Сегодня 20 февраля +1°C
Борис Тодуров: Я не позволю замминистру МОЗ плевать профессору в лицо

Борис Тодуров: Я не позволю замминистру МОЗ плевать профессору в лицо

Комментарии: 14
Фото: Новое время

После того как пост Бориса Тодурова с критикой по поводу работы Минздрава под управлением Ульяны Супруг был заблокирован, а самого доктора министр удалила из списка своих друзей на "Фейсбук", директор Института сердца записал видеообращение. Видео опубликовал на своей официальной страничке в "Фейсбук". В течение 14 минут Тодуров обосновал свои претензии к МОЗ и рассказал, что его связывает с Сергеем Аксеновым. Ранее Тодуров в "КП в Украине" также подробно изложил проблемы в работе Минздрава. Основные его претензии касались того, что программа МОЗ борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями предусматривала закупку клапанов, оксигенаторов, стентов, кардиостимутяторов и многого другого на 364 млн. грн. Но эта закупка чиновниками МОЗ проведена не была.

О политической подоплеке критики министра здравоохранения Ульяны Супрун:

- Сразу отвечу, я не собираюсь быть министром. И на этом точка. Я никогда не стоял ни в одной партии, никого не поддерживал, не красился ни в какие цвета – не собираюсь этого делать впредь.

Об ожиданиях после публикации скандального поста:

В своем первом посте я возмутился непрофессиональной работе Ульяны Супрун. И на него последовала, как мне кажется, не совсем правильная реакция. Я ожидал, что будет какой-то звонок или последуют какие-то вопросы, пригласят на встречу, как должен был сделать министр, если к нему обращается директор ведущей кардиохирургической клиники страны с подобными претензиями. Но этого не было. Вместо этого последовала целая серия каких-то компрометирующих действий и мой пост просто "забанили". Я был внесен в "черный список", появилось огромное количество "советников" и пиар-менеджеров, которые начали публиковать мои фотографии с Аксеновым, Киселевым и еще кем-то.

Об отношениях с Аксеновым:

Я оперировал маму Аксенова. Это было 7 марта 2014 года, когда Аксенов был законным премьером АР Крым. Это была 70-летняя женщина, умирающая от острого инфаркта. В этот момент мы были в Симферополе, так как в этот день ехали в Феодосию. Мы были чуть ли не первыми волонтерами, которые поехали спасать наших морпехов, находившихся в окружении. Мы привезли им перевязки, медикаменты, стерильные инструменты. Были уверенны, что будет какая-то военная атака, все это понадобиться. Но ситуация оказалась таковой, что никаких приказов из центра не последовало и мы решили уехать.

Мы тогда прооперировали маму Аксенова и она выжила. Приехал Аксенов, он подал мне руку. Встреча длилась не больше 5 минут. Но она попала в объективы фотокамер. Теперь эту фотографию размножают и говорят, что я – друг Аксенова, сепаратист. Но я могу сказать. За 30 лет работы я прооперировал более 9 тысяч пациентов. Среди них было огромное множество пап и мам разных людей. Обещаю и впредь оперировать всех пап и мам, независимо от того чьи они родители или дети. Моя обязанность – спасать человеческие жизни.

О закупках для кардиохирургических центров:

Закупки не состоялись. Не смотря на, мягко говоря, неправдивый ответ Минздрава, что все тендеры проведены, могу сказать, что 80-90% тендеров точно не проведены. Миллиарды гривен не освоены. И это действительно стоит жизни многим тысячам людей. Возьмем самый простой пример – стенты. Они не закуплены. Тендер на них объявлен только 28 декабря 2016 года. Когда мы их получим? В год случается 50 тысяч инфарктов. Смертность по разным областям от 16 до 20%. Умирает каждый шестой-седьмой. А если больных стентировать, то смертность снижается вчетверо. Скольким тысячам жизней стоила халатность нашего Минздрава. Хотя в сентябре все документы для этого были готовы.

Я готов утверждать даже в суде, что ваша (Ульяны Супрун) халатность по поводу закупок стоила жизней десятка украинцев.

О закупках через международные организации:

Те закупки, которые были в 2015 году, мы получили только через год. Это закупки через "Крон Энджент", которую называют в МОЗ международной организацией. На самом деле, это международная частная компания, которая производит закупки не напрямую, а у дистрибуторов. Кстати, дистрибуторов тоже обманули, обещав снять 20 НДС, но это так и не произошло.

А теперь посчитайте: несколько миллиардов гривен, 100% предоплата и поставка через год, плюс еще 7% эта компания берет за логистику и другие услуги. Кто спросил у налогоплательщиков, мы хотим таких закупок? И еще, если в банке год лежит миллиард, то…вам продолжать мою мысль или вы продолжите рассказывать, что в МОЗе нет коррупции.

Об открытии филиалов Института сердца в Мариуполе и Северодонецке:

Почти три года мы ездим в эти регионы как волонтеры. Прооперировали там за все время более двухсот пострадавших...По просьбе департамента Мариуполя и Северодонецка мы попросили разрешения у МОЗ открыть наши филиалы в этих городах. Мы не просим денег, не просим ничего – просто нужно на нашем письме о разрешении открыть филиалы написать "Не заперечую". В уставе нашего Института есть пункт, который позволяет нам открывать филиалы. Более того, мы имеем несколько филиалов по стране, которые очень хорошо работают. Так почему же я должен три месяца унижаться, звонить, просить депутатов обращаться к Линчевскому…Но он принципиально не подписывает. Я прошусь на встречу –меня не принимают. Я говорю, что умирают тысячи людей без помощи, но этого не слышат. Линчевский просто издевается над нами. Мальчик, раздувшийся от собственного самомнения, попав из хирургического стола в кресло замминситра, вдруг решил, что он может плевать профессору в лицо. Но я не позволю, такого не будет.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт