Дарья Завгородняя. Фото Андрея КАРА. (21 августа 2009, 01:00)
Корреспондент «КП» Дарья Завгородняя посмотрела парад принцесс на «Каzантипе»

Корреспондент «КП» Дарья Завгородняя посмотрела парад принцесс на «Каzантипе»

Комментарии: 20
Парад сисек: бюсты разные нужны, бюсты разные важны!

Ранним утром белокрылая савраска «Боинг-737», пересчитав все воздушные канавки, приземлила нас с фотографом Андреем Кара в аэропорту Симферополя. Мы двигаем на самую грандиозную тусовку - в республику «Казантип». Она появилась в далекие 80-е. Как праздник здоровья, загара, серфинга и музыки. Происходило все на мысе Казантип у Азовского моря. Но слаб человек. Со временем «Казантип» утратил свой спортивный облик и приобрел добрую славу среди людей модных и нестандартных, в том числе любителей измененных состояний сознания. А по-простому - торчков. Серферы обиделись и отвалились. В 90-х «Казантип» переехал с Азовского моря в село Поповку под Евпаторией и сменил букву «з» на латинскую «z» в названии. Организаторы не любят, когда их детище называют «Фестиваль». Надо говорить: «республика». Или: «страна щастья». В «Каzaнтипе» издаются законы, имеется совет министров и президент - все, как в нормальном государстве. Последние годы украинская милиция и прокуратура глаз не сводили с этой молодежной здравницы. Поэтому вместо духовно-развлекательной пищи «Каzантип» рекламирует свою особую эротическую атмосферу. Тут имеются выборы принцесс, и парад сисек, и куниллингус-бар. Очутившись в такой сексуальной обстановке, говорят, каждый залетный путник (или путница) стремится обрести здесь свою любовь и судьбу на ближайшие часы, дни, а иногда и годы! Что ж, посмотрим... Страна щастья - это то, чего всем нам не хватает в эпоху глобального кризиса...       

Билет - желтый чемодан!

«Каzантип» отделен от прочего крымского берега высоким бастионом. Республика приготовилась обороняться от неразумных хазар основательно. «Пограничники» многочисленны и мордаты, как на чечено-дагестанской границе. Для «въезда» в страну надо купить билет - «визу». За 500 гривен на день. Или на месяц - за полторы тысячи. Но пускают и бесплатно. Тех, у кого есть желтый чемодан. То есть берешь старый чемодан с хромированными уголками, красишь его в желтый цвет и предъявляешь на границе. Причем каждый день надо таскаться с чемоданом. Наверно, проще заплатить.

Порядок в стране щастья такой: днем «Каzантип» - большой пляж с барами и дискотеками, где все пляшут на песочке. Вечером z-народ (так себя называют каzантипцы) переползает на танцульки. И до утра...

Формальный символ «Каzантипа» - желтый чемодан. Я выбрала бы другой, более поэтический: смуглая женская попа. Вопреки фривольным слухам скидывать предпоследнюю одежонку девушки не спешат. Но обилие безупречных форм превышает возможности человеческого зрения.

Желтый чемодан - официальный символ «страны щастья».

Желтый чемодан - официальный символ «страны щастья».

Фотограф мой кропотливо ищет натуру. Откуда ни возьмись являются мыльные нимфы. Топлес. Одна мулаточка. У них розовые ведерки с шампунем и мочалки. Они готовы помылить всех желающих. Естественно, они более склонны тереть мужские спины. Но и против женщин не возражают. Пока я краснею под нежными девичьими мочалками, позируя на фото, прямо подле меня мини-блондиночка трет какого-то богатыря. Совершенно голая. То есть на ее точеном тельце не надето решительно ничего. Детина все норовит поменяться с мойщицей ролями и сам потереть ей какое-нибудь укромное место. Ему удалось: он ловко справился без мыла и мочалки, словно проворный щипач с вокзала.

В одиночку здесь болтаться не принято. Через пять минут я уже обзавелась подружкой. Аленка - многолетняя поклонница «Каzантипа». Тоненькая высокая блондинка. Она устраивает конкурс по боди-арту. В Москве Алена менеджер по рекламе. Здесь беспечна и всегда готова пуститься в пляс, словно Терпсихора.

- Сымай тряпье! Здесь так нельзя! - сурово говорит Аленка, помогая мне выпутаться из одежд.

Москвичей и иностранцев здесь процентов 70. Бокал живительного виски с колой - 30 гривен. Пиво - меньше 25-ти. «Дешево!» - восклицают завсегдатаи московских клубов и Ибицы. Остальные молчат. 

- В этом году свободных людей намного больше, чем  в прошлом, - рассказывает главный хореограф «Каzантипа» киевлянин Коля.

- А, это те, кто может раздеться догола, сексом заняться?

- Нет… В плане денег. У нас в Крыму кризис, в Украине везде кризис, а из Москвы все едут и едут…

- …Свободные люди!

- Ага. 

Как Никита Маршунок убил женское щастье…

Родоначальник всего этого - бизнесмен Никита Маршунок - теперь состоит в президентах страны щастья и, как меня предупреждали, высоко летает. Залучить его на беседу - все равно что влезть на Роман-Кош, самую высокую гору Крымской гряды. Но я не теряла надежды. Словно Феб Златокудрый дозором как раз обходил владенья свои.

- Я не даю интервью! Тем более без диктофона, - с ходу задавил пафос пляжный воевода, презрительно оглядывая мои вялые бледные чресла.

- А вы женаты?


В «Куниллингус-баре», у которого присела отдохнуть автор, продается «Советское шампанское» - самый популярный здесь напиток.

В «Куниллингус-баре», у которого присела отдохнуть автор, продается «Советское шампанское» - самый популярный здесь напиток.

- Я вчера выбрал из 600 принцесс сто. Зачем мне жениться.

«Ах ты, старый ловелас», - подумала я и сказала:

- Пора бы уже. Лет-то вам прилично.

- А на сколько я выгляжу? - всполошился президент.

Я вдруг понимаю, что для 45-летнего мужчины возраст - уже не самый удачный вопрос. Тем более девушку-то его я видела. Лет на 10 меня моложе. А я моложе Никиты еще на 10. Лучше не портить отношения. Встаю на курс светской беседы:

- А чего визы такие дорогие?

- Не хочу о деньгах говорить вообще. А вы знаете, что с меня тройной налог дерут? Хорошо, если в ноль выйдем. Да вообще… - прибавил он, внезапно сменив гнев на ласку, - я это не для денег все делаю.

- Ну понятно, чтобы 600 принцесс согнать…

- Да больше на самом деле…

- А какая она, настоящая принцесса? Совсем худая?

- И спортивная. Спортивная! Еще я люблю умных девушек.

- О! Это единственное, с чем у меня здесь порядок…

В наш диалог врезается аппетитная крошка. Где-то килограммов под 50. Почти как я, только грудь побольше. Она с надеждой возводит взгляд то на Никиту, то на своего спутника, юношу лет 25. Юноша чем-то взволнован.

- Никита, он говорит, я толстая. Я толстая?

- Да, - президент сдвигает брови. - Ты очень толстая.

- А насколько она толстая? - вступает юноша.

- Восемь килограммов лишних. Давно ты себя так запустила?

- Э-э-э…

- Спортом надо заниматься! - каменеет лицом президент страны щастья.

- Вот, поняла?! - торжествует «жених».


Слово «щастье» пишут буквально на всем, что движется.

Слово «щастье» пишут буквально на всем, что движется.

Девушка решительно удаляется, полная решимости свести свое тело на нет. Целых 8 кило отделяют ее от подлинного щастья! А ведь здесь немало таких...

Почему русские девушки недоступны…

Жизнь на «Каzане» не затихает никогда. Строго говоря, самая «движуха» разворачивается только часам к трем утра. Мелодии и ритмы раздаются со всех сторон, смешиваясь с шумом волн в причудливую гармонию. Легендарные торчки как-то в глаза не бросаются. То ли дело хмельные парубки! Этих набралось в избытке. Но вовсе не бражники занимали мой пытливый ум. Меня привлекли хлопцы с виду почти тверёзые. То есть не настолько бухие, чтобы лишиться дара речи. Однако объяснялись они с нами почему-то жестами. Глухонемые, что ли?.. Загадка раскрылась внезапно. У одного из них я спросила дорогу. «Я не говорю по-русски», - с грустью отвечал добрый молодец на ломаном английском и совсем закручинился.

- Что ж ты, молодец, невесел? Буйну голову повесил? Инглиш? Френч?

Сошлись на английском. Этот паренек по имени Михаэль приехал из Мюнхена.

- Какие здесь красивые девушки! Но все говорят только по-русски! - поведал он свою тоску-печаль. На «Каzантипе» пробыл день и завтра несолоно хлебавши собирается на Байкал. Я протянула ему руку помощи: 

- Так пойдем, я тебя познакомлю! Выбирай любую!  

- А может, я тебе лучше пивка куплю! - отчего-то развеселился Михаэль.  

Через два часа мы перешли на свои родные языки.

- Ты красивая и умная фрау. Очень-очень хорошая, - пришел к очевидному выводу мой собеседник.

- Вот ведь: ты ж немец, а как быстро до тебя доперло, - отвечала я по-русски. - Наши-то гораздо туже соображают.

Тем временем Алена махала руками с пригожим американцем. Взаимный интерес обострялся...

Утро нового дня застало нас с Аленой за уроком английского: «Я работаю в рекламном бизнесе. Я люблю мою работу. И люблю загорать. И танцевать». Вооружившись до зубов этими образцами красноречия, мы выдвигаемся в сторону пульсирующей ночи. Где тут наши американцы? Нету! На их месте фамильярные французы.

- Как зовут твою подругу?

- Лена.

- Много водки, и девки красивые тут!

- Согласна.

- Передай своей подруге, что она супер. 

- Ага.

Мог бы хотя бы из вежливости добавить, что и я не барахло. Тоже мне - француз называется. Мы отвергаем этих развязных секс-туристов и курсируем от одной дискотеки к другой, пританцовывая. Все, как в ночных клубах, только мальчиков чуть больше, чем девочек. Кирилл из Екатеринбурга копил на поездку целый год. «Красивую девчонку встретить - не главная цель!» - врет он, алчно поглядывая на Аленку. И тут же поясняет: вон там, на  башне, завтра вечером будут обручать всех влюбленных. Для тех, кто не может дотерпеть до завтра, особые кубики-альковы. Но народу в кубиках не сидится. Рассвет в Крыму подкрадывается внезапно. Р-раз - и такие светлые сумерки… Пары на пляже вдруг прерывают свои сердечные дела и замирают, пугливо озираясь по сторонам...

О том, как отрываются на «Каzантипе» олигархи, читайте в следующем выпуске «толстушки».

Смотрите фотогалерею: КаZантип - территория любви

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт