Как я охотилась на миллионеров 9 часть

Как я охотилась на миллионеров 9 часть

Комментарии: 8

Продолжение. Начало в «толстушке» за 12(1 часть) и 19 декабря(2 часть), 23 декабря(3 часть),  26 декабря (4 часть) 29 декабря (5 часть) 30 декабря(6 часть) и 2 января  (7 часть), 9 января (8 часть).

В прошлых номерах мы начали публиковать приключения Ярославы в гламурной тусовке. Начались приключения с «охоты» на миллионеров в Каннах. Далее Анжела - опытная «охотница», с которой познакомилась журналистка, пригласила ее работать в эскорте, в Москве. Целую осень журналистка стажировалась в новом амплуа - за гонорар в 150 долларов украшать своим присутствием компании состоятельных мужчин. Чтобы не «подсесть», деньги складывала в копилку для онкобольных детей. Работа выглядела почти невинно. Никакого интима, только флирт. Хотя изредка случались эксцессы, например, когда подвыпившие заказчики попытались заставить ее станцевать стриптиз за вознаграждение в $4000... А главное, она чувствовала, как неуловимо что-то ломается в сознании под напором новой морали (или ее отсутствия) нового общества. Мир гламура засасывал… 

История одной модели

Анжелка, как и большинство девушек в эскорте, - не слишком удачливая модель с периферии. Дома, в Астрахани, остались мама-продавец, могила спившегося отца, школа, оконченная на тройки, и первый богатый по местным меркам любовник, который, к зависти подружек, запал на Анжелу, когда она была еще школьницей. Как выражалась моя опытная подружка, «трахал, гад, бесплатно за походы по ресторанам!». Правда, именно он позже оплатил мечтающей стать супермоделью 18-летней Анжеле поездку в Москву и комнату на первые месяцы. Устроившись в модельное агентство, длинноногая нимфа поняла: то, что регулярно получал от нее тучный и потеющий директор рыбозаводческого хозяйства, стоит дороже, чем ужин в ресторане. И порвала с ним.

В Москве снимала комнату на двоих с подругой из агентства, строила модельную карьеру, подрабатывала эскортом. Потом приоритеты поменялись, ведь за модельные показы, на которые надо было еще пройти кастинг, платили копейки, а работать приходилось, как вол. Те же и даже большие деньги платили за один приятный вечер заказчики эскорта. А если удавалось перейти на близкие отношения, то гонорары удесятерялись.

Как-то почти два года она постоянно встречалась с одним магнатом и совсем забросила агентство. 

- Представляешь, потребовал, чтобы больше никаких эскортов! - откровенничала Анжела. - Ну я, дура, думала, что у него серьезные планы. Он мне карточку банковскую вручил, каждый месяц туда деньги перечислял, на Мальдивы с ним летали, день рождения мой в Париже справляли. Он в мою честь перед окнами триста воздушных шаров в небо выпустил на 8 Марта. А я ему всяческие бланманже по рецептам стряпала… Короче, пастораль. А потом он стал приходить все реже и реже. Я даже не истерику закатила, а просто спросила, правда ли, что у него другая. Он сказал, что терпеть не может сварливых баб, и ушел. А вместо него пришла риэлторша с требованием съехать, потому как мой «любимый» сказал, что больше во мне не нуждается.

«Любимый» же перестал отвечать на телефонные звонки, а его секретарь все время сообщала, что он на совещании. Пришлось вернуться в агентство, где с тех пор Анжелка и работала, теперь уже только в эскорте. Ехать домой и «снова красить ресницы скисшими слюнями в прошлогодней туши» она не захотела.

Рецепт происхождения «охотницы»

Истории других моделей, с которыми я пересекалась за время работы в эскорте, были похожи на Анжелкину. Хотя были и такие, которые поначалу сопротивлялись идее продаваться. Но потом надоедало жить впроголодь и в долг. На любой рекламный ролик или съемку - тысячи претенденток. Времени уходит уйма, а выбирают только одну. И так раз за разом. Пока не выясняется, что даже редкие удачи вроде поездки на лайнере по Средиземному морю с ежедневной шоу-программой дефиле не годятся для зарабатывания на жизнь. Зато подходят для набивания себе цены в эскорте. Сидя за столом со спонсорами, можно кокетливо вздохнуть: «Ах, я только что из тура… Так устала! Прямо на части рвут!»

Так начинается невинное «приторговывание собой» - по-прежнему лелея младенческую мечту стать второй Клаудией Шиффер, девочки подрабатывают в эскорте. И занятие это становится все менее «невинным» не потому, что они продажные, а потому, что сложно удержаться. Ведь весь мир вокруг, вся тусовка, сама жизнь подталкивают... Помню, как невольно подслушала в туалете ночного клуба рыдания одной пьяной красавицы на плече у другой.

- Ничем, кроме переда, не заработаешь! - всхлипывала тонюсенькая брюнетка. - Мы с Танькой вместе в Москву приехали. В одном агентстве начинали. Она завидовала: меня на показы брали, а ее из-за коротких ног отшивали. На меня надежды возлагали, а ей сразу сказали: «Либо в б…, либо - домой!» И что? Теперь я, вымазанная серебрянкой, в одних трусах стою на этой чертовой выставке - белье рекламирую, а эта гадина мимо со своим «пупсом» в норковой накидке чешет и делает вид, что не узнала!

Зарабатывать на нормальную жизнь только модельным бизнесом удается немногим, именно на это и рассчитывают хозяева эскорт-агентств.
Зарабатывать на нормальную жизнь только модельным бизнесом удается немногим, именно на это и рассчитывают хозяева эскорт-агентств.

Гламурная действительность засасывает не мытьем, так катаньем. Кто-то начинает жить по ее правилам, потому что хочет все и сразу. Кто-то - чтобы не сдохнуть от голода. Но, раз попавшись, сорваться с крючка трудно. Даже когда карьера модели сходит на нет из-за возраста, большинство девушек не едут домой. Не хотят возвращаться из жизни-фейерверка в серость будней с нудными обязанностями, с рабочим днем от и до. И бессмысленно говорить о морали, потому что прививать ее должен авторитет. А кто им может стать? Родители, судьбу которых девочки боятся повторить? Или спонсоры, которые своей жизнью показывают, что этот мир - для богатых мужчин?

А в прекраснодушное «Учись, работай, и ты тоже всего добьешься» девчонки просто не верят. Даже те «охотницы», которые окончили вузы (многие девушки, кстати, учатся за счет своих спонсоров), как правило, к тому времени уже полностью и прочно попадают в замкнутую систему гламура и рассуждают: «А какой смысл работать? Чтобы за месяц пахоты зарабатывать столько, сколько я в эскорте получаю за два вечера?» И вот из этой стадии выхода в нормальную жизнь уже нет. А куда есть? Повезет - на содержание. А не повезет...

Однажды на вечеринке в «Дягилеве» к нашей компании подсел «режиссер Жорик». И только на улице, когда я накокетничалась с ним, получила обнадеживающее «вы фактурны» и визитку. Анжела пояснила, что снимает он порнографические фильмы! «А что такого? У меня подружка так подрабатывает, - пожала плечиком она. - Два часа съемки - до пятисот долларов. Жорик хороший. Он и партнера позволяет выбрать, и парик надеть разрешает…» Мне показалось, что разговор шел не о подружке, а о самой Анжелке. Но я промолчала.

Ребенок как разменная монета

Как-то раз миллиардер Миша (о том, как мы познакомились через Листермана, я расскажу позже) пригласил меня отметить в ресторане рождение ребенка у его приятеля Дана. Новоиспеченный отец, казалось, был на вершине счастья - только из роддома. Но тем не менее на празднование он приволок целый выводок девочек, которых тискал, лапал и облизывал, видимо, за здравие малыша.

- А сын от жены? - задала нетактичный вопрос одна из моделек.

- Нет, конечно! - ни капли не смутился Дан и продолжил: - Да какая разница! Старики-то мои как счастливы! И тебе, Миш, надо.

- Да, надо бы, надо… - смущенно вторит Миша.

- Да ты просто слишком долго думаешь! - веселился Дан. - Вон рядом с тобой сидит кандидатка. Здоровая, красивая, ребенок есть… Чего тебе еще надо? Вот пусть и рожает. Хоть мать твоя порадуется.

Я вздрагиваю. Он говорит обо мне. Постановка вопроса, как у мужа, которого привередливая жена замучила ходьбой по магазину: «Ну что тебе еще надо? Смотри, какой диван - и мягкий, и красивый, и компактный, так возьми его…» В случае с диваном понятно, почему его не спрашивают. Но я-то не диван!

- Что ты! Ярослава у нас романтик… - спас меня Миша.

Возможно, в его устах определение «романтик» было равно «шизофренику», но в данном случае мне показалось это наивысшим комплиментом.

Дети богатых мужчин, пожалуй, одна из самых трагичных тем моего расследования. Ведь они-то в зазеркалье гламура попадают не по собственной воле. «Ребенок, сделанный от правильного отца, - это супервложение, лучшая страховка безбедной старости!» - всегда говорила Анжелка. Это один из девизов «охотниц». Услуга деторождения в последнее время сильно обесценилась. И, как говорят девочки, если раньше признание «ой, залетела» внушало священный трепет и мысль о браке даже самым богатеньким буратинам, то теперь они привыкли. И максимум, что ждет беременную «охотницу», - это статус постоянной любовницы и обеспечение ребенка до 18 лет по контракту, который подписывается только после подтверждения отцовства. Но на пути к этому контракту возникают самые неожиданные преграды.

Многие «охотницы» мечтают родить от богачей ребенка, чтобы потом исправно получать деньги на содержание.
Многие «охотницы» мечтают родить от богачей ребенка, чтобы потом исправно получать деньги на содержание.

«Баб мне и так хватает!»

Как-то мы завалились в гости к беременной Вике. Анжелка рассказывала: когда эта девочка только приехала в Москву, то месяца два жила у Анжелы в квартире и за это время стала кем-то вроде младшей сестры. Младшая-то младшая, но карьеру «охотницы» успела сделать раньше, забеременев от «спонсора» уже через два года работы в эскорте. Апартаменты в новой элитной высотке у станции метро «Аэропорт». Вежливая охрана в костюмах, скоростной лифт, ковры в подъезде…

- Другие, чтобы залететь от кого надо, как только не изощряются! - рассказывала по дороге Анжелка. - Я со своим магнатом, было дело, даже в шприц сперму выплевывала и пыталась вводить куда надо - хоть бы хны! А сколько абортов сделала, потому как по глупости не заметила, от кого именно! Каждый раз со слезами шла…

- Ну конечно, тяжело…

- Да при чем тут это! Каждый раз думала: ну вот она, возможность обеспечить свою жизнь и не прыгать больше по эскортам, съемным квартирам… Но если точно знать, от кого! С этим делом ведь, как сапер, ошибаешься только раз. Вон одна моя знакомая сказала серьезному мужику, что беременна от него. Он, как ни странно, обрадовался - молодой еще был, не привык… Квартиру ей купил, все обставил, шмотками завалил. А пока она в роддоме валялась, велел врачам сделать ДНК-анализ. Оказалось, не от него - перепутала. Так он ей даже трусов и пеленок не выдал. С тем, что с собой в роддоме было, и выписывалась. Мы с соседкой по квартире ее приютили. Я сразу сказала: «Если он сказал «все» - значит, все, дохлый номер, унижаться смысла нет». Но она не слушала, рыдала, говорила, что у него такая любовь была, караулила его у офиса, с ребенком на руках под ноги бросалась - охрана удерживала, он даже не смотрел в ее сторону. Так ни с чем к матери и отчалила.

- А Вика твоя от кого беременна? 

- Ему сеть ресторанов принадлежит, и он совладелец телеканала какого-то. Выбрал ее по каталогу в эскорт на переговоры в Италию, а потом решил продолжить общение. Так эта подруга с ним даже не жила! Так, встречались по паре раз в месяц в течение года. Ее с него воротило прямо - больно старый. Но куда деваться, он ей какую-то мини-квартирку на Садовом снимал, камушки дарил, в Европу разок возил, но и все. И тут презерватив, что ли, порвался или еще что-то там... Короче, залетела случайно совсем. Новичкам везет!

Дверь открыла Вика - худенькая, большегубая девочка с очень длинной жидкой белой косичкой и еле припухшим животиком. Я знала, что ей 22, но выглядела она не старше пятнадцати. Прозрачная кожа, синие венки на висках и веках больших аквамариновых глаз. Призрак, а не земная женщина.

- Ты чего-то, подруга, не толстеешь совсем, - критично заметила Анжелка. - Не жрешь, как всегда?

- Ага… Я себе всю шанелевскую коллекцию для беременных скупила и, похоже, даже не поношу, - промямлила Вика. - Расползлась вся, ляжки, как кисель, а пузо не растет!

В огромной безразмерной квартире, где я из туалета выбиралась на «ау», пахло шоколадом и кофе. Вика показала детскую, оклеенную голубыми обоями с невесомыми занавесками. Ее площадь позволяла вместе с детской кроваткой втиснуть ручного слона. Мельком я заметила шикарную, в лиловых тонах спальню и жуткий бардак в ней. Еще две закрытые комнаты. В громадном, от пола до потолка, аквариуме, который отделял столовую от кухни, плавали две акулки. Атмосфера удобства и роскоши выдавила бы, наверное, из сердца едкий сок зависти. Но…

Пока мы пили свежий лимонад, Вика как заведенная раздирала ногтищами прыщи на лице и плакала:

- Он ведь даже мысли не допускает, что в животе НЕ мальчик! Арсением пузо назвал… Вон, видите, ящик стоит? Армия оловянных солдатиков ручной работы, на заказ - 10 000 евро. И я теперь скажу ему, что УЗИ показало девочку?! Я как-то пробовала намекнуть, так он аж разозлился: «Баб мне и так хватает!»

Под аккомпанемент наших «может, не надо» Викуша вытащила из шкафа коньяк и плеснула себе полбокала: 

- Да пошло оно все! Мне теперь все можно.

Мне проблема казалась надуманной. Это же его ребенок, и, судя по шикарной квартире, отцу он небезразличен.

- Раз он этого ребенка все же сделал, значит, он тебя любит, - я неуклюже попыталась успокоить беременную.

- Любил! - рявкнула Вика. - Пока без живота была. А на фига я ему такая, как теперь, сдалась?

Продолжение в номере за 13 января. Ярослава расскажет, как миллионеры обычно поступают с матерями нежеланных детей и на какие хитрости идут «охотницы», чтобы извлечь даже из них выгоду.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт