21 мая
Загрузить еще

Рэпер Тамерлан: Тех, кто умудряется молчать о войне, чтобы не потерять свои бизнес-контракты, нужно лишать гражданства

Рэпер Тамерлан: Тех, кто умудряется молчать о войне, чтобы не потерять свои бизнес-контракты, нужно лишать гражданства
Фото: Instagram.com/tamerlan_alena/

Музыкант Тамерлан из дуэта TamerlanAlena стал на защиту Украины с первых дней войны – пошел в тероборону, помогает ВСУ, был в самых горячих точках Киевской области, доставляет гуманитарную помощь.

Даже наш звонок застал Тамерлана в пути – артист вез бойцам необходимые вещи на передовую. Перед этим он принимал участие в зачистке Бучи и Бородянки.

В Бородянке страшно просто находиться

- Тамерлан, вы - один из тех, кто видел Бучу своими глазами. От фото стынет кровь, боюсь даже говорить о том, что происходит с человеком, когда видишь вживую. Как потом с этим жить?

- Я тоже задаю этот же вопрос себе и многим людям. Я своими глазами видел не только Бучу, но и Бородянку, мы зачищали город. Буча шокировала меня тем, какие зверства там происходили – жестокие, неоправданные убийства мирного населения. А Бородянка шокировала своими разрушениями. То, что там происходило, сложно даже представить. У меня в Бородянке были родственники, я их эвакуировал. Там, в одном из домов, прошло мое детство - я проводил в Бородянке каждое лето.

Конечно, когда ты смотришь фото или видео в планшете или на телефоне, - это одно, но когда ты видишь все своими глазами – это очень жутко.

- Я не знаю, как можно с этим справиться…

- Это сложно на самом деле даже принять. Когда мы там находились, глаза просто отказываются верить в то, что это правда, что они это видят. Все равно есть какой-то блок – «нет-нет-нет, это невозможно». Но вот оно – все перед твоими глазами. Оказывается, возможно.

- Вы говорите, что в Бородянке прошло ваше детство. Вы оттуда родом?

- Я родом из Одессы, но у нас в Бородянке есть родственники по маминой линии, и каждое лето нас отправляли туда как в лагерь. Мы ходили гулять на ставок, в огороде помогали копаться.

Бородянка, на мой взгляд, сейчас самая пострадавшая в виде инфраструктуры, там очень страшно. Там страшно просто находиться.

Мы как раз дозачищали там территорию, и когда уже во второй половине дня приехали журналисты, все были, если можно так выразиться, просто в ахере от того, что они увидели. Это, правда, очень страшно. Сейчас ГСЧС работает, очень много заминированных объектов, разбирают завалы, думаю, там еще находятся сотни людей, к сожалению.

Тамерлан: На второй день, как мне выдали оружие, по нам начал стрелять снайпер. Тогда я осознал в голове, что все по-настоящему.

- Ваши все родные, близкие, знакомые живы, здоровы?

- Кого-то из наших побратимов уже нет с нами, кому-то оторвало конечности, сейчас мы как раз занимались обеспечением потребностей этих людей.

Семью я сразу вывез в Западную Украину. Алена с сыном (солистка дуэта TamerlanAlena Алена Омаргалиева. – Авт.), ее мама и сестра с детьми были какое-то время там, а две недели назад поехали в Польшу, чтобы дети могли ходить в школу и не видели всего этого ужаса, не погружались в него.

А я сразу же принял решение вернуться в Киев, помогать и защищать. Папа Алены в Черкассах в теробороне.

В Бородянке 6 апреля. Тамерлан возле дома, где прошло его детство. Фото: Instagram.com/tamerlan_alena/

В Бородянке 6 апреля. Тамерлан возле дома, где прошло его детство. Фото: Instagram.com/tamerlan_alena/

Отмалчиваться и отсиживаться я бы не смог

- Вы признавались, что уже трижды за время войны праздновали свой день рождения… (день рождения Тамерлана – 28 января).

- Уже четыре. Дважды мы попали под перестрелки на Житомирской трассе. Иначе как повезло - и не скажешь.

Когда там были танковые бои, мы выбежали на разведку. Наши подбили четыре танка, а один забуксовал, отстал, и пехота начала бежать в лес. И мы открыли по этой пехоте огонь. Это было на второй день, как мне выдали оружие. Но из леса по нам начал стрелять снайпер. Один раз пролетело рядом, второй - пуля просвистела прямо над головой. Вот тогда я действительно осознал в голове, что все по-настоящему. Первые дни ты весь на адреналине держишься и все равно не до конца понимаешь, что происходит. А вот тогда понял, что это настоящая война.

Буквально недавно узнал, что практически на том же месте, где были мы, снайпер убил двоих гражданских.

- Вы когда-нибудь до этого держали в руках оружие? Многие артисты тоже пошли защищать страну. И мне всегда казалось, что у творческих людей немножко другой мир – нежнее, что ли.

- Да, это вы правильную оценку дали – «нежнее» это точно (смеется). Я же до музыки спортом занимался, борьбой, дзюдо, я кандидат в мастера спорта по дзюдо и самбо. Что касается оружия – старался всегда быть от него подальше. Были какие-то стрельбища, тир, но это любительская история. А так, чтобы быть к этому близко, - такого не было.

Но когда я привез в Западную Украину наших детей и жен, не мог найти себе места и сразу же принял решение, что еду назад. Как бы страшно ни было. Я знаю себя. Отмалчиваться и отсиживаться, тем более в какой-то другой стране, как многие другие, я бы не смог.

- Проходили какой-то курс подготовки?

- Да, конечно. Нас инструктировали, у нас здесь очень хорошие командиры, которые прошли несколько военных кампаний, крутые ребята, профессионалы своего дела. Они нас максимально быстро ввели в курс дела, мы попрактиковались. Каждую неделю собираемся отстреливать свое оружие, чтобы точно им владеть и чувствовать. Оружие – это очень индивидуально, поэтому его нужно чувствовать, так сказать, быть с ним на одной волне.

- Ваш дом, по-моему, находится где-то в районе Житомирской трассы. Уцелел?

- С нашим домом, слава Богу, все в порядке, он целый. Рядом прилетали «Грады», есть соседние дома, которые пострадали или сгорели.

Я периодически раз в 4-5 дней попадал домой, чтобы постираться и посмотреть, что и как.

- С сыном говорите о войне? Или стараетесь отвлекать его другими разговорами?

- Нет. С Тимуром (мальчику 8 лет. – Авт.) мы разговариваем на спортивную тематику, о футболе, он у нас футболист. Сын играет в футбольной команде, участвует в турнирах, поэтому мы с ним разговариваем только на такие темы. Нашли в Польше футбольную школу, сейчас продолжает заниматься там.

С женой Аленой и сыном Тимуром до войны. Фото: Instagram.com/tamerlan_alena

С женой Аленой и сыном Тимуром до войны. Фото: Instagram.com/tamerlan_alena

Бывали моменты, когда ты просто физически опустошался

- Вы выдали новый трек «Моя Україна» - премьера состоялась на 21-й день войны, 16 марта. Какая картинка была перед глазами, когда вы писали эту песню?

- С этой песней получилась интересная история. Мы ее готовили ко Дню Незалежности, к 30-летию. Не помню, по каким причинам, но мы ее так и не записали. Хотя всегда хотели с Аленой выпустить что-то патриотическое, чтобы брало за душу, чтобы было чем гордиться.

Когда началась война, три недели все держались на каких-то мотивационных запалах, а потом люди начали чуть подсаживаться, потому что устали, потому что думали, это неделя-две... И я понял, что это именно то время, когда нужно немножко подбодрить всех, чтобы никто не падал духом.

Тамерлан: Когда ты после авиаударов выживаешь, то уже ничего не боишься. Это психологический шок, и ты уже не чувствуешь эту тонкую грань.

Алена написала свои куплеты, я – свои, записали на диктофон где-то в тихом месте. То есть так мы еще не творили! На диктофон записывать песню – это нечто новое (смеется). Но по ощущениям получилась, наверное, одна из самых сильных и глубоких песен за всю нашу карьеру.

- А вас просят спеть сослуживцы, когда есть такая возможность? Многие поют, чтобы как-то подбодрить.

- У нас такого нет. Какие-то звездные статусы отошли на задний план с первого же дня. У нас сейчас другая работа, мы все понимаем, ради чего мы все это делаем. Максимум – какие-то фотографии или видеопривет жене передать. Всем семьям сейчас тяжело, когда вас разделяют расстояниями, эмоции накаляются, кто-то ругается, поэтому пытаемся и тут быть полезными.

По поводу каких-то песен и плясок – нет, сейчас не то время. Но у нас максимально дружественная атмосфера и обстановка.

- Что вам помогает переключиться, если есть свободное время?

- Когда есть свободное время и связь, а связь бывает не всегда, было, что и 5 дней без связи, попадали под обстрелы, не было электричества, то с большим удовольствием звоню супруге и сыну.

Но бывали моменты, когда ты просто физически опустошался и обнулялся. Есть очень много ситуаций, когда от тебя ничего не зависит, и ты уже мысленно прощаешься со всеми. Это очень страшно. Но когда ты после авиаударов выживаешь, то уже ничего не боишься. Это такой психологический шок, и ты уже не чувствуешь эту тонкую грань.

Поэтому, конечно, бывали моменты отчаяния, не без этого. Но родные и близкие всегда поднимали настроение и не давали опускать руки.

Рассказывать о войне – это гражданский долг каждого

- У многих поменялся или меняется круг близких людей, потому что война показывает, кто есть кто. У вас были разочарования?

- Конечно, не без этого. Очень много людей себя раскрыли, так сказать, с другой стороны. Как с хорошей, так и с ужасной.

 - Ваше мнение как музыканта, артиста. Что скажете о тех артистах, особенно украинских, которые после всего ужаса, что с Украиной творит россия, просто молчат? Где им место после нашей победы?

- Считаю, должны создаваться списки этих людей, чтобы все могли с ними ознакомиться. Хотя все мы и так знаем этих людей. Считаю, что рассказывать о войне – это гражданский долг каждого. И если кто-то умудряется молчать, чтобы не потерять свои рабочие места, бизнес-контракты и так далее, то таких людей нужно лишать гражданства без задней мысли. Мне кажется, это правильно.

Ведь есть же какие-то обязательства перед страной! Как минимум эта страна дала тебе то, что ты имеешь, а ты при этом пытаешься усидеть на двух стульях. Но это не тот случай. Когда на нашей земле идет война – как можно молчать?! Когда гибнут люди, когда разрушается инфраструктура, а ты при этом постишь видео какого-то гардероба или какие-то конкурсы, у меня это вообще не вкладывается в голове.

- Мы все очень ждем наш День Победы. Мы не знаем, каким он будет, но все мечтаем. Какой вы видите нашу победу?

- Первый шаг к нашей победе мы уже сделали – мы выбили с Киевской, Сумской, Житомирской областей этих нелюдей, которые пришли сюда без приглашения, с оружием и войной, бомбят наши города, грабят наши дома, насилуют женщин, убивают детей. Вторая наша главная победа будет, когда эти нелюди капитулируют и мы полностью выгоним их за наши границы. Они всю жизнь будут платить Украине репарации. Германия выплачивала десятилетиями, то же самое ждет и российскую федерацию. По-другому никак.

Надеюсь, будет разработана какая-то программа по жилью. Проблема в том, что многим даже некуда возвращаться. Но, уверен, все будет правильно и продумано в этом плане.

Сейчас главное выбить эту нечисть из нашей страны, а там и займемся благоустройством. Уже в новой и любимой нашей стране. Все будет хорошо.