Андрей Sun Запорожец:  У меня есть учитель, просветленный человек

Андрей Sun Запорожец: "У меня есть учитель, просветленный человек"

"Я ЖИВУ И ЗАРАБАТЫВАЮ МУЗЫКОЙ"

Ник: Почему такое название  "Легко", ведь известно, что сегодня довольно нелегко выдать такую программу, тем более в ХАТОБе?

- Да, именно потому, что сегодня так нелегко многим людям, хочется как-то облегчить ситуацию, поэтому я вижу смысл делать музыку с таким зарядом, даже, если можно говорить о каких-то вещах глубоких, то нужно говорить об этом с легкостью, вот я учусь сейчас этому.

Никита: Вот Выговорите, нужно о сложных вещах говорить легко, о каких вещах этот новый альбом?

- Какой-то период в жизни отражен в альбоме, это и любовь, и какие-то истины, которые открывались, моменты. Всегда запечатлен момент, он запечатлен либо в стихах, либо в состоянии, которое человек переживает, он может это как-то зафиксировать. Это может быть и в мелодии, и в чем угодно, если люди способны передать состояние, то они могут это сделать разными средствами, художники выражают это красками, кто-то делает фотографии, я вот музыкой занимаюсь, в общем, все первичное состояние, которое люди могут передать через что-то. По поводу записи, это было нелегко, хотя мы сделали все достаточно быстро, играли песни на концертах, обкатали программу, потом приехали и, в принципе, мы брали всего меньше недели студийного времени,  на саму запись итого меньше, то есть еще сидение и так далее.  Это, пожалуй, альбом, который мы сделали собрано, и он не растягивался долго, хотя , остальные песни все новые.

 

Ирина:  Если можно несколько слов о составе проекта, он меняется или он тот же, с которым создавались предыдущие работы?

- Таким составом играем не очень долго, некоторые ребята оставались с самого начала, некоторые менялись, по сравнению с предыдущим альбомом, пришел в группу  Костя Чалых из группы "Мои ракеты вверх", теперь мы играем с Андреем Кобылянским, то есть у нас два гитариста и Фима Чупахин участвовал в записи альбома, но он сейчас членом группы не является, то есть мы решили с ним иногда сотрудничать, но постоянно с ним не играем, хотя в записи все-таки он очень хотел поучаствовать, и очень здорово получилось, что он это сделал, он очень много интересного внес, поэтому все презентации мы будем играть с Ефимом, я считаю, что так правильно сделать. В принципе, частично состав сохранился, но гитаристы у нас всегда менялись, но вместо одного Бексона, у нас теперь двое.

Илья: Андрей, как тебе удается всегда быть на позитивной волне, есть ли какое-то средство?

- А откуда кто может знать какой я всегда, очень интересно, и потом, позитивная волна, не знаю, мне кажется, жизнь такая многогранная штука, люди переживают очень разные моменты, и очень важно сохранять спокойствие внутри в независимости от того, что происходит, иметь какой-то внутренний стержень. Насчет позитивности – не позитивности , однозначно впадать в какие-то длительные унылые состояния мне не свойственно, и я никому бы не рекомендовал, любые проблемы просто надо решать спокойно, все делать надо спокойно, а насколько ты эмоционально при этом вовлекаешься или нет, это уже второстепенно,  главное, это действие человека, а не то, с каким лицом это происходит, многие люди  при этом могут улыбаться и делать страшные вещи, поэтому это не показатель.

Анна: А скажите насколько спокойно создавался альбом "Легко"?

- Если сравнивать с предыдущими, то наиболее спокойно, я уже научился не переживать сильно по поводу того, что происходит, и делать легко все и естественно, сейчас не было какого-то сильного напряжения, и в этот раз мы записались там, где хотели, у нас была такая возможность сделать это с прекрасным человеком Андреем Малякинским, с которым я давно дружу,а с ним записываться одно удовольствие, мы легко находим  общий язык, и сводить потом альбом всегда тоже интересно, потому что у него всегда есть какие-то хорошие нестандартные идеи, то есть ему нравится то, что он делает. Вообще, это очень важно делать то, что нравиться, это такой простой секрет на самом деле для любого человека.

Татьяна: Да, делать то, что тебе нравиться – это действительно классно, но музыка - это ваш основной род занятости, грубо говоря, то есть вы живете музыкой и музыкой зарабатываете, или есть еще какие-то варианты.

- Варианты есть, но я действительно живу и зарабатываю музыкой.

 

Татьяна: А кто Вы по профессии?

- Я должен был быть врачом, может быть, к счастью им не стал, поскольку учился не очень хорошо, мне кажется, если человек берется за подобные вещи, то очень важно, и это во всем так, если человек берется что-то делать, то нужно делать это хорошо и с любовью. Я думаю, что с врачеванием у меня могло и не получиться, точнее даже, не могло получиться, поэтому все сложилось как раз в тот момент, когда мы должны были распределяться, у нас с Сергеем Бабкиным как раз пошла волна отличная, и тогда нисколько не сомневаясь, оставил это совершенно спокойно.

"ПОКА НЕ НАШЛИ СВОЙ ЗВУК, НО НА ПУТИ К ЭТОМУ"

Николай: Наверняка многих поклонников интересуют города, в которых будет презентован новый альбом, если можно расскажите о планах творческих после презентации в ХАТОБе.

- Мы поедем, если говорить об Украине, пока только в Киев и Одессу, потом будет тур по России, затем мы поедем во Францию записывать новый альбом. Мы уже несколько месяцев в очень активном режиме репетиций, пришло так много новых песен, что созрели на следующий альбом сразу. Да, так и есть, именно за границей у нас появилась возможность записываться с американским продюсером.

Светлана:  Почему во Франции?

- Там есть возможность быть столько, сколько нужно, поскольку партнер нашего продюсера  дал нам именно возможность писаться столько, сколько нужно. Мы просто едем и будем записываться, пока не запишем, это очень удобно, потому что обычно, то как мы писали, например, альбом "Дайвер", где у тебя есть время с 6 утра до 12 дня, в другое время студия стоит безумные деньги, то нужно было рано ложится, скажем, мы так не привыкли жить, приспособились и писали все равно, в любых условиях можно что-то делать. Сейчас появилась новые условия, и я надеюсь, что в таком совсем варианте расслабленном, когда мы будем ловить состояние, и попробуем что-то сделать спонтанное, у нас не будет все так подготовлено как обычно, и мы дадим возможность продюсеру повлиять, хотя в хорошем смысле, мы уже говорили, ему не интересно делать шаблонное, как и мне, мы будем искать новый интересный звук, думаю такая возможность будет у нас. Поэтому я сосредоточен сейчас даже больше на делании новых песен, признаюсь Вам честно, но это не значит, что мы не готовимся к презентации, конечно готовимся, и все будет хорошо, мы постараемся, по крайней мере.

Иван: Довольно сложно говорить о грядущем альбоме, о той презентации, которая еще не состоялась, это я говорю, как слушатель, но Вы говорили о новом звуке, а что Вы имеете в виду, это новая концепция вокального исполнения или это звучание проекта в целом, о чем?

- Это как пазл всегда. Можно взять вещи уже придуманные и сыгранные тысячи раз, но если ты правильно сложишь этот пазл, получиться что-то удивительное. Все, что мы знаем и любим, оно состоит из таких кубиков, кусочков,  и задача творческого человека, распределить их как-то по-новому, потому что ничего не рождается на ровном месте, все на чем-то основано, все что, мы любим, все, что нам кажется новым, обязательно имеет корни, обязательно откуда-то растет и все равно из каких-то составляющих частей собирается. Если человек смотрит сосредоточенный, и он в этом потоке находиться, то оно как-то само собой все получается, только нужно приложить усилия часто, иногда на это не один год уходит. Я считаю, что мы пока не нашли свой звук, уже сколько лет мы существуем, но мы на пути к этому и, пожалуй, уже ближе.

Надежда:  Как Вы думаете, когда музыкант обретает собственное звучание, ему становиться проще?

- Не то слово. Мне кажется, тут опять же возвращение к простому секрету – делать то, что нравиться, если человек по-настоящему понимает, кто он на самом деле,  что он любит, и он просто делает, что он любит. Все сводится к простым вещам, важно делать, а не рассуждать, потому что философствовать можно много, есть люди, которые могут это делать часами, при этом ничего не делая, а есть люди, которые и объяснить не могут, но при этом могут что-то сотворить.

Макс: Об атмосфере в коллективе в проекте, кто является регулятором положительной и рабочей атмосферы?

- Как и в жизни, это же отношения, и музыка тоже, если мы делаем эту музыку вместе, каждый вносит частичку себя, если кто-то пришел в каком-то настроении не очень, да, то это чувствуется сразу, если человек закрыт или человек уставший, и это всегда влияет, но мы все равно стараемся это оставить и заниматься музыкой, каждый насколько может. Сейчас репетиции проходят в удивительной атмосфере, я очень доволен, потому что началось какое-то новое творчество, мы уже достаточно долго играем старые песни, а когда начинает рождаться что-то новое, всегда всех вдохновляет, это классно. Ведь часто музыканты устают играть одно и тоже, но абсолютно не значит, что человек на сцене это покажет, на сцене – это другое, тут уже взаимодействие, ты уже как проводник, ты отключаешь свои какие-то, можно выйти с температурой 39, с больной спиной.

 

Я когда играл квартирник, мне было очень нехорошо, на самом деле, я чувствовал себя до того, как начал петь, достаточно плохо весь день, а как только включаешься, абсолютно все проходит, ничего не болит, и концерт был просто чудесный на самом деле, и в итоге никто никогда в жизни не сказал бы, что у меня там что-то болит. Поэтому, если ты можешь что-то передавать людям, то это гораздо важнее, чем личные эгостичные штуки, да, скорее всего, ты как проводник можешь просто отдавать свою энергию людям, в этом смысл всего, что есть на мой взгляд, все таки важно делать это для людей. Поэтому люди, которые делают что-то и они говорят, что нас не понимают, скорее всего человек не понимает для кого он это делает, хотя конечно, все, что бы человек ни делал, кому-то понравиться, кому-то нет, поэтому всем угодить не возможно, и почему, вся попса, она слишком старается угодить, потому она вся пластмассовая и скучная.

"ЕСЛИ ВСЕ ВРЕМЯ ВЫДЫХАТЬ - МОЖНО ЗАДОХНУТЬСЯ, А ЕСЛИ ВДЫХАТЬ - ВЗОРВАТЬСЯ"

Игорь: И еще один вопрос касательно музыкантов, те ребята, которые с Вами  играют, они участвуют только в этом проекте или еще задействованы в каких-то альтернативных группах и нет ли соображений свободы творчества, когда музыкант не делит свою энергию и время с группой "Пятница"

- Такое может быть, у человека всегда есть личная свобода, и всегда человек может решить, но я всегда достаточно требователен, ведь я никого не держу, но при этом, приоритетность очень важна, когда у нас, допустим, 10 концертов, и кто-то вдруг не может, то мы же группа, а если кого-то одного нет, очень сложно перестраиваться. Можно сыграть без кого-то, но это очень ощутимо, очень неудобно и долго все переделывать, поэтому я все-таки требую, чтобы ребята играли постоянно, но если кто-то хочет в свободное время делать что-то еще, нет никаких проблем, ведь так и получается, когда такое взаимодействие. Особенно наш барабанщик Сергей Балалаев очень востребованный, он очень продвинутый, интересный и разносторонний музыкант, он может играть любую музыку и в любой проект может вписаться, поскольку у него достаточно большой опыт и с удовольствие играет очень тяжелую музыку, сейчас он прекрасно играет фанк и хип-хоп, любые стили вообще, освоив еще немного элементов африканской музыки, он сейчас внедряет это,

Алексей: Сергей Балабаев играет с Вами?

- Да, но при этом, если я говорю: "Серега, надо! У нас концерт, ты извини", он говорит: "Я поищу замену", он играет джаз периодически, но я требую, что бы приоритетность была все-таки.

Мария: бывают ли у Вас кризисные моменты, когда кажется, что Вы уже все сказали все, что могли, и как Вы выходите из этого состояния или отходите от этого состояния?

- Естественно, это как дышать. Ты что-то накапливаешь, что-то реализуешь. Есть моменты накопления, когда например, ты что-то реализовал и нужно время, чтобы накопить энергию или просто момент передышки, когда человек может побыть один, может выносить какие-то идеи, для этого нужно спокойствие, чтобы никто не трогал и не отвлекал. И это может продлиться во времени, сколько, никто не знает, а потом появляются новые идеи, они всегда вокруг нас летают, но нужно накопить достаточно энергии, чтобы это можно было реализовать. Это как вдохнул и выдохнул, вдохну, выдохнул… Если все время выдыхать можно задохнуться, а если все время вдыхать, можно взорваться. Тут должна быть середина.

Владимира: Скажи, пожалуйста, а почему ты не учишься играть хоть на чем-нибудь, так ведь легче и быстрее пишется песня?

 

- Да, это кстати, я хочу, но я не нахожу на это времени, наверное я слишком ленив, сейчас такой момент, когда столько всего можно сделать с ребятами, и у меня много идей, я могу хорошо объяснить, что я хочу, а ребята, в свою очередь могут предложить что-то, что интересно мне, то есть это такой коллективный процесс, я всегда творил с кем-то. Я могу придумать что-то, могу написать стихи, я как идиолог, но сказать, что я - композитор, этого я не могу, не смотря на то, что я какие-то музыкальные части придумываю, то есть сказать какие примерно должны быть здесь барабаны или напеть какую-то мелодию, или говорю:"сыграй здесь вот так" или какие-то элементы партии, и мне интересны классные музыканты, которые могут сделать это лучше меня. Если я возьму сейчас гитару, у меня это займет достаточно много времени, и я не буду играть так, как мой гитарист, так как они всю жизнь этому посвятили, но, честно говоря, я верю в то, что когда-нибудь я чем-нибудь овладею. Я очень плохо играю на фортепиано, начинал 2 или 3 раза учиться и не дошел до того этапа, когда я почувствовал бы свободу, что-то реально мог сыграть, это как-то очень потужно, чуть-чуть могу, но я не владею инструментом достаточно. Но это мне бы помогло и он абсолютно прав, если ты хочешь выразить идею, ты можешь это сделать и сам, но в моем случае мне всегда нужен кто-то, это не очень удобно. Но так получается, что всегда находиться кто-то, и когда б не было такого резонанса с людьми как сейчас например, было б сложно очень, и бывает, что не получается, а если есть резонанс  открытости и люди понимают друг друга, и делают что-то одно вместе, то получается просто волшебство, коллективное творчество – оно прекрасно по-своему, потому что тогда люди меняются, это какие-то высокие отношения, это классно, но при этом здорово самому все выразить, почему бы нет? Очень многие музыканты прекрасно справляются.

Руслан: Общаетесь ли Вы с музыкантами, с которыми работаете вне репетиционной площадки и вне сцены как друзья?

- Да, но не скажу что часто, потому что столько репетируем вместе, мы можем и сходить и в кино или где-то на гастролях, когда мы вместе, гуляем, смотрим фильмы какие-то, да, конечно мы общаемся, но при этом бывают моменты, когда просто не хочешь никого видеть, и это нормально, каждый может побыть сам, сколько надо ему. Часто бывает так, что люди настолько заняты, что времени на какие-то увеселения просто бывает нет, практически у всех семьи, дети, получается что есть какое-то свободное время, то люди скорее его с семьей проводят. Конечно, бывает ездим лес, играем, вместе жжем костры, готовим вегетарианский шашлык.

Руслан:  А что значит вегетарианский шашлык, расскажите?

- Отлично просто, овощи просто жаришь на костре, или можно сделать плов, не обязательно же мясо, у нас большинство в группе людей вегетарианцев.

Мария: Андрей, как можно было бы приобрести футболку по Вашему дизайну и вообще, не хотели бы Вы заниматься дизайном?

- Я частенько вижу то, что мне нравиться, у меня есть это чувство внутри, что красиво, что нет, но я абсолютно не владею, этим надо серьезно заниматься, то есть пока не планирую, но я утверждаю, что сейчас мы будем делать футболки и мы отбирали специально вместе то, что нравиться мне и решали, какие цвета, но это опять же коллективное, но я не могу сам пошить себе футболку. Я примерно знаю, что мне нравиться, я могу это объяснить человеку, который это умеет делать, и получается, что несколько человек завязано, и все делают свою работу хорошо, в итоге может получиться симпатично. Точно также и в чем угодно, кто-то просто идею может видеть, кто-то способен ее исполнить, а иногда люди могут это и сами.

Наталья: Возможно ли контролировать свои желания и как, если да и нужно ли это в принципе?

- Да, я считаю, что свобода – это полный контроль, настоящая свобода, не то, что люди обычно подразумевают. Конечно возможно, но это не сразу это обычно бывает и не многие люди на это способны, хотя потенциально каждый может, но многие же ни к чему  не стремятся, поэтому как человек может придти к чему-то, если он не стремится, чтобы это понять, нужно прежде понять, кто ты на самом деле. То, что есть я на самом деле, нечто вечное, то, что во всех нас есть, мы называем это душой или можно назвать это частичкой Бога, как угодно, в разных традициях называется это по-разному. Вот именно эта интуиция, мудрость внутри человека, если она выражается и она проявляет себя, то человек не может совершать ошибок, делать что-то лишнее, тогда эти желания сами не возникают, как только желания проникают в человека или человек поддается эмоциям, тут же он уводится в сторону, и он уже не осознает, кто он на самом деле.

 

Это такой процесс часто такой достаточно долгий, процесс успокоение, понимания, кому как, часто дети бывают ближе к этому состоянию, чем люди начитавшиеся книг, потому что часто люди думают, что они понимают, на самом деле это подмена, если человек аппелирует терминами, это не значит, что человек понимает суть, люди чувствительные и открытые более чувствуют жизнь, они ближе к мудрости, чем переполненные сосуды с информацией. Чтобы научиться, нужно практиковать, к этому невозможно прийти просто так, хотя бывают моменты, когда человек спонтанно переживает такие состояния, и вот чтобы в них укрепиться и прийти к ним осознанно, нужны практики, и в разных традициях, в любых религиях они есть, часто бывает, что некому их передать, и многие традиции настолько деградировали, что в общем превратились в чистую формулу, догму, где уже нет ответов, нет живых людей, есть следование каким-то ритуалам и все. И это очень грустно, потому что мощные и сильные религии, они в упадке, доминирующие религии не могут дать живых ответов, а для того, что бы дать человеку ответ, нужно самому понимать, это важный элемент передачи, когда человек понимает сам и готов ответить человеку рядом в любой момент.

"НОВЫЙ АЛЬБОМ БУДЕТ НА 80% АНГЛОЯЗЫЧНЫМ"

Поклонник: С нетерпением жду презентации твоего нового альбома в Москве, всегда было интересно, если ли на твоем плеере собственные песни, если не собственные, то чьи?

- Да, есть и я их слушаю для того, что бы сделать их лучше, когда есть идея, которая не доделана, мы записываем на диктофоны на репетициях наши идеи, я их выслушиваю внимательно и что-то придумываю дальше, бывает дописываю текст или приходят какие-то новые идеи, как это все скомпоновать. Скорее это просто дальнейший творческий процесс, когда после репетиции ты это носишь с собой и пытаешься все оформить, то есть ты не думаешь, что да, как классно, я всегда думаю, как это улучшить, то есть творческий процесс продолжается. Нет, бывают моменты, когда ты уже с кем-то слушаешь, это уже по-другому, ты делишься с кем-то и смотришь, интересно, как это человеку, иногда очень разным людям ставишь, даже поклонникам Стаса Михайлова, интересна их реакция, они, как правило, не вопринимают, не нравиться, но тоже интересно понять почему, а людям близко просто другое совсем.

Дашенька: Любишь ли ты детей?

- Еще бы, детей? Детей, конечно, как же можно не любить детей, детей, при чем всех. Дети, да, их нужно защищать, любить, они чистые, прекрасные существа, хотя они тоже очень разные, и не известно, что из них получиться и когда, вне зависимости от того, кто родители, как их воспитывают, может быть много неожиданностей. Все это играет роль, конечно, и среда, безусловно, родители имеют решающую роль, но все равно, никто не знает, куда человек пойдет дальше, в какой-то момент люди вдруг начинают что-то сами менять. Часто в детях какие-то вещи проявлены очень рано, и это удивительно за этим наблюдать, насколько в маленьком человеке есть вот это, вот это и вот это, и откуда это все, интересно.

Дашенька: Для этого нужно какое-то время вплотную находиться рядом с ребенком.

- Конечно, у меня есть такая возможность, пусть не очень часто, но я бываю, как Вы говорите, вплотную и очень длительное время, и вообще, это удивительный народ.

 Инга: Был человек, который жил в период Ван Гога, и который вдохновил его при беседе на живопись, и однажды Ван Гог поделился с ним своими сомнениями: как я неуверен, может быть я бездарен, может никто не признают моё творчество, как мне быть? И тот человек ответил, что важно заниматься, и не важно, что ты будешь иметь, важна сама жизнь, а не мода. Как Вы считаете, для современного творческого человека как нужно жить?

- А что изменилось, по большому счету?

 

Федор: Стараетесь ли вы быть понятным слушателю? Поддаетесь ли вы сомнениям?

- Мне кажется, любые сомнения, которые приходят, это все очень поверхностно, это ведь что-то извне вторгается. Если человек при этом продолжает что-то делать, то они рассеиваются, в момент, когда человек творит,  обычно сомнений нет. Сомнения могут быть, когда чьи-то мнения вмешиваются, а ведь есть разные мнения, что бы мы не делали, всегда кто-то это смешивает с чем-то, кто-то будет восхвалять, даже если это будет какая-то сиюминутная чушь, найдутся поклонники, которые будут это превозносить. Поэтому мнения, они не так важны, можно к ним прислушиваться, но они не должны глубоко проникать в человека, важно именно действие, когда человек делает. Какая разница, сомневался он или нет, что он в этот момент испытывал, что ел, чем болел, это все не так важно, а вот произведения искусства они остаются, они проявляются временем, если человек опирался на вечные ценности, то вещи сделанные подобным образом остаются на века, и насколько человек ближе к этой истине, настолько он и больше сможет передать, и многограннее. Произведения искусства и отличаются тем, что они способны вдохновлять людей столетиями, каждый раз там будешь находить все новое и новое, каждый раз, как ты обращаешься к произведению искусства, ты видишь там что-то новое для себя и еще и каждый раз, потому что граней такое количество, люди настолько глубоко переживали, это момент откровения, истины,  и непосредственно связано с духовностью, с открытостью человека, и это запечатлено в чем угодно, в красках, нотах, такие вещи остаются, конечно. Важно на что человек опирается, откуда все это идет, чем глубже человек, тем больше он может передать, а никаких границ нет, это бездонный колодец. И нельзя сказать, что ничего нового нельзя придумать, так говорят ограниченные люди, всегда есть что-то, что не передано, не развито, можно взять даже какие-то вещи, которые придуманы давно и доразвить их, доделать, и, если человек ищет, он всегда находит, на что опереться, а время уже проверяет,  в обычном искусстве это называют -то, что остается надолго.

Сергей: Вы говорили, что запланирован совместный проект с американским продюсером, расскажите, пожалуйста, как вы встретились и какие у вас планы на будущее?

- Вот сейчас есть конкретные планы записать новый альбом, сделать его процентов на 80 англоязычным, и попробовать поиграть на западную публику. В принципе, я давно этого хотел. Встреча была приятной и очень неожиданной, это Джон Фортей. Встреча была в Москве, мы записали вместе песню, которая многим нравится, периодически видимся, общаемся, мы часто бываем в Москве, он сам нам предложил, давайте, я чувствую, что я могу, попробуем вместе что-то для англоговорящей среды, хотя все равно намерен использовать и украинский язык, и русский. Я не хочу делать повторения, не хочу делать в стиле "под запад", мне абсолютно не интересно делать то, что сейчас модно, я буду делать совершенно другие штуки. Я надеюсь, что Джон в этом поможет, у него хороший вкус, мы делали уже вместе песню, и я видел как он работает, в том режиме, как это все происходит. С американцами очень здорово работать, в том смысле, что они умеют много работать и не напрягаться. Это как раз то, чего нашим людям недостает. То есть, они полностью в процессе, они постоянно работают, те, кто напрягаются, те сильно устают. Когда у человека лишняя энергия никуда не уходит, они умеет переключиться на что-то, а потом опять работать, в этом смысле, я бы хотел поучиться  у них. 

 

И мне очень интересно взаимодействие с какими-то новыми музыкантами, может, будут даже какие-то ребята неизвестные, я себе представляю, с кем именно я хотел бы сделать, и сейчас, я думаю, такие возможности появятся. Во Франции наверняка мы будем что-то делать с местными музыкантами, это тоже интересно, у меня есть определенные планы, я не буду пока об этом ничего говорить, но все это произойдет когда-нибудь, если все получится, все будет со временем, а пока мы будем говорить о том альбоме, который будет сейчас выходить. Забегать слишком далеко не хочется, потому что хочется быть здесь и сейчас, все постепенно происходит, на сейчас просто сформировалось видение, как, что, а как мы это воплотим, все равно будут неожиданности какие-то, посмотрим.

"У МЕНЯ ЕСТЬ УЧИТЕЛЬ, ПРОСВЕТЛЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК"

Петр: Вы все время говорите, во всяком случае, упомянули несколько раз, что Вы хотите делать другую музыку, а что Вам не нравиться в том, что есть и от чего Вы отрекаетесь, не желаете больше?

- Именно потому, что я слушаю очень разную музыку, и я вижу огромную силу, россыпь новых идей в старой музыке, и я не вижу ее в современной музыке, за очень редким исключением, мне хочется что-то сделать, меня не устраивает то, что сейчас люди слушают. Мне кое-что нравиться, я не могу сказать, что все глобально так, но то, что сейчас в основном делают люди, это достаточно поверхностно и вторично, я говорю и про западную музыку и про нашу, здесь вообще все грустная ситуация в Украине. Интересно все то, что опирается на какие-то корни, я в восторге от группы "Даха-Браха", здесь же есть нечто уникальное, только то, что есть здесь у нас, и ты смотришь и восхищаешься – такого же нет нигде, и в музыке, и то, как они это преподносят, и в одежде, и так далее, все соответствует. Это же сильно и интересно, когда люди опираются на какие-то корни, это не значит, что я буду делать фольклор в чистом виде, но элементы эти, они обязательно должны быть, нужно же понимать кто ты, чтобы сказать что-то действительное, а люди стараются повторять какую-то формулу, это то, что я сказал про религию, тоже самое мы видим во всем, в творчестве, в чем угодно, люди просто повторяют шаблоны, а сути нет, понимания нет, внутри ничего нет. Поэтому даже если это очень модно, пусть это показывают по всем каналам, как все массовое, это фаст-фуд, честно говоря, просто пожевал, выплюнул и забыл, оно может быть вкусно, но для кого-то, все время жевать жвачку…этим не насытишься.

 

Читатель: Вы упомянули о религии, я почему-то выявила для себя, что Вы являетесь поклонником буддизма, почему Вы это выбрали, или это неправильный вывод?

- Поклонником, это наверное, неправильно говорить, я, скорее, практикующий дзен-буддист, я очень много лет занимаюсь этим.

Читатель: Почему Вы именно это выбрали, религий же много?

- Так сложилось, то, чем я занимаюсь, дает мне ответы на все мои вопросы и у меня есть учитель, просветленный человек, который мне даже просто как отец, он мне очень сильно помогает, и есть возможность непосредственно общаться с человеком, который передает эту мудрость для всех людей абсолютно бесплатно и это очень важно, наличие именно таких людей. Нет плохих религий, нельзя сказать, это плохо, это хорошо. Изначально, когда что-то появляется, оно актуально для того общества, где это есть, оно появляется в той форме, в которой это нужно, потому что это несется какими-то великими личностями. Если мы возьмем Иисуса Христа, Муххамеда, не важно, все религии основывались святыми великими личностями, которые очень сильно влияли на все, и они никогда не говорили, убивайте вот этих, эти не правы, это неверные или еще что-то, нет, не говорили никогда, никогда не было насилия и всегда эти люди только свет несли. Потом это уже все интерпретировалось, переписывалось, использовалось политиками всегда, что бы влиять на людей, это превращалось в политику чаще всего, и это страшно, когда нет реальных ответов, нет истины, а это просто использование и способ получения денег, способ влияния на массы. А возможность сохранить истину только, когда это передается от человеку к человеку, когда есть преемственность, и многие буддистские линии живы до сих пор, потому что есть учителя, которые передают это другим, а многие зашли тоже в тупик и превратились в догму, точно также как и многие другие основные религии. Я нашел живого просветленного учителя, который живет к тому же в Харькове, и он древние свои традиции, свои посвящения, то есть все, что он передает, это так, как учили когда-то, это все передавалось от учителя к ученику.

 

Кристина: Андрей, поделитесь свои впечатлениями от работы с Алиной Орловой и кто бы инициатором этого проекта?

- На самом деле, я почему-то присвоил эту инициативу себе, но как оказалось это была Нина Марченко, наш менеджер, моя бывшая жена, она подсказала оказвывается эту штуку мне, я почему-то забыл об этом совсем. Мне очень нравилось то, что она делает и раньше, я видел ее на фестивале "Гоголь-Фест" прекрасный фестиваль, но почему-то его закрыли, не знаю по каким причинам, я очень расстроился на этот счет, потому что действительно столько интересных исполнителей привозили, это действительно было событием всегда. Я увидел тогда Алину, в ней настолько была проявлена женская природа, мягкость внутренняя, очень глубокий, многогранный внутренний мир, это все очень тонко, может быть, это людей так сильно не цепляет, именно из-за того, что люди грубоваты, но если открыться, то она удивительная совершенно для меня, более того, я пел с разными исполнителями, знаком со многими артистами, но когда она начинает играть, время вообще останавливается, так от Сергея Волынского например, он просто берет волынку разыгрываться где-нибудь в гримерке, и все сразу замирают и все, …все, ничего больше нет, она звучит, и ты чувствуешь просто связь с вечностью сразу, и вот от Лены у меня периодически были такие же ощущения. Это очень важно, это так должно быть, музыка именно для этого, не для того, чтобы фейерверки взрывались, все танцевали, прыгали и так далее, это все может быть, но это второстепенно, то есть когда люди пытаются напоказ как-то делать и т.д, вот, когда время останавливается, вот это есть момент истины, и для этого нам даны голоса, для этого мы учимся играть на инструментах., для того, чтобы передать что-то вечное, чтобы людям дать какую-то силу, понимание, смысл, чтобы люди объединялись, чтобы это поднимало на какой-то уровень выше, потому что очень многие артисты занимаются тем, что они кидают куски гнилого мяса туда вниз и деньги этим зарабатывают, и даже наверное, большинство известных артистов с такой мотивацией все это делают, они отделены, в общем, по разному все конечно. А Лена удивительная, она абсолютно не похожа для меня ни на кого, хотя мнения насчет нее очень разные, мне так близко, потому что мне хотелось именно такой ее воспринимать, мне это по душе.

Кристина: А почему место презентации Вашего альбома был выбран именно ХАТОБ?

- Я бы с большим удовольствием играл в большом клубе, где люди бы не сидели, но у нас, к сожалению, нет места достойного, где можно играть, где есть неплохой звук на хорошей большой площадкой, где было бы приятно находиться, в общем всех этих составляющих нет в клубах, как скажем в России,  в Киеве с этим проблема, а в Харькове совсем. ХАТОБ – хорошая площадка, я был там на Нино Катамадзе несколько раз, и там неплохо все звучит. Ребята поставят хороший звук, ребята сделают хорошую рекламу, я знаю, с кем я это делаю, и эти люди действительно хорошо все делают, я знаю точно, поэтому я доверился. Площадка оптимальная для данной ситуации, потому что ничего другого нет, я бы хотел, чтобы люди танцевали, прыгали, танцевали, все равно, потому что у нас там музыка энергичная, экспрессивная местами, хоть альбом и получился достаточно меланхоличный, но у нас есть и новые песни, и в целом все двигаются в сторону ритма, я тоже хочу, чтобы люди не спали на концертах. Любители джаза в Харькове, которые приходят просто там постоять, поспать и о чем-то подумать, если понаблюдать за этими людьми на концерте – понимают и любят джаз единицы, остальные просто за чем-то пришли, Мне не хотелось бы такого на моем концерте, поэтому нужен живой драйв, энергия, когда люди реагируют, у нас просто неть этой культуры, к сожалению. Рок-концерт например, это необязательно, что звучит рок, гремит музыка и все должны сходить с ума, но эта энергетика танца, она как-то потеряна в нашей культуре, люди либо сидят с умными лицами, либо это металлисты, которые трясут головами, у них свои темы, они ничего больше не любят, но все равно, они ближе к какому-то экстазу и радости, чем те, которые сидят со скучными лицами, это уж точно, то есть какие-то крайности. А мне хотелось бы, чтобы люди расслабились, по настоящему прочувствовали то, что я могу им передать и все. Посмотрим насколько это получится в ХАТОБЕ, мне бы хотелось, что бы все получилось.

Кристина: Вы говорите, что Вы бы хотели, чтобы люди на Ваших концертах отрывались, танцевали, но это же невозможно сделать в ХАТОБе, Вы выбрали его из-за звучания?

- Скорее из-за звучания, размеров и я надеюсь, что в проходах людям можно будет танцевать, ведь такие люди будут и я им это даже предложу. Очень надеюсь, что не будет конфликтов, об этом я заранее постараюсь обговорить с охраной и так далее, все должно быть хорошо, и кто захочет танцевать – будет танцевать, это я вам точно гарантирую.

Карина: Удалось ли Вам за это лето спрятать за воротник самые яркие моменты и если можно, поделиться этим?

- Лето, лето, лето, я настолько живу этим моментом, что лето у меня уже где-то далеко сзади, лето может быть всегда, можно поехать куда-нибудь в теплые края и будет лето, в принципе. Я сейчас наслаждаюсь осенью, честно Вам скажу, мне очень нравиться пока еще не опали листья и можно просто пройтись. Состояние абсолютно другое, я очень люблю лето, когда жарко, очень легко переношу жару и достаточно комфортно себя чувствую, если это не 50 градусов, конечно, но осень удивительное время. Лучше мне кажется, смотреть на то, что вот сейчас, осенью все удивительно сразу другое, сразу хочется слушать совершенно другую музыку, ходите немножечко медленнее и это такое созерцательное приятное состояние, все поэты всегда осень любили, у всех куча стихов на эту тему и понятное дело, я тоже хожу с блокнотиком, что-то записываю, очень приятное время. В каждом времени года можно найти свою прелесть, но если зима длятся 6-7 месяцев, то это тяжело, конечно, для такого человека, как я, хотя моменты ведь всегда бывают хорошие, это зависит от состояния, насколько человек готов принимать то, что происходит вокруг и видеть эти нюансы всегда какие-то приятные. Но опять же, пока есть что-то приятное, что неприятное, человек всегда страдает, радуется и страдает, всегда есть какой-то маятник, смысл в том, чтобы этот маятник остановить в какой-то момент. И тогда все на своих местах, все понятно, все соответствует, и как только человек исходит из внутреннего состояния, он защищен, он видит все на 360 градусов, это состояние неописуемое, и оно несравнимо ни с чем, это и есть свобода.

Роберт: Расскажите о клипе на песню "Мама", как снимался, кто эти замечательные люди в кадре, светлые и улыбчивые, и где это потрясающее здание?

- Я специально привез несколько друзей из Харькова, у меня и в Москве есть прекрасные друзья, в общем собрал тех друзей, которых я знаю и мои друзья пригласили своих друзей, то есть это были друзья режиссера, там специально не было ни одного человека, которого бы мы не знали, поэтому атмосфера была именно такой, и в клипе действительно есть два очень близких мне человека, и очень приятно их видеть каждый раз. Локацию для клип искал режиссер, честно говоря, мест там несколько, есть кусочек в клубе, на квартире, основная часть, это удивительная квартира с такой историей, там жила жена Чехова. Когда-то, там был коммисариат в революционное время, с очень, очень большой историей эта квартиры, туда заходишь, и сразу чувствуешь, удивительное место, правда, много событий происходило в разное время и там стены сохранили свой естественный цвет, их никогда не красили, потемнев как-то очень красиво, ребята ди-джеи живут там несколько человек, им повезло конечно, место они выбрали очень хорошее, они платят большие деньги за это, но это же Москва все-таки, квартира не такая большая как кажется, но очень уютная, и основную часть мы снимали именно в этой квартире. Еще было несколько мест, не все снималось с моим участием, в некоторых местах я не был, там режиссер снимал отдельных людей, я их даже не видел, так получилось, что, когда мы приехали с друзьями, я многих просто не видел, было столько всего, но удалось все сделать классно. Сама идея изначально была такая – мы ищем настоящих людей, в независимости от того красивые они, не красивые, любых, настоящих людей, которые открытые, которые способны сопереживать, и я очень хочу видеть таких людей на концертах, и они приходят. Так случается, к сожалению, большинство людей в таком спящем состоянии пребывают, но так в принципе, было всегда, а такие люди, которые способны будить, способны растормошить все это, люди открытые, ищущие, мне кажется, на них все и держится, и мы как-то объединяемся, как раз в клипе это видно.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт