Вероника СБОРЩИКОВА, Алиса КИРИЛЕНКО (6 марта 2015, 00:02)
Семьи погибших шахтеров останутся без компенсации?

Семьи погибших шахтеров останутся без компенсации?

Комментарии: 3
Горноспасатели уже третьи сутки ведут работы на глубине более километра. Фото: Eastnews

В трагедии, унесшей  десятки шахтерских жизней, больше вопросов, чем ответов. Почему предприятие продолжало работать? Контролировали ли безопасность? Для каких целей добывали уголь? Будет ли экспертиза?

Спецкомиссия не может провести расследование

Рассчитывать на материальную помощь родственникам погибших и пострадавших шахтеров пока не приходится. Камнем преткновения стала экспертиза: без нее деньги из бюджета выделить невозможно.

- Вероятно, семьи жертв и пострадавших на шахте им. Засядько получат компенсации от государства, как это обычно делается, после того как спецкомиссия расследует аварию, - сказал "КП" пресс-секретарь Донецкой обладминистрации Илья Суздалев. - Шахта зарегистрирована в Авдеевке, то есть на подконтрольной  Украине территории, и это дает основания для выплаты компенсаций. Однако сама трагедия произошла в Донецке - на территории "ДНР", и комиссия по расследованию аварии имеет сложности в плане доступа к месту взрыва. Поэтому вопрос пока не решен до конца.

В "ДНР" же о помощи семьям погибших даже не заикаются. Говорят: распоряжались еще в феврале закрыть опасное производство. Мол, продолжала работать шахта только потому, что юридически расположена на украинской территории.

Пока материальную помощь семьям погибших шахтеров обещают только благотворители. В фонде "Поможем" Рината Ахметова заявили: готовы выдать по 100 тысяч гривен. Пострадавших обеспечат медикаментами.

Добытый на шахте им. Засядько уголь "застрял" в "ДНР"?

Впрочем, однозначного ответа, почему шахта продолжала работать, не могут дать даже сами горняки. Говорят: у них был и план по выработке и зарплата. Большая загадка - куда шел уголь, который добывали как минимум 300 забойщиков. Специалисты говорят, что вывозить его сейчас нет никакой возможности.

- Вся железнодорожная сеть, которая раньше использовалась для транспортировки угля, абсолютно разрушена, - поделились наши источники в управлении железной дороги. - Получается, уголь оставался внутри "ДНР".

Но и тут вариантов для его использования совсем немного. Редкие и ценные марки "Г" и "Ж", которые добывали на шахте им. Засядько, используют прежде всего в черной металлургии. На "ДНРовской" территории нуждаться в нем может только Енакиевский металлургический завод. Газовым углем могут топить некоторые ТЭС. Но такая в "ДНР" только одна - Зуевская, которая сейчас на грани остановки из-за нехватки топлива.

Точное количество жертв могут и не подсчитать

Больше всего тех, кому удалось спастись, волнует вопрос безопасности. Уже многие месяцы шахта работает без специального надзора, который хоть как-то сдерживал халатность "на местах". Безнаказанность за несоблюдение ТБ сейчас, после трагедии, обернулась реальной угрозой. Даже на других шахтах, которые работают исключительно на поддержание выработки, рассказывают: установленные правила сейчас соблюдают как бог на душу положит.

- На многих предприятиях "отбиваться" (регистрироваться при спуске в забой. - Прим. авт.) шахтерам приходится самим, персонала на поверхности не хватает. Вспомнил, записался - хорошо. Нет - никто по шапке не даст, некому. Зато если авария, так никто и не выяснит, сколько людей оказалось под землей, - поделился с "Комсомолкой" горный мастер одной из донецких шахт Юрий Савельев.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Жена пострадавшего горняка с шахты им. Засядько: "Судьба уберегла Андрея уже в седьмой раз"

Сейчас Андрей в больнице профзаболеваний с диагнозом "отравление дымом". Медики считают его относительно "легким" пациентом в сравнении с другими шахтерами. Супруга Инна постоянно рядом с мужем и тоже убеждена - это невероятное счастье, что он остался жив.

- Двадцать один год Андрей работает на шахте, и всегда беда обходила его стороной. Аварий было много, только крупных - шесть, но всегда ему каким-то чудесным образом везло. То он в отпуске был, то взрывалось не в его смену. Судьба не отвернулась от него и в этот раз.

Муж рассказал, что, когда прогремел взрыв, он находился относительно далеко от эпицентра, но взрывной волной тряхнуло сильно, а потом почувствовался запах ядовитого метана. От него он больше всего и пострадал - в карточке указано "отравление угарным газом". Но муж в сознании, разговаривает, можно сказать, что идет на поправку, - рассказывает "Комсомолке" Инна.

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях