Ася Христокина. Фото из семейного альбома Алины Айвазовой. (13 марта 2009)
Жена Черновецкого Алина АЙВАЗОВА:  Муж запрещал мне делать пластическую операцию  ФОТО

Жена Черновецкого Алина АЙВАЗОВА: "Муж запрещал мне делать пластическую операцию" ФОТО

Комментарии: 46
Новый 2000 год семья Черновецких отмечала на острове Пуэрто-Рико.

Встреча с женой мэра Киева Алиной Айвазовой состоялась в ее офисе на Печерске. Алина Степановна принимала гостей в своем, так сказать, овальном кабинете (острых углов в комнате нет) с витражным потолком и со светло-зелеными стенами, украшенными картинами.

Хозяйку мы застали за чтением свежего номера "Комсомольской правды в Украине", которую она развернула перед собой на просторном столе. Первая леди столицы, надев очки с дужками, плотно усыпанными переливающимися камнями, внимательно рассматривала фотографии своего супруга на черно-белой печати. И о чем-то думала. Но наше появление отвлекло ее от созерцания образа милого.

- Добрый день! Проходите и садитесь, - пригласила нас Алина Степановна, указывая своей миниатюрной рукой с красными ногтями на одно из зеленых кожаных кресел, расположенных напротив нее. Рядом в другое точно такое же кресло опустилась помощница Айвазовой – Нино, которая все время была на подхвате у своей начальницы.

- Вижу, читаете свежую прессу, - попыталась я начать разговор. - Не расстраивает то, что там пишут?

- В газетах пишут неправду, - прямолинейно ответила мне Алина Степановна, сняв очки, которые тут же повисли на цепочке у нее на груди. И камни на дужках заиграли в лучах солнца, которые пробивались через боковое окно. - И если о моей семье пишут неправду, значит – и о другой семье могут написать неправду. Поэтому, извините, я газеты уже воспринимаю так…

- Негативно, я так понимаю? – уточняю я. – И что на этот раз выдумала пресса?

- Написали, правда, не в вашей газете, а в каком-то другом издании, что я отдыхала вместе со своим мужем в Израиле, - быстро нашлась миниатюрная блондинка с хорошо уложенными волосами. - А это неправда. Лёня сам ездил в Израиль лечиться. А я осталась в Киеве работать. Слишком много дел. Поэтому мы редко отдыхаем вместе. Должен же кто-то следить за бизнесом, пока другой отдыхает. Только на Новый год можем себе такое позволить – уехать отдохнуть всей семьей.

- Если вы так внимательно следите за публикациями в СМИ, то вы, наверняка, читали о том, что Ющенко вызывал вашего мужа на "ковер". А спустя пару дней устроил "чистки" в его команде. Как вы восприняли эти известия? – продолжаю обсуждать последние новости с приятной собеседницей. 

- Ющенко – руководитель страны, он должен делать замечания, - поделилась своим мнением Айвазова. – Я молюсь за нашего президента. И за Тимошенко постоянно молюсь. За мужа своего молюсь и за депутатов молюсь. Ведь, они такие же люди, как и мы, но им сложнее, потому что они у власти. Они несут на себе большую ответственность.

- И о чем же вы молите Бога?

- Прошу у Бога милости для всех них.

Интервью длилось около пару часов. И местами наш разговор был похож на проповедь. Алина Степановна делала обширные отступления от темы и цитировала целые главы из Библии. Постоянно приводила примеры из Священно Писания. А потом и вовсе – распорядилась доставить из дома Библию. И в завершении нашего общения презентовала ее мне с дарственной надписью и наилучшими пожеланиями.  

"МОЙ МУЖ КАК-ТО СВАРИЛ КУРИЦУ С ПОТРОХАМИ И ПРИНЕС МНЕ ЕЕ В БОЛЬНИЦУ"

- Алина Степановна, а могли бы вы припомнить то время, когда ваш муж Леонид Черновецкий не был еще публичным человеком. Как вы тогда жили?

- Когда мы переехали в Киев, то сняли дом в частном секторе возле Автовокзала (Голосеевский район). Воды в доме не было. Поэтому я ведрами ее таскала из колодца. Тогда я не знала, что была беременная. Вдруг, у меня начались боли. Я пошла к врачу. Меня тут же положили в больницу на сохранение. И в течение месяца Лёня готовил и приносил мне домашнюю еду.

На отдыхе в Ялте. Цветы от любимого мужчины всегда согревают душу

На отдыхе в Ялте. Цветы от любимого мужчины всегда согревают душу

- И что же он вам тогда готовил? – полюбопытствовала я. 

- Я не признавала еду, которую давали в областной больнице, - сказала собеседница, открывая маленькую круглой формы бутылку минеральной воды "ОGO". И сделав глоток, продолжила. - Привыкла к домашней, свежеприготовленной пище. Поэтому Леня, тогда старший следователь прокуратуры, вставал в 6 часов утра и варил мне курочку. Один раз сварил ее вместе с потрохами (смеется). Котлеты готовил. Варил вкусные борщи. Мог и квашенную капусту сделать. Утром и вечером он приносил все свежее. Я никогда не забуду, что Лёня делал для меня и для моих детей. Я считаю, что он самый лучший муж и самый лучший отец.

- То есть – воспитанием детей тоже занимался Леонид Михайлович?

- Да. В субботу и воскресение он оставался один дома с детьми. Лёня мне все время говорил: "Алиночка, пойди в кино. Отдохни с подругами. Сходи куда-нибудь".

- И вы оставляли его дома с детьми?

- Я вообще, очень домашняя. Но однажды я согласилась. Решила посмотреть, как он справится без меня. И пошла с подругой в кино. Возвращаюсь, дома беспорядок. Каша на стенах. Чашка разбита. Игрушки разбросаны. Он все разрешал детям. Такого отца, как он, преданного семье, детям я никогда не видела. Я бы своей внучке Алиночке пожелала бы такого мужа, как мой Лёня. 

- Расскажите, еще о ваших буднях…

- Леня всегда всю зарплату приносил домой. Я ее распределяла. Закупала на месяц крупы, картофель и прочие продукты. Многого, конечно, на 120 рублей его зарплаты мы позволить не могли. Мы каждое утро собирали мелочь по карманам на молоко и хлеб.

Тут наш разговор прерывает телефонный звонок. Айвазова обсуждает доставку сумки "Birken" ей в офис, чтобы передать кому-то. Так мы выходим на разговор о модной одежде, поддержании себя в хорошей форме и т.д.

"Я НЕ БУДУ БЕГАТЬ ЗА МУЖЕМ И КРИЧАТЬ: "ЛЁНЯ, НАДЕНЬ ПЛАВКИ!"

- Я обратила внимание на ваши экстравагантные наряды…

- Я всегда одежду перешиваю. И даже сейчас, - тут же подхватила разговор Алина Степановна. – Это у меня еще со студенческих времен. Я покупала ткани, я шила платья. За ночь могла сшить платье. И всегда мои наряды были оригинальными и вызывали восхищение у окружающих. В студенческие годы я была самая красивая и самая нарядная. Но больше одного раза я свои платья не надевала. 

- А почему вы больше одного раза не надевали свои платья?

- Потому что я их потом дарила. Иногда продавала. Сейчас я вам расскажу как, будучи студенткой Харьковского юридического института, уже сама зарабатывала деньги. Я покупала ткань, допустим за 100 рублей. За ночь шила платье. Потом у меня его забирали для продажи на "толкучке" (так раньше называли стихийные рынки) за 200 рублей. А уже женщина, которая торговала на рынке, выставляла патье за 250-300 рублей.

- Вы не думали всерьез заняться продажей модной одежды?

- Я и занималась. Торговала в "Правэкс Пассаже" известными торговыми марками, которые привозила из Италии и США.

- Кто следит за тем, как выглядит ваш муж?

- Сейчас никто не следит. Леониду Михайловичу вкус я привила давно, когда у меня еще были одежды высокой моды "Valentino", "Brioni". С тех пор он покупает одежду этих марок.

- Любит ли Леонид Черновецкий ходить по магазинам и выбирать себе наряды?

- Он кроме бабушек и дедушек больше никого не любит, - с улыбкой добавляет Алина Степановна. - Больше его ничего не волнует. Правда, бывает за границей, я затащу его в магазин. Один пиджак заставлю его примерить. Потом он меня оставляет, чтобы я покупала все. Все эти мелочи, которые интересуют нас женщин, его вообще, не волнуют. Но это может себе позволить, потому что у него есть такая жена, как я. А зачем еще нужна жена?

- Скажите, это вы ему помогали подбирать те знаменитые белые плавки для купания в проруби на Крещение? – с улыбкой спросила я.

- Очень правильно, что он плавал в белых плавках, а не в трусах. Это его белые плавки, которые он носит. Они очень дорогие. Все потом что они выполнены из очень тонкого трикотажа, который не раздражает его кожу. Откровенно признаться, Леонид Михайлович не обращает на это внимание. А я не буду бегать за ним и говорить: "Лёня, надень плавки". Он не считает, что на это стоит обращать внимание.

В этот момент Алина Степановна вспомнила, что специально для нас захватила из дома несколько фотографий из своего семейного архива. Рассматриваем снимки и продолжаем разговор.

"МУЖ ЗАПРЕЩАЛ МНЕ ДЕЛАТЬ ПЛАСТИЧЕСКУЮ ОПЕРАЦИЮ"

- Вы очень сильно изменились, - замечаю я, глядя на черно-белую фотографию, на которой изображена 17-летняя Алина Айвазова. – Вы делали пластическую операцию?

- В детстве у меня был идеальный нос, - говорит супруга Черновецкого, потирая свой нос. - Я его разбила. Я ж – хулиганка была. И когда каталась на самокате, то разбила нос. И у меня появилась горбинка на носу. Я хотела сделать пластическую операцию. Но мне сначала отец не разрешал, а потом и Леня.

- Я так понимаю,  вы их не послушались...

- Шестнадцать лет назад, после аварии, я улетела в Нью-Йорк. И без разрешения мужа сделала операцию. Я такая женщина! – с вызовом добавила Айвазова. На третий день я ушла из больницы с гипсом и синяками на лице и пошла на Манхэттен, ходить по шоу-румам и закупала товары.  

- Авария?! Расскажите, подробнее.

- В 1993-м году на кабриолете я попала в аварию на Крещатике, в районе Бессарабки. Я ехала в фитнесс-клуб. Тут же ехал мужчина из села на "Жигулёнке". И он резко повернул в сторону Бессарабского рынка. И я чтобы избежать столкновения с ним, решила лучше в столб, чтобы не пострадал человек. Подушка безопасности, вылетела и поломала мне нос, после чего я сделала пластическую операцию. После этого ДТП муж мне сказал: "Алина, машину больше не увидишь". Он улетел в командировку. А на второй день после аварии, я купила себе джип. Это был первый джип в Украине.

- Любите погонять на большой скорости?

- Выключите диктофон, - с улыбкой просит Айвазова. А потом, несколько смутившись, добавляет. - Да, люблю скорость. Я каждое лето уезжаю в Баден-Баден. И там разрешена любая скорость. Это класс! Там можно ехать на "Ламборджини", на "Феррари", на "Макларен". Там я могу разгонять "Макларен" до 250 км/ч. Это информация не для моих детей, - вставляет Алина Степановна с озорством. - Там это разрешено. В Киеве я езжу по правилам – от 60 до 80 км/ч.

- В гонках не было желания поучаствовать?

- Мне это интересно. Я уже об этом задумывалась, чтобы в каких-то гонках поучаствовать.

- На чем вы сейчас ездите?

- На белом Роллс-Ройсе. Его подарил мне мой муж за хорошую организацию его 57-го дня рождения. А первая машина, за руль которой я села, была "Мэрседес Бэнс".

Снова прерывает нашу беседу телефонный звонок. На мобильный телефон Алины Степановны, обильно украшенный стразами, позвонила дочь президента Федерации футбола Украины Григория Суркиса – Светлана. Когда их разговор закончился, наше интервью с Айвазовой повернул в иное русло.

"КИЛЬЧИЦКАЯ – МОЯ ДОЧЬ"

- Говорят, скажи, кто твой друг, я скажу, кто ты. Можете рассказать о своих друзьях?

- Самая моя лучшая подруга Кармэн - евангелистка. Она живет в Нью-Йорке. Она понимает меня без слов. Помню, как мы с ней вместе в 2004 году проповедовали в американской тюрьме "Rikers Island", где содержатся наркодельцы и убийцы.

Я обалдела, когда туда попала. У них в камерах висят телевизоры и там показывают проповеди. Я подошла к одной из камер, и попросила заключенного подойти ко мне. Положила ему руку на голову и стала молиться. Когда эту картину увидел начальник тюрьмы, то он был изумлен. И после пригласил меня проповедовать в тюрьме. Меня такое предложение застало врасплох. Я не понимала, о чем должна им говорить. И очень нервничала по этому поводу.

Кармэн проследила, чтобы я была одета соответственно месту – никаких маек, юбок и украшений. Перед заключенными я должна была появиться, как обычная женщина. И когда уже в тюрьме Кармэн обнаружила у меня на обуви значок "Chanel", то очень рассердилась.     

Мы прошли в огромный зал, похожий на театр. На сцене были только три стульчика – для меня, Кармэн и переводчика, и кафедра. Заключенных ввели через другой вход, в основном – это были черные и испанцы. Нас с ними разделяло большое расстояние и вооруженная охрана. Проповедь должна была длиться ровно час. У каждого было по 20 минут для проповеди.

Когда Кармэн вышла к трибуне и стала проповедовать, то Бог мне сказал, становись на колени и молись. Я стала на колени. Закрыла глаза и стала молиться. Ровно через 20 минут, Бог мне сказал: "Встань!". Я встала и стала говорить. Они стали меня слушать. И я закончила проповедовать. И пригласила к покаянию. Все это продолжалось два часа. Все, кто был в тюрьме, были поражены происходящим.

- Мы немного отвлеклись от темы подруг. А Кильчицкая – вам подруга?

- С Ирэной (Кильчицкой) мы совершенно по-другому общаемся. Ирэна – больше моя воспитанница, а не подруга. Она у меня работала. Она поставляла товар в мой магазин "Правэкс" и "Кристина". Сначала она привозила одежду из Турции, а потом из Италии.

Ирэночку я очень люблю. Я даже могу сказать, что она моя дочка. Я ее так воспринимаю. Я горжусь Ирэной, потому что она порядочная, добрая, чистая. Она – служительница народа, поэтому мы поставили ее на эту должность. Она очень любит людей. Многие вещи о своей благотворительности она вообще не говорит. И правильно делает. Потому что это видит Бог. Если Бог нам что-то дал, то он дал для того, чтобы мы помогали неимущим. У нее много качеств, которые я ценю – это трудолюбие и порядочность. Потому что трудолюбие есть у всех, а порядочность не у всех. Когда любишь человека, то о нем можно много говорить.

- А с кем-то из жен высокопоставленных чиновников вы дружите?

- Когда-то давно Ющенко вместе со своей женой Екатериной бывал у нас в гостях на Конче-Заспе. У Виктора Андреевича очень интересная жена, умная, добрая. Она прекрасно говорит на украинском языке. Очень приятная. Я в нее влюбилась…

Тут Алина Степановна прервала свой рассказ. И сказала, что ей не удобно прерывать интервью, но за дверью ее дожидается очень важный посетитель - человек, который занимается изготовлением памятника матери Леонида Черновецкого. Черновецкий распорядился, чтобы в ближайшее время на могиле его родительницы появился достойный памятный знак. И Айвазова, как послушная жена, претворяет очередную идею своего супруга в жизнь.

СПРАВКА "КП"

Алина Степановна Айвазова родилась в Тбилиси в 21 мая 1955 году. Окончила Харьковский юридический институт по специальности правовед. После этого она читала лекции по "Основе советского права" в Техникуме гостиничного хозяйства, Техникуме транспорта. Председатель правления "Правэкс-банка" с 1992 по 2006 годы. Убеждена, что свои деньги заработала именно благодаря тому, что она юрист. Замужем за Леонидом Черновецким. Имеет двух детей, внучку и трех внуков. В настоящий момент - советник мэра.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт