Ольга Кудиненко:  Благотворительность делает нас нормальными

Ольга Кудиненко: "Благотворительность делает нас нормальными" [фото]

Фото из архива Ольги Кудиненко

Основательница фонда "Таблеточки" - это вечный двигатель, источник позитивной энергии и веры в светлое будущее. Именно благодаря ей "вирус доброты" распространяется по стране даже в наше непростое время, а заниматься благотворительностью становится модно и круто. Кстати, сама Ольга уверена: благими делами мы занимаемся в первую очередь для себя, и только потом для нуждающихся.

- Оля, с чего началась ваша благотворительность?

- С поездки в Барселону. Возвращаясь домой, я привезла с собой несколько упаковок лекарств, которых не было в Украине. Потом я поняла, что так же могут поступить и мои друзья, и написала об этом пост на Facebook. Вот так мы впервые помогли детям.

После этого появилась акция "Кошелек или жизнь", в ходе которой мы собирали евро-центы, валяющиеся дома без дела. В итоге мы собрали за два часа 1000 евро!

- В своих интервью вы часто повторяете: помогать – это просто. И слушая вас, в это действительно начинаешь верить. Но если все так просто, почему же люди не помогают?

 

Фото из архива Ольги Кудиненко 

- Во-первых, не все знают и понимают, как это можно сделать. Во-вторых, у нас нет культуры благотворительности, мы к ней не приучены с детства. И это не только украинская проблема – это проблема всех постсоветских стран. Россия сейчас в вопросах благотворительности ушла вперед только потому, что они начали лет на 10 раньше нас. Например, в России, в отличие от Украины, уже несколько лет разрешены благотворительные смс-ки. В работу благотворительных фондов там активно вовлекаются известные люди. Но я верю, что через несколько лет мы выйдем на тот же уровень помощи.

- Я слышала удивительную вещь: являясь основательницей благотворительного фонда, вы помогаете и другим фондам!

- Да, это правда. С одной стороны благотворительность — это минутный порыв. Услышала какую-то историю, сработала эмоция, и я перевела деньги. С другой стороны, я очень дотошный благотворитель и тщательно изучаю деятельность организации, которой помогаю. Например, одному из фондов я перечисляла деньги на протяжении двух лет, но не увидела никакого результата их работы. Планировали перечислять деньги в фонд помощи сиротам, но они отправили ребенка с онкологией на операцию в Беларусь. Для меня это однозначный признак некомпетентности, ведь операции там стоят дороже, чем в Польше или Италии, а эффективность гораздо ниже. Поэтому приняла решение пока им не помогать.

- Иногда люди стесняются помогать. Мол, много дать не могу, а мало – неудобно: кому мои 20 гривен помогут?

- На мой взгляд, помощь не бывает маленькой или большой: она либо есть, либо ее нет. Большие суммы на лечение складываются из маленьких сумм многих людей. Простой расчет показывает: если 40 миллионов украинцев пожертвуют по 20 гривен, выйдет 800 миллионов гривен! Этого хватит на 200 трансплантаций костного мозга от неродственного донора!

К тому же пожертвование – это далеко не единственный вид помощи. Можно сдавать кровь или стать волонтером. Так что выбирайте свой способ – и помогайте! Благотворительность – это переход на новый уровень, но она не делает нас святыми – она делает нас нормальными. Лично мне благотворительность приносит удовлетворение. Мне кажется, я прошла базовые ступени пирамиды Маслоу.  У меня все хорошо: есть работа, семья. И есть силы, желание и возможность помочь другим.

Фото из архива Ольги Кудиненко 

- А как вы относитесь к уличной благотворительности?

- Отрицательно. Но пару лет назад, уже будучи волонтером, давала деньги. Слышала в метро такие истории, что не могла не помочь. И вроде бы умом понимаю, что это "мафия", а все равно не дает покоя мысль: а вдруг это реальная история, и мои деньги действительно помогут спасти чью-то жизнь? Впрочем, сейчас я точно знаю: в метро деньги на операции и лечение не собирают.

- Многие люди не помогают потому, что уверены: деньги и лекарства все равно украдут. А если произойдет чудо и все же не украдут, то из-за некомпетентности врачей они все равно никому не помогут: не секрет, что у нас часто лечат не так и не от того…

- Действительно, в Украине коррупция на местах колоссальная. Но с этим можно и нужно бороться. Например, после того, как мы узнали, что лекарства, которые мы купили, перепродают, на всех упаковках стали ставить штамп "Не для продажи. Фонд Таблеточки".

Что касается некомпетентности – это тоже правда. Особенно ужасная ситуация в регионах. Вы не представляете, в каком состоянии приезжают в Киев некоторые дети – залеченные, с полностью "убитым" иммунитетом.

И, конечно, сильно подорвала доверие украинцев к благотворительности "Больница будущего", которую обещали открыть еще три года назад…

В Украине абсолютно гнилая система здравоохранения, поэтому медицинская реформа необходима. И не только в зарплатах – нужно менять сам подход. Лично я – за страховую медицину. Но, не оправдывая наше здравоохранение, все же уверена: помогать нужно! За 4 года, периодически уставая бороться с системой, я несколько раз хотела все бросить. А потом просто спрашивала себя: кому от этого станет легче? И кто в таком случае поможет детям?

- Пару лет назад вы приводили печальную статистику: в США рак крови лечится в 94% случаев, а в Украине – в 47%. С тех пор цифры изменились?

- К сожалению, нет. Пятеро детей из десяти умирают потому, что в наших больницах нет соответствующих условий. Дети с онкозаболеваниями умирают не от рака, а от грибка – у нас нет больниц без грибка в стенах! Например, корпус Охматдета (где, кстати, самая хорошая статистика выздоровления детей с онкозаболеваниями) был построен в 1937 году, и сколько его не ремонтируй – от грибка в стенах избавиться невозможно. И выход здесь только один – строительство нового корпуса.

- Это ваша цель на сегодняшний день?

- Мне кажется, это желание любого нормального человека, живущего в этой стране, - чтобы у детей была нормальная больница, в которой бы они могли лечиться и выздоравливать. Мы все должны понять две простые вещи. Первое: ребенок может заболеть в каждой семье. И второе: даже если есть деньги, для того, чтобы вывезти его за границу, может просто не хватить времени.

КСТАТИ

В Украине запрещено делать трансплантацию костного мозга от неродственного донора, поэтому такие операции проводятся за границей. В Италии это стоит от 115 тыс. евро, а в Германии, которая считается лучшей в Европе страной по пересадке костного мозга, - 250 тыс. евро.

СПРАВКА "КП"

Проект "Таблеточки" появился в октябре 2011 года, а в 2013 году Ольга Кудиненко зарегистрировала его как благотворительный фонд. Сегодня БФ "Таблеточки" занимаются несколькими направлениями деятельности: покупкой лекарств за рубежом, оплатой операций по трансплантации костного мозга от неродственного донора, которые не делают в Украине, проверкой донорской крови на базе "Охматдета", популяризацией волонтерского движения, а также оказывают паллиативную и психологическую помощь.

За четыре года существования "Таблеточки" собрали более 40 млн гривен. Они отправили на лечение за границу 20 детей, обеспечили лекарствами 1350 маленьких пациентов, добились безопасного переливания крови в Охматдете.

В ТЕМУ

Открытая реанимация – это возможность умирающего ребенка уйти, держа маму за руку.

Украинские реанимации работают в закрытом режиме и для обывателя в этом нет ничего удивительного. Дескать, санитарные нормы, боязнь инфекций и все такое… Мы просто не хотим в это вникать, поскольку оно нам не надо. А тем из нас, кто волею судьбы сталкивается с этим "закрытым режимом", уже не до борьбы: доведенные до отчаяния близкой смертью родного человека люди оказываются не в состоянии сопротивляться системе.

О том, что такое детская реанимация глазами смертельно больного ребенка, можно сказать в нескольких предложениях.

Это кошмарная непереносимая боль.

Это жесткая кровать, на которой малыш буквально распят (привязан за руки и за ноги) - чтобы из его ручки не выпал катетер.

Это уверенность, что мама и папа его бросили, в то время как родители сутками дежурят под дверью отделения, но имеют возможность заглянуть к ребенку всего на несколько минут.

Это страшная мучительная смерть в полном одиночестве.

А теперь самое невероятное: оказывается, закон не запрещает открытый режим в таких отделениях! Руководство больниц ограничивает доступ в реанимации внутренним распорядком, якобы опасаясь распространения инфекций. Врачи не знают и не хотят знать о том, что открытые реанимации – это нормально, и в Европе это обычная практика.

Больниц с открытыми реанимациями в Украине единицы – Центр детской кардиологии и кардиохирургии в Киеве, Западноукраинский детский медцентр во Львове, Ровенская областная детская больница. И врачи этих больниц утверждают: истории про инфекции с улицы – это миф. Сами медики ходят между отделениями, не переодеваясь, главное – обработать руки перед соприкосновением с пациентом. К тому же родители тяжелобольных детей знают о стерильности все, и прекрасно осознают, что реанимация – это не проходной двор.

Второй аргумент врачей, выступающих за закрытость реанимаций – родственники не должны нарушать покой других детей. Ведь в небольших палатах лежит сразу несколько пациентов. Зарубежные клиники в таких случаях предусматривают ширмы между кроватями пациентов и составляют для родственников графики посещений. Но о том, чтобы вообще не пускать родителей малышей в палату, там не может быть и речи.

Идею открытых реанимаций большинство врачей воспринимают в штыки, а ведь для того, чтобы смертельно больной ребенок имел возможности уйти, держа маму за руку, даже деньги не нужны – всего-то надо купить стулья и ширмы. Также уже неоднократно доказано, что психологический настрой играет важнейшую роль в выздоровлении, и рядом с родителями дети выздоравливают быстрее, чем в одиночестве и стрессе.

- Люди должны отстаивать свои права, но они не делают этого, - говорит Ольга Кудиненко. – Когда я слышу о какой-то очередной общественной акции, всегда удивляюсь: почему люди готовы митинговать из-за ерунды, а об открытых реанимациях даже не вспоминают? Наверное, дело в нашей психологии "моя хата скраю"… Но в том и дело, что остаться в стороне не получится. По статистике с онкозаболеваниями столкнется каждая семья. И, значит, рано или поздно это проблема коснется лично каждого. И только тогда придет понимание, как важно быть рядом с родным человеком, когда он умирает.

В случаях необоснованного запрета на посещение реанимации членами семьи, юристы советуют бороться: требовать письменных объяснений, обращаться с жалобами к руководству. Однако родители боятся отстаивать свои права, чтобы не конфликтовать с лечащим врачом и не навредить собственному ребенку.

Значит, проблему нужно решать на уровне министерства здравоохранения, но у МОЗ как всегда нет ни времени, ни желания.

По словам Ольги, осознавая, что чиновники вряд ли станут этим заниматься. "Таблеточки" с лучшими юристами проанализировали украинское законодательство и разработали приказ, который Минздраву нужно только подписать. Но проходят месяцы, а "воз и ныне в МОЗ".

- Мы отправили официальные запросы о нарушении прав несовершеннолетних детей и пациентов министру здравоохранения, всем его заместителям, руководителям АП и в Кабмин, - говорит Ольга. – Все, что надо сделать – это подписать приказ и провести разъяснительную работу. Это изменение не требует денег, так что отсутствием бюджета оправдаться не получится.

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях

Политика

Министр энергетики:  Предложение по транзиту неприемлемо
Министр энергетики: "Предложение по транзиту неприемлемо" 95

Алексей Оржель прокомментировал предложение "Газпрома".

Глава МИД Германии отменил свой визит на Донбасс из-за непогоды
Глава МИД Германии отменил свой визит на Донбасс из-за непогоды 43

Маас не раз становился жертвой авиаинцидентов.

Супрун заявила, что суд закрыл дело против нее по иску Мосийчука
Супрун заявила, что суд закрыл дело против нее по иску Мосийчука 88

"Тихо и без истерик истца", - отметила ответчица.

Происшествия

В Хмельницкой области чиновник привязал к автомобилю и протащил по дороге собаку
В Хмельницкой области чиновник привязал к автомобилю и протащил по дороге собаку [видео] 224

Окровавленного пса спас спецназовец, который стал очевидцем издевательства над животным.

Российский историк Соколов, расчленивший студентку, пытался покончить жизнью
Российский историк Соколов, расчленивший студентку, пытался покончить жизнью 657

Во время следственного эксперимента он хотел зарезать себя кортиком.

Во Львове соседи призывника избили военкома после вручения повестки
Во Львове соседи призывника избили военкома после вручения повестки 461 1

Будни осенней призывной кампании.

Экономика

Кайли Дженнер продает контрольный пакет Kylie Cosmetics владельцу Max Factor
Кайли Дженнер продает контрольный пакет Kylie Cosmetics владельцу Max Factor 122

Сделку закроют в 2020 году.

Чего ждать пенсионерам от Бюджета-2020
Чего ждать пенсионерам от Бюджета-2020 1329

Минималку поднимут дважды, введут доплаты для тех, кому больше 80 лет, и обещают автоматическую индексацию.

Эконалог на авиабилеты: последует ли Украина европейскому примеру
Эконалог на авиабилеты: последует ли Украина европейскому примеру 497

Страны ЕС призывают ввести всеобщий налог на авиацию.

Спорт

Свитолина рассказала о планах на 2020 год,  Танцах со звездами  и политике
Свитолина рассказала о планах на 2020 год, "Танцах со звездами" и политике 90

Элина считает своим домом Одессу и любит возвращаться к бабушке.

Криштиану Роналду:  Я побью его!
Криштиану Роналду: "Я побью его!" 226

Португалец стал еще ближе к мировому рекорду.

Наши в ринге: от Постола до Шелестюка
Наши в ринге: от Постола до Шелестюка 73

Украинские боксеры, оставшиеся в тени Усика и Ломаченко.