Борис Барский:  60 - это по Фаренгейту,  а по Цельсию - 16

Борис Барский: "60 - это по Фаренгейту, а по Цельсию - 16"

Фото: Пресс-служба «Маски»

С Борисом Барским, этим неутомимым весельчаком с шикарными усами, мы поговорили о мечтах, жизни, юморе и любви. 

- Борис, у вас очень скоро важный день, юбилей… 

- Да, 35 лет "Маскам". Планируем гулять.

- А свой день рождения 22 сентября?

- Сильно громко не очень хочется. 60 - это по Фаренгейту, а по Цельсию - 16. Вот за 16 можно будет и погулять! 

"Самому себе придумывать несчастья - это нехорошо"

- Еще про один юбилей… Вашему спектаклю "Ромео и Джульетта" в этом году 20 лет. Как вам это удается - все время быть, как модно говорить, на стиле?

- Мы же попали в Книгу рекордов Гиннесса за то, что играем в одном составе вот уже 35 лет. А сейчас мы с Наташей Бузько планируем попасть в Книгу рекордов Гиннесса как самый зрелый Ромео и самая зрелая Джульетта. 

- Вас в жизни можно назвать Ромео?

- Наверное, да, потому что однолюб. Вот как влюбился однажды в 1980 году, так мы до сих пор вместе и живем. 

- Это очень здорово! А как быть счастливым, как Борис Барский?

- Наверное, с любовью заниматься своим делом. Мой папа говорил, что все прекрасное делается с любовью. А потом добавлял: "Посмотри на себя в зеркало". Думаю, если с любовью заниматься любимым делом, то и вам от этого хорошо. 

Вообще считаю, что люди изначально рождаются счастливыми. Несчастья они себе потом придумывают. Вот ты проснулся - и уже будь счастлив тому, что проснулся. Просто вокруг столько всего хорошего, а брать и самому себе придумывать несчастья - это нехорошо.

- Ранее нам в интервью вы говорили, что хотелось бы поехать на гастроли в Австралию и увидеть, как скачет кенгуру. Во-первых, почему кенгуру? А во-вторых, чего бы вам сейчас еще хотелось?

- Ну, потому что зайцев я видел, а кенгуру, мне кажется, это большой заяц. Много у меня желаний. Например, хотелось бы копнуть на дороге лопатой и найти нефтяную скважину и рассчитаться с долгами Украины. Или газовую скважину. Или пруд выкопать и форель туда запустить, и периодически выходить и смотреть, как она там плавает. 

А еще у меня мечта стать почетным одесситом. Но я каждый раз об этом намекаю, намекаю властям, а они говорят: ой, классно, а мы вот только недавно почетным сделали архитектора, ему 80 лет исполнилось. А я говорю: так мне что - до 80 ждать? Не хочется так долго. В общем, ожидаю этого высокого звания, мне бы этого хотелось.

- Вы же народный артист! Или это звание большой роли не играет?

- Ну почему? Это почетно, наверное. Я еще академик Международной академии дураков. Мы с Георгием Делиевым два таких академика на всю Одессу. А народный - это тоже признание. Хотя, с другой стороны, признание - это когда тебя люди на улицах встречают и говорят: то, что ты делаешь, это хорошо и нужно. 

"Все идет своим чередом"

- Кстати, зачастую в жизни юмористы не такие веселые и смешные, как на сцене. Почему так?

- Мы же обычные люди. Мы - как все. Когда нам весело - нам весело, когда нам грустно - нам грустно. Когда твоя работа - веселить людей, ты выходишь в зал, к примеру, тысячный, и тебе нужно какую-то энергию бросить, тебе нужно покорить зрителей своей харизмой, тебе нужно их всех влюбить в себя. А это как одноразовая инъекция, потом люди всегда ждут - давай весели меня. Это как в книжке про Высоцкого написано. Едет он в поезде, а там стоит военный и говорит ему: "Ты же Высоцкий, спой!" На что Высоцкий отвечает: "Ты же майор, военный, - постреляй!" 

Думаю, тут играет какая-то определенная сдержанность, тебе не хочется расплескиваться. Ты бережешь энергию для того, чтобы выйти на спектакль и покорить весь зал. Кстати, очень много людей подходят к нам периодически и говорят: возьмите нашего Серегу, он такой юморист, всех смешит. Но он смешит 3-4 человек в их бригаде, а рассмешить-то надо больше!   

- От чего вам, глядя на нашу жизнь, бывает, хочется плакать, а отчего смеяться?

- Плакать хочется, если хочешь что-то поменять, а у тебя это не получается. Но на самом деле все идет своим чередом. У меня в кабинете висят напоминалочки. Например, "Тот, кто пашет и кует, тот кует и пашет, а кто пляшет и поет, тот поет и пляшет". Еще один мой любимый афоризм - "Не надо трясти зеленую яблоню, яблоко созреет - само упадет". И в последнее время таки убеждаюсь: всему свое время. Так что не надо огорчаться, но и сильно веселить себя пока что нет причин.  

"Легче шутить на вечные темы"

- Без упоминания "Маски-шоу", наверное, невозможна ни одна беседа с вами. Вам не предлагали вернуть "Маски-шоу" на ТВ? Готовы были бы вернуться? Или сейчас это телевидению уже не интересно? 

- Не думаю, что этот проект можно будет вернуть. И никакое телевидение за это не возьмется, потому что ТВ - это зашоренные люди. Придумать свое всегда сложнее. А так они берут готовые форматы, которые прошли в Европе, Америке, Австралии, это уже испытано, это беспроигрышный вариант, и они запускают на нашу публику. Им так гораздо легче. 

"Маски" - это авторский проект, очень дорогостоящий, и на ТВ не пойдет. Но мы уже это сделали, мы знаем, что это было хорошо, это то, что мы умеем, и теперь нам интереснее заниматься чем-то новым.

- Например?

- Мне очень хочется новый спектакль, но я не люблю говорить о том, что планирую. Мой опыт показывает: рассказал - и считаешь, что сделал, и уже ничего не делаешь. Поэтому легче сделать, а потом рассказывать. Мы в этом году придумали очень хороший стендап-мюзикл "Есть город, который я вижу во сне". В нем очень много красивых, необыкновенных песен об Одессе, уверен, что они станут шлягерами. Плюс - в главных ролях Георгий Делиев, я - Борис Барский, Наташа Бузько. Мы показали его в Одессе, успели сгонять в Америку - в Нью-Йорк и Вашингтон. Нас очень тепло принимали. Мы же вообще изобретательные по природе. 

- Политический юмор вам не интересен?

- Он сиюминутный, как раньше говорили - "утром в газете, вечером в куплете". Политики приходят и уходят. К примеру, сегодня над ними можно очень смешно пошутить, а завтра о них никто и не вспомнит, никто не поймет, о чем эта шутка. Это очень сложный юмор. Легче шутить на вечные темы - темы любви, мужчин и женщин, бабушек и внуков.

- Есть сейчас в нашей стране хороший юмор? Вы сами над чем смеетесь?

- Я очень люблю "Монти Пайтон", их "Летающий цирк". Да и вообще все их фильмы. А ведь это было снято еще в 70-е годы прошлого тысячелетия! Но я на сто процентов уверен, что никто на их уровень до сих пор так и не поднялся по качеству, энергетике. Юмористы есть, и очень много. И молодые, и талантливые, и на пятки наступают. Они всегда будут, так и должно быть. Просто юмор разный бывает. 

В одно время даже ленивый не укусил Петросяна. Но на Петросяна ходят, его смотрят, у него есть своя публика, значит, он занял свою нишу. Есть юмор ниже плинтуса, есть юмор выше крыши. И каждый из этих юморов востребован. К примеру, у нас в театре часто проходят выступления стендаперов. Я первые выступления смотрел и немножко не понимал. Есть вещи смешные, и, мне кажется, не обязательно применять в них мат. Но у них почему-то фишка такая - чем больше мата, тем лучше.

Но, с другой стороны, если сравнивать и взять, к примеру, Игоря Губермана, у него же вообще через каждые два слова мат. Но у него мат воспринимается как действие, это колорит, необыкновенно, красочно.

Кстати

- Каким сегодня должен быть юмор на злобу дня?

- Я не аналитик, не искусствовед, мне тяжело судить. Жванецкий, например, вечный, он - классик. Его "женщины бывают прелесть какие дурочки и ужас какие дуры" - это же вечно! Так было, есть и будет. На все годы. Наверное, юмор должен быть импровизационным. Самый веселый юмор - это юмор неожиданный. 

Борис Барский со своей "Джульеттой" Натальей Бузько и Георгием Делиевым в гостях у "КП". Фото: Архив "КП"

 

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях