не вернулись.

Но родители Владимира, Николай и Анна, по сей день верят, что он жив, и ждут возвращения сына домой. Ведь подтверждения его смерти они так и не получили.

- Мы проводили эксгумацию, в гробу была лишь часть позвоночника, - со вздохом говорит нам отец солдата, 81-летний Николай Купар. – Эксперты сказали, что останки настолько опалены, что установить родство по ДНК невозможно. Сейчас говорят – делай повторно. Но я уже этого, увы, не перенесу.

Отец уверен - в той могиле на городском кладбище, за которой они ухаживают уже почти 40 лет, не их сын.

Купар владимир
Когда он пропал ему было 18 лет. Фото: ФБ

Добился, чтобы имя сына стерли из списка погибших

На памятнике погибшим землякам-афганцам в родном городке пропавшего имени Володьки нет…

- Я заставил стереть его имя с памятника – оно не должно быть рядом с погибшими. Одно дело – общество похоронило, а другое – семья, - отмечает Николай Петрович. – Семья его не похоронила.

Когда в Виноградово прибыл цинковый гроб с останками якобы Владимира Купара, семье сказали – солдат погиб спустя два месяца после своего 19-го дня рождения, 12 октября 1983 года во время боя. Первый звоночек, после которого в душе родных забрезжила надежда, что сын – жив, прозвенел на кладбище сразу после похорон. Младшая сестра Владимира, 12-летняя Марина, внезапно уверенно произнесла: "Это не Володька". Оглушенные горем родители не расслышали, но потом переспросили… Спустя какое-то время к ним приехал армейский друг сына, с которым тот прослужил весь срок.

- Сумку простреленную вашего Володьки я видел, а вот его самого мертвым – нет, - заявил он.

Все тела погибших в бою были сложены в одном помещении. И надежда, что сын – жив и попал в плен, укрепилась.

Приходит в снах

С того момента начались долгие поиски пропавшего на войне Володьки. Куда только не ходил Николай Петрович с женой – дошел почти до самого министра обороны. Но военных слезами не растрогаешь: "Солдат на то и нужен, чтобы погибать".

-  Генерал приказал тогда: "Принести дело Купара", - с горечью произносит Николай Петрович. – Посмотрел: "Тут все чисто!". Никакого результата, ничего не стали перепроверять. Сколько таких походов по кабинетам было – не сосчитать. А спустя годы уже и земляки убеждают, что мой Володька погиб.    

Николай уверен – сын жив. Не зря же он ему все время снится.

- Сон – чувствую Володьку, его энергетику в паре метров от себя, - делится отец пропавшего афганца. – Он говорит: "Тату, я теперь не можу прийти". Значит, принял их веру – потому и не может. Я ответил: "Божья сила великая, придет время - придешь". А сзади от него шла энергетика ребенка, его ребенка, лет 9-10… Чувство такое, что он сам воспитывает его. Не знаю, мальчик или девочка…

Когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, спустя три года после пропажи солдата, отцу приснился другой сон – что к их дому пришел Володька и заглядывал в окна, проверяя, осталась ли его семья жива.

- Видений было много. Снился и в виде белого силуэта, который спускался навстречу по лестнице, но как только я кричал "Володька!", он исчезал, - вспоминает Николай Купар. – Прекрасный был ребенок, что еще сказать…

Нашел сослуживца, бывшего рядом в последнем бою

На чердаке один угол отведен полностью под вещи Владимира – здесь сложено все его, вплоть до любимой удочки. Наручные часы сына отец хранит, как реликвию.

- Бывает, люди после ранения теряют память, но, если бы он увидел эти часы или что-то другое, он бы вспомнил, - надеется Николай Купар. – Даст бог, покажут ему эти часы, память придет, и он домой вернется.

Родители сохранили все письма, которые получили от сына с войны. Писал Владимир часто – едва ли не каждую неделю. Уверял – все хорошо.

- По его письмам все выходило чуть ли не идеально – чтобы нас приободрить, - улыбается Николай Петрович. – Но я чувствовал… Я же тоже был в армии.

Чтобы узнать, как проходила служба у сына, Николай Петрович начал искать его сослуживцев. Его письмо, написанное от руки с обозначенной в нем фамилией армейского товарища Володьки – Петрыще, увидел глава местной ячейки ветеранов Афганистана Владимир Горзов. Не задумываясь, поехал к Николаю Купару.

- Я знал, что ветеран Петрыще из села Ильинцы умер в 2015-м, это и сообщил отцу, - рассказывает "КП" в Украине" Владимир Горзов. – Но позже нашел другого служившего в Афганистане из района - Василия Петрыще, который сейчас живет в Киеве. И оказалось, что с сыном Купара служил именно он. Они созвонились, тот обещал к нему приехать.

- Володька писал, что Петрыще дал ему деньги на конверт, им тогда задержали солдатскую зарплату, - вспоминает Николай Петрович.

Этот мужчина, говорит отец, был с его сыном в тот день, когда он пропал – 12 октября 1983 года. Он рассказал отцу совсем не то, о чем говорит официальная версия. Выяснилось, что он пропал во время ночного боя при выполнении боевого задания в населенном пункте Хаджи-Размухаммед. Вероятность, что попал в плен, по мнению отца, очень большая.

- Их БТР подорвали, с ним сидел этот парень, - говорят родные. – Учитывая слова свидетеля, получается, надо искать. Уже не говоря о том, что Володьку люди видели по телевизору - как он принимал их веру. Одна беда, что мы недостаточно готовы – те, кто видел эту передачу, не запомнил ни время, ни название.

Николай Купар (слева) и глава Иршавского районного общества ветеранов Афганистана Владимир Горзов. Фото: irshava-news.com
Николай Купар (слева) и глава Иршавского районного общества ветеранов Афганистана Владимир Горзов. Фото: irshava-news.com

"Простите нас и помогите"

Таких было достаточно - солдаты оставались жить на территории Афганистана и уже не возвращались – по разным причинам.

- Вот солдат из Луцка, знаю, там остался, - говорит Николай Купар. 

Это не единственный пример. Известны истории двух украинцев из Донецкой области, Геннадия Цевмы и Александра Левинца, которые остались в Афганистане после войны. Первый отказался возвращаться, боясь трибунала, – ведь тогда "пропавшие" солдаты считались предателями, второй сам перешел на сторону моджахедов. И позже также не уехал на Родину, несмотря на всеобщую амнистию. Это подкрепляет уверенность семьи Купар, что их Володька – жив.

Так и не добившись ничего от чиновников, Николай решил сам искать своего сына. Мужчина считает, что, когда его обращение-просьбу, переведенное на язык народов Афганистана, увидят в этой стране – сын найдется. В нем он просит распространить его письмо, фото сына и помочь найти его, а еще – приносит извинения за нанесенный тогда вред афганскому народу… 

- Простите нас, - утирает слезы отец пропавшего афганца. – И помогите.

Найти сына родители планируют с помощью неравнодушных, у которых есть знакомые в Афганистане или Пакистане и которые отзовутся на их просьбу и распространят фото.

обращение николая Купара
Отец пропавшего солдата верит, что его письмо заметят. Фото: ФБ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Письмо сыну-афганцу вернулось к матери спустя 25 лет

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях