Представляем 28-й том. Жорж Санд: «Лелия»

Представляем 28-й том. Жорж Санд: «Лелия» [В продаже уже сегодня.]

Лилиана ФЕСЕНКО, специальный корреспондент «КП» в Украине» - о своей любимой книге.

О Жорж Санд говорят: была некрасива, но имела множество любовников (шепотом принято добавлять: и - о ужас! - любовницу). Ее называют первой феминисткой, потому что она курила крепкий табак и носила мужские костюмы. Но важнее, конечно, другое. Она была живым и естественным человеком - и ценила подобное в людях. А заодно ненавидела устои, стереотипы и препоны, которыми был так богат ее XIX век. Кажется, она родилась намного раньше, чем пришло ее время. Именно поэтому современники не понимали и не принимали ее до конца - но восхищались ею неистово.

Она пыталась объяснить, что с ней творится, почему она не такая, как все, в любимом - по крайней мере ею самой - романе «Лелия». Он очень трудно ей дался - «Лелию» Жорж Санд переписывала трижды на протяжении 7 лет. А объясниться с современниками все равно не получилось: прочитав роман, французская публика начала упрекать Жорж Санд в безнравственности. В России цензура и вовсе «Лелию» запретила.

Даже сейчас, когда сексуальная жизнь давно перестала быть запретной темой, этот роман может читателя удивить и шокировать. Но только не безнравственностью. «Лелия» представляет собой такой же удивительный коктейль эротики и философии, что и сама жизнь Жорж Санд. А вопросы, на которые ищет ответ героиня романа, не решены однозначно и по сей день.

Лелия - женщина, способная анализировать природу человеческих отношений, устройство общества, историю и культуру - и совершенно теряющаяся перед иррациональной бездной собственной души. Разум, который она прославляет, не способен обуздать ее чувства.

«Рядом с ним я испытывала какую-то странную, исступленную жажду, которую не могли утолить самые страстные объятия. Мне казалось, что мою грудь сжигает неугасимый огонь; его поцелуи не приносили мне никакого облегчения. С нечеловеческой силой сжимала я его в своих объятиях и, теряя силы, в отчаянии падала рядом с ним».

Точно так же и окружающие не понимают Лелию, которая кажется разумной и в то же время пугает иррациональностью своих поступков. Жорж Санд проецирует историю Лелии на все человечество и смеется над идеей прогресса и попытками разумной перестройки общества. Чувства нельзя обуздать, а значит, общественный прогресс - утопия. Эта ее мысль ускользнула от современников, ускользнула через 50 лет она и от молодого Владимира Ульянова, читавшего Жорж Санд и обсуждавшего ее в переписке с приятелями-революционерами. Не уверена, что до конца уразумела все ее мысли и я…

Наверное, в этом и заключается причина, по которой романы Жорж Санд никогда не перестанут читать. Это чувствовали и ее современники. Не зря же Виктор Гюго назвал Жорж Санд «бессмертной».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии специалист по ВЭД Харьков