14 июля
Загрузить еще

Деньги российских компаний: насколько реально их взыскать в пользу Украины

Деньги российских компаний: насколько реально их взыскать в пользу Украины
Фото: Dmitro Lasztovics / Getty Images

Активы подсанкционных компаний из РФ и Беларуси, причастных к войне, будут взысканы в пользу Украины – эта тема обсуждается в информационном пространстве с самого начала войны. Это кажется вполне логичным и справедливым: Россия принесла нашей стране бездну горя и разрушений, и невозможно представить, что все это может остаться безнаказанным. Но насколько реально получить деньги российских компаний и на что, в случае положительного решения, они пойдут? В ответах на эти вопросы KP.UA разбиралась вместе с экспертами.

Национализация не работает

Разговоры о том, чтобы пустить замороженные российские активы на помощь Украине, ведутся уже давно, но в последние месяцы наметилась хоть какая-то конкретика. В ноябре прошлого года план по конфискации замороженных российских активов предложила Еврокомиссия, а уже в этом году о том, что работают над данным вопросом, заявили в Эстонии.

По словам министра иностранных дел Эстонии Урмаса Рейнсалу, создание правовых условий для этого решения необходимо, и оно станет важным прецедентом. В перспективе это существенно ослабит Россию, следовательно, говорит Рейнсалу, политическое обоснование для него есть. Что касается поиска юридического обоснования, то сейчас в Европе такое правило - отчуждение имущества возможно, если есть конкретное решение суда. Общее международное правило заключается в том, что сторона, причинившая ущерб, должна его компенсировать. То есть нужно создать механизм компенсации. Министр уверен: юридически это возможно, а политически - крайне необходимо сделать.

Пока в Европе «ищут механизмы», Украина предприняла кое-какие шаги по национализации самостоятельно. Правда, никакого эффекта они не дали.

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко в беседе с KP.UA отметил, что уже сейчас на территории Украины фактически все активы российских и белорусских компаний взяло под контроль АРМА (Агентство по розыску и менеджменту активов. – Авт.), а часть уже даже передало или продало. Но, говорит Охрименко, все это мизерные суммы – украинскому бюджету это ничего не дает.

- Время от времени в АРМА называют какие-то суммы, но в госбюджете я этих денег не обнаружил, - говорит Охрименко. – Иногда доходит до смешного, например, когда летом конфисковали активы белорусской топливной компании. Но заправки оказались без нефтепродуктов, и потом не знали, что с ними делать.

В этом вопросе всегда получается больше шума и пиара, чем денег, продолжает эксперт. Российский бизнес чаще всего завязан на Россию, и без нее он просто не работает. Например, когда в Украине национализировали Сбербанк России, тоже было очень много «победного шума». А потом оказалось, что большая часть активов банка - это непогашенные кредиты под товарные сделки из РФ. И когда торговля остановилась, эти кредиты стали «мертвыми».

Аналитик Даниил Монин напоминает о национализации и передаче в управление «Нафтогаза» автозаправочных станций связанной с Медведчуком сети Glusco. Итог оказался печален: они полгода не работали.

- Думаю, что основные российские активы сосредоточены в облэнерго, но поскольку сейчас энергетика постоянно уничтожается ракетами, не думаю, что там можно выручить большие суммы, - говорит Монин. – Вообще у Украины после войны крупных активов останется немного. Поэтому не стоит особенно надеяться на то, что мы кому-то что-то продадим и на вырученные деньги что-то восстановим или построим.

«Репарации реальнее»

Остается надеяться на то, что решение рано или поздно найдут в Европе, но и здесь есть некоторые проблемы.

По мнению Даниила Монина, забирать активы российских компаний в других странах вряд ли можно считать хорошим прецедентом, особенно учитывая, что многие компании создавались в партнерстве с местными бизнесменами. Эксперт считает, что, скорее, надеяться нужно на восстановление Украины через фонды, правительства, а также репарации от России.

- Репарации могут взиматься с России не деньгами, а частью проданных нефти и газа, - говорит эксперт. - Так в свое время было с Ираком, когда он выплачивал репарации Кувейту. Это гораздо более реально, чем забрать замороженные российские активы.

Александр Охрименко соглашается: конфискация арестованных золотовалютных резервов - процесс сложный, поскольку наши западные партнеры боятся создать опасный прецедент. С другой стороны, если получится – это реальные деньги. Ведь США и ЕС арестовали ЗВР России на сумму 420 млрд долларов.

- В международной практике не было подобных историй, но и войны на территории независимой Украины ранее не велись, - отметил в беседе с KP.UA Александр Болтян, аналитик компании Esperio. – Думаю, что при текущей тотальной поддержке со стороны Запада интересами России все же поступятся. Активы подсанкционных компаний можно считать вкладом в восстановление и развитие Украины после завершения войны. В первую очередь, это будут инфраструктурные работы, которые, кстати, помогут решить нашей стране ситуацию с безработицей после войны.

По словам эксперта, один из возможных сценариев может быть следующим. Украина имеет задолженность перед кредиторами, долги растут, расплатиться по ним практически нереально. После окончания войны западные страны могли бы учитывать российские активы как украинские, принимая их в качестве возврата долга. Впрочем, пока война не окончена, говорить об этом рано.

- По оценкам российского Минфина, Западом заморожено около половины всех золотовалютных резервов России, - говорит Болтян. - Речь идет о монетарном золоте, долговых расписках, валюте, резервной позиции МВФ. Юридически эти средства все еще принадлежат РФ, но распорядиться ими из-за санкций нельзя. Для Запада вопрос перехода имущества в пользование третьих лиц - вопрос юридический.

«Главное – обессилить Россию»

Обсуждая реальность передачи активов, замороженных ЗВР и репарации, эксперты сходились в одном: для начала нам нужна Победа.

- Не думаю, что до окончания войны возможны реальное изъятие и передача Украине любых средств, связанных со страной-агрессором компаний, - говорит экономист Александр Гаврутенко. - Только в результате длительных судебных процедур и по соответствующему решению суда средства могут выступить в качестве залога либо как обеспечение для принудительного взыскания назначенных по итогам войны репараций. Пока же это будет блокирование активов или заморозка счетов для предотвращения деятельности, которая способствует или может потенциально финансово и экономически поддерживать российское вторжение в Украину.

По мнению Гаврутенко, сегодня наш интерес, в первую очередь, заключается не только в том, чтобы возместить ущерб государству или пострадавшим от войны гражданам Украины – это задача на многие годы после войны. Сегодня нам особенно важно экономически обессилить агрессора прямо сейчас. И для этого у европейских стран есть и политическая воля, и все необходимые правовые механизмы.​

А в это время

Первый пошел!

Генеральный прокурор США Меррик Гарланд объявил, что конфискованные активы подсанкционного российского олигарха Константина Малофеева на сумму 5,4 млн долларов передадут Украине, сообщает CNN

Гарланд отметил, что это станет первой в истории передачей конфискованных российских активов для использования в Украине, и подчеркнул, что «российские военные преступники не найдут убежища в США».​