19 октября
Загрузить еще

Уманская любовь Пушкина: он любил ее, а она - своего мужа-гуляку

Уманская любовь Пушкина: он любил ее, а она - своего мужа-гуляку
Фото: Пушкин кистью Айвазовского - именно в Крыму любовь поэта к Софии разгорелась с новой силой. Фото: Википедия

В жизни Александра Сергеевича Пушкина было много женщин. Сам поэт то ли в шутку, то ли всерьез в письме к княгине Вере Федоровне Вяземской писал: "Моя женитьба на Натали (это, замечу в скобках, моя сто тринадцатая любовь) решена". Действительно ли поэт до встречи с супругой Натальей Николаевной Гончаровой был влюблен 112 раз, остается загадкой, однако о любвеобильности русского поэта ходят легенды. Хотя были среди них и те, в ком пылкий поэт не вызвал душевного трепета. Уманская красавица София Потоцкая (в честь матери которой и была заложена знаменитая "Софиевка") своим "нет" ранила чувства русского Дон Жуана.

Пушкинский список зазноб 

Публичной репутации ловеласа во многом поспособствовал сам Пушкин, но даже не столько похождениями, сколько признаниями в них. В 1829 году в альбоме Елизаветы Николаевны Ушаковой поэт, будучи в Москве, собственной рукой набросал два коротеньких списка из девичьих имен. В первую колонку вошли женщины, отношения поэта с которыми можно было бы охарактеризовать как серьезные, - таких набралось всего 16. Во втором - мимолетные увлечения, из них Пушкин вспомнил 21 даму сердца. Судя по списку, особо падок Александр был на девиц с именами Катерина, Анна и Елена. Первая колонка списка заканчивается на Наталье - жене поэта. Сам же Пушкин, окончив лицей, предался жизни "золотой молодежи", ходил по балам, пил, кутил с товарищами, а если что не так - вызывал обидчика на дуэль. Свою репутацию молодой талант не стеснялся поддерживать эксцентричными выходками: то заявится в высшее общество с обритой головой, то снимет парик перед дамами и начет обмахивать им себя, словно веером, то ногти отрастит, то нахамит уважаемым людям, а бывало и в стихах высмеет… Все это - непринятие моральных канонов и желание заявить о себе как бунтаре и человеке свободного духа - притягивало к нему женщин, словно магнитом. Пушкин относился к некоторым из них без особых пиететов: вчера добивался их расположения, сегодня мог предаваться их ласкам, а завтра писать стихи об их легкодоступности. 

"Более или менее я был влюблен во всех хорошеньких женщин, которых знал. Все они изрядно надо мной посмеялись; все, за одним-единственным исключением, кокетничали со мной", - говорил поэт. 

Конец списка в альбоме Ушаковой Пушкин украсил своим портретом в одеяниях священника, а рядом изобразил демона, добавив надпись "Не искушай (сай) меня без нужды".

N.N.: От простой девицы до императрицы 

Фамилий любовниц в списке, который литературоведы назвали позже "Донжуанским списком Пушкина", поэт не указал. Если личности дам из первой колонки установлены и зачастую не вызывают сомнения, то многие из второй - лишь догадки, поэтому биографы спустя почти два столетия не перестают спорить, кем могли быть те женщины. Но есть в "Донжуанском списке" и настоящая тайна тайн - загадочная N.N. Она - четвертое серьезное увлечение Пушкина. Большинство исследователей считают, что в молодости поэт пережил неразделенную любовь, о которой позже не распространялся. На ее "место" кандидаток тьма: Мария Раевская (в замужестве Волконская), а также ее сестра Екатерина Раевская (в замужестве Орлова), Екатерина Карамзина, жена автора "Бедной Лизы" и "Истории государства Российского" Николая Карамзина... Также среди догадок часто мелькает имя Софии Потоцкой - дочери известной авантюристки, в честь которой заложили "Софиевку" в Умани. Имя "Софья" стоит в графе "несерьезных" увлечений Пушкина, правда, исследователи, склоняются к тому что речь идет о Софье Федоровне Пушкиной - дальней родственнице поэта. Тем не менее тому, что уманчанка приглянулась поэту, есть и другие доказательства.

София Киселева всю жизнь любила мужа, но Пушкина всегда вспоминала с теплотой. 

Отец ради матери родину продал

София Станиславовна Потоцкая (в замужестве Киселева) - девушка, казалось бы, из знатной семьи. Но если копнуть глубже, то оказывается, что ее мать - еще та авантюристка. Ее - простую гречанку - в 12 лет продали вместе с сестрой в Константинополе на невольничьем рынке. Должны были отправить в гарем королю польскому Августу, но девушку перекупил комендант Каменца-Подольского Иосиф Витт. Он влюбился в Софию и твердо решил жениться - невесту подучили языкам, повадкам, придумали биографию поприличней, мол, она не простая гречанка-рабыня, а из рода византийских царей. Затем в политических интересах Софию сперва развели с Виттом, затем выдали замуж за Станислава Потоцкого, отца 11 детей. 

Покорила свет 

В браке с графом Потоцким София родила пятерых детей: троих сыновей и двух дочерей - Ольгу и Софию. В начале XIX века девицы блистали на балах в Петербурге, и София покорила многих. Среди них - и Александр Сергеевич, и его друг князь Петр Вяземский. Впрочем, красавица к ним оставалась холодна: "Но дева горда и неприступна; в своем томлении она остается одинока", - писал князь Вяземский.

Биографы Пушкина также считают, что в столице девушка взаимностью на ухаживания поэта не ответила, но жизнь через пару лет свела их в Мисхоре.  И есть версия, что София, унаследовавшая от матери крымские имения, рассказала Пушкину предание о любви хана Керим-Гирея к похищенной им княжне, которое, как полагают исследователи, могло лечь в основу поэмы "Бахчисарайский фонтан". 

Летом того же года София выходит замуж за генерала Павла Киселева, который уже довольно долгое время за ней ухаживал. Говорят, что когда Пушкин узнал о помолвке, то приехал к девушке отговорить ее от брака, но та была влюблена по уши и никого не хотела слушать. 

"Я был долго и глупо влюблен"

В 1824 году вышла поэма о Зареме ("Бахчисарайский фонтан"), Пушкин писал брату: "…Дело в том, что я прочел ему [Ф. Туманскому] отрывки из "Бахчисарайского фонтана" (новой моей поэмы), сказав, что я не желал бы ее напечатать, потому что многие места относятся к одной женщине, в которую я был очень долго и очень глупо влюблен". 

В письме А. Бестужеву в феврале 1824 года: "Радуюсь, что мой "фонтан" шумит (…) Я суеверно перекладывал в стихи рассказ молодой женщины". Ему же 29 июня: "…Черт дернул меня написать еще, кстати, о "Бахчисарайском фонтане" какие-то чувствительные строчки и припомнить тут же элегическую мою красавицу. Вообрази мое отчаяние, когда увидел их напечатанными. Журнал может попасть в ее руки. Что же она подумает, видя, с какой охотою беседую о ней с одним из петербургских моих приятелей. Обязана ли она знать, что она мною не названа, что письмо распечатано и напечатано Булгариным. Признаюсь, одною мыслию этой женщины дорожу я более, чем мнением всех журналов на свете и всей нашей публики".

Семейный треугольник

Семейная жизнь Софии не сложилась: она любила мужа, а он предавался утехам в объятьях ее сестры Ольги. Наконец София не выдержала постоянных измен и ушла от мужа. Тот не сильно горевал и со временем официально разорвал брак.

А с Пушкиным София в последний раз увидится в 1824 году, после он написал стихотворение "Все кончено: меж нами связи нет". Есть версия, по которой семейная драма Киселевых легла в основу романа в стихах "Евгений Онегин". 

"Мне говорили, что Пушкин всегда следил за делами в нашей семье, и то, что происходило у нас в доме, стало прообразом "Евгения Онегина". Эта дуэль Онегина с Ленским, эти две сестры, считают, что Татьяна это я. Не знаю, Пушкина уже не спросишь, хотя я действительно родилась в Татьянин день по православному календарю…" - вспоминала София на закате жизни. 

Говорят, что София очень тяжело переживала весть о смерти Пушкина, а сама прожила 74 года и умерла в Париже в полном одиночестве. 

Кстати

Хотел стреляться из-за женщин 7 раз 

Пушкин умер от пулевого ранения на дуэли в возрасте 37 лет, всего известно о 27 дуэлях, поводом семи из которых были женщины. 

В 1816 году Пушкин вызвал на дуэль Павла Ганнибала, двоюродного дядю: он отбил у 17-летнего поэта девушку на балу. 

В 1822 году Пушкина вызвал на дуэль кишиневский помещик Инглези: поэт домогался его жены. 

В 1827 году Александра Сергеевича вызвал на дуэль артиллерийский офицер Владимир Соломирский: Пушкин проявлял недвузначный интерес к его даме. 

В 1828 году Пушкин вызвал на дуэль секретаря французского посольства в Петербурге Лагрене - не поделили девушку на балу. 

В 1836 году Пушкин собирался стреляться дважды, защищая честь своей жены. Сперва вызвал на дуэль Владимира Соллогуба, который нелицеприятно отзывался о его супруге, затем - французского офицера Жоржа Дантеса, который, судя из анонимного письма, крутил роман с Натальей Пушкиной. 

Все дуэли из-за женщин были отменены и до стрельбы не доходило. Лишь в 1837 году Пушкин пошел на роковую для себя дуэль все с тем же Дантесом, который на то время уже успел стать его родственником, женившись на сестре Натальи.