Дмитрий ТЫМЧУК, Приштина, лагерь «Бондстил», Косово. (1 ноября 2008)
Наши в Косово четвертая часть + ФОТО

Наши в Косово четвертая часть + ФОТО

Окончание. Начало см. в номерах за 28, 29 и 30 октября.

Прилетев в Косово вместе с солдатами украинского контингента 11-й ротации, корреспондент «КП» побывал на самой большой в Европе военной базе «Бондстил». Поездив по стране, он узнал, как живется косоварам и нашим военным. Оказалось, жизнь у служивых далеко не сахар.

Хорошо французам

Утром выезжаю из лагеря «Бреза» с патрулем 2-й специальной роты украинского батальона. Для ребят это задание последнее: скоро домой. Начальник, пулеметчик, старший стрелок, стрелок-телефонист и два «Хаммера» из числа подаренных нам американцами. Подготовка к делу серьезная. График составляет командир роты, утверждает оперативный отдел батальона. Плюс на случай экстренных ситуаций согласно стандарту НАТО на «Брезе» дежурит подразделение быстрого реагирования QRF, способное выехать к месту ЧП в течение нескольких минут. Туда же обязательно спешит и ближайший патруль. Но в принципе, когда поступает информация о тревожных случаях, вовсе не факт, что началась заварушка. Довольно часто албанцы стреляют, как это принято у мусульман, по различным безобидным поводам: на похоронах, свадьбах и пр. Конечно, кейфоровцы начинают поиск оружия, только редко подобное мероприятие увенчивается успехом. К прибытию миротворцев все уже спрятано, никто ничего не видел, не слышал и не расскажет.

Как и в Ираке, в Косово каждый патруль берет с собой несколько ящиков презентов - в основном соков и напитков - специально для раздачи местным детишкам.
Как и в Ираке, в Косово каждый патруль берет с собой несколько ящиков презентов - в основном соков и напитков - специально для раздачи местным детишкам.

- Наша зона ответственности не из самых лучших, - объясняет начальник патруля старший лейтенант Олег Кивлюк. - Поселения в основном находятся на сопках, добираться сложно, особенно в плохую погоду. Ребята из прошлой ротации вспоминали, что в период снегопадов патрулей не было по нескольку суток, поскольку дороги становились непроходимыми. Или случается так. Патруль пробивается на машине куда возможно, а дальше до горных поселков пешком топает по льду и сугробам. 

Похожая ситуация и в польской зоне ответственности. Вдобавок поляки контролируют границу с Македонией, выполняя функции пограничников. Такая же местность и у немцев. А вот другие работают в долине, где передвигаться намного проще. Лучше всего французам, несущим службу в Приштине, ведь в городе, естественно, таких проблем нет.

Злые ежики

Наша колонна сворачивает с основной трассы на узкую каменистую тропу, поднимающуюся вверх. Впрочем, слово «горы» прозвучит слишком громко: никаких пиков Коммунизма, Джомолунгмы и прочего. Примерно так же у нас выглядят Карпаты.

Сейчас мы направляемся через селение Готовуша к Каштаньеве - важному пункту в маршруте патруля. Неподалеку от него антенна связи контингента, обслуживаемая американцами. Она стоит на вершине. Вид, открывающийся отсюда, потрясает! Среди зелени прячутся аккуратные домики, вокруг каждого поселка непременно десяток хуторов из трех-четырех зданий, чаще всего под черепичными крышами. А по горизонту - кольцо гор. Вершины некоторых венчают солидные снежные шапки: все-таки на дворе октябрь и по ночам холодно.

Возле приемника антенны водится уйма змей. Впрочем, их в горном Косово хватает. Если не трогать, то не нападут. Гораздо более агрессивны… ежики. Никогда бы раньше не подумал, что эти милые создания горазды бросаться на людей! Правда, вреда от них никакого, но все равно удивительно.
Мы на подъезде к Каштаньеве. С одной стороны крутой склон и пасущиеся коровы, с другой - пропасть. Перед нами скромный памятник, на котором висит погребальный венок. Здесь несколько лет назад сорвался в пропасть бронетраспортер, погиб украинский миротворец. 

- У водителей в KFOR самая тяжелая работа, - замечает Олег Кивлюк. - Перед отправкой в Косово солдаты-шоферы проходят специальную подготовку на Яворовском полигоне во Львовской области по управлению «Хаммерами» и прочей техникой. И все равно ребята сталкиваются с трудностями, которые невозможно предусмотреть в процессе обучения.

Нашествие детей

Из Каштаньевы идут школьники, живущие в близлежащих селениях и хуторах. Завидев военных, они бросаются к нам со всех ног! Как и в Ираке, в Косово каждый патруль берет с собой несколько ящиков презентов - в основном соков и напитков - специально для раздачи местным детишкам. Наши говорят, сначала малышня хватала все подряд, а теперь некоторые, получив, например, колу, ворчат, что лучше бы сок, то есть уже перебирают дармовыми харчами.

Но что такое настоящее нашествие детей, мы узнаем позднее в горном албанском селении Верхний Брод. Останавливаемся на окраине, и тут начинается! В открытые окна «Хаммера» тянутся десятки тоненьких рук, в которые мы поспешно вкладываем сок. Водитель оборачивается:

- Это хорошо, что мы на «Хаммере», а не на УАЗе. Его они раскачивают, будто шлюпку в 12-балльный шторм!

Олег, начальник патруля, с трудом открывает массивную дверь машины. Дети в ответ орут: «KFOR - супер!» - и получают гостинцы. Тут же прячут добычу в карман и тянутся за новой порцией. Олег внимательно следит, чтобы детишки не «отоваривались» дважды, но, к сожалению, напитков на всех не хватает. Два ящика разметают за считанные секунды.

На тех, кому не повезло, смотреть без боли невозможно. Слезы в глазах, растерянность, неподдельное горе. Некоторые из обделенных требуют:

- Сока!

- Нет сока! - отвечает им Олег. - Вы что думаете, он в «Хаммере» растет?

- Ябука, банана! - настаивают обиженные.

- Нет.

- Пары (в смысле, деньги), - звучит другой вариант.

- Зачем тебе пары?

- Сока куплю!

Да, дети - народ негордый, возьмут и деньгами. Приходится нам выгребать всю мелочь.

Америку не любят

На окраине следующего селения, уже в долине, возле хуторка видим небольшую водяную мельницу, чей барабан крутит течение горного ручья. Это электростанция: к валу прикреплен ротор генератора, а от него по направлению к домам тянется кабель. Сооружение возведено не ради экзотики - обеспечение током остается одной из основных проблем Косово. Электроэнергия поступает в край из Сербии, которая после провозглашения независимости берет за нее огромные деньги. Помимо того, у населения нет средств платить по счетам. Что интересно, должники, полностью игнорирующие требования погасить свои расходы, в основном сербы. В итоге свет в косовских населенных пунктах включают только на 5-6 часов в сутки. 

В одной из деревень решаем напиться из источника на небольшой площади. Дородная сербка набирает в ведра воду. Медленно подходит корова, долго трется рогами о деревянный угол и шумно начинает глотать прохладную влагу. За ней спокойно наблюдает пастух, старичок-серб. Если бы корова начала лакать в украинском селе там же, где пьют и набирают люди, то такому типу просто бы открутили голову! Но здесь вопиющее поведение буренки остается без внимания. Старик поглядывает на нас с ленинским прищуром и замечает:

- Украина - добре, американо - не дуже лепо!

Очевидно, уже последняя собака узнает и различает нашего брата.

Вечером возвращаемся в «Брезу». Парни оживлены: последний патруль за плечами, теперь пора складывать вещи. Скоро домой!

КСТАТИ

Сербы в Косово сначала ненавидели НАТО и KFOR. Но работа украинцев, их дружелюбие и готовность помочь сделали свое дело. Особенно потрясало сербов, когда они замечали на наших военных православные нательные крестики. Местные и не подозревали, что могут встретить в контингенте единоверцев! В итоге сербы придумали формулировку: есть хорошие натовцы, и это украинцы (кстати, похожих по культуре и языку поляков здесь все равно не признали), а есть плохие - американцы.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт