Инна ЗОЛОТУХИНА, Фото УНИАН и из семейного архива семьи Кравченко. (2 марта 2009)
Юрий Кравченко мог стать президентом Украины

Юрий Кравченко мог стать президентом Украины

Комментарии: 16
Президент Кучма и министр МВД Кравченко были друзьями. (1999 г.)

«Комсомолка» встретилась с близкими для него людьми: экс-президентом Украины Леонидом Кучмой, соратником по работе Николаем Джигой и супругой Татьяной.

Весной 2005 года при загадочных обстоятельствах ушел из жизни экс-министр внутренних дел Юрий Кравченко. До сих пор мы не знаем правды о причинах его смерти. Правоохранители утверждают: это был суицид. Но десятки вопиющих фактов говорят о заказной расправе. Нельзя также сбрасывать со счетов и версию о доведении до самоубийства. Напомним, что в 2001 году Юрия Федоровича обвинили в организации похищения и убийства главного редактора интернет-проекта «Украинская правда» Георгия Гонгадзе. А для такого человека, как Кравченко, это было равносильно приговору. Мог ли он, офицер до мозга костей, победивший в войне с бандформированиями 90-х годов, без преувеличения «отец родной» для тысяч сотрудников милиции, спокойно жить после всего случившегося? Впрочем, это вопрос риторический.

В этом году в свет выйдет книга воспоминаний о Юрии Федоровиче. Работу над ней сейчас заканчивают близкие и друзья экс-министра. И все, кому интересна непростая и трагическая судьба генерала, смогут сделать выводы сами.

«У МЕНЯ БЫЛИ ТАКИЕ МЫСЛИ, ЧТОБЫ ЮРА СТАЛ МОИМ ПРЕЕМНИКОМ...»

Бывший президент Украины Леонид Кучма и Юрий Кравченко были близкими друзьями. Мы попросили Леонида Даниловича рассказать об экс-министре внутренних дел.

- Я познакомился с Юрием Федоровичем будучи президентом Союза промышленников и предпринимателей Украины в начале 1994 года. И мне он сразу понравился. От этого человека буквально исходила сила. Мы стали друзьями, часто встречались семьями.

- Потом он возглавил Министерство внутренних дел…

- Нет, сначала я назначил его председателем Государственного таможенного комитета, а через 6-7 месяцев - министром внутренних дел. И тогда я понял, что он относится к категории людей, которые зажигают других своей энергией. Возле него нельзя было не работать.

Он был жестким руководителем. Если видел, что кто-то из сотрудников отлынивает, - увольнял. При этом у него ни капли жалости к лодырям не было. И в своих решениях он никогда не сомневался. Наверное, из-за этого на него многие обижались. Но милиция - силовая структура. В этом ведомстве так и должно быть. Тем более что Юра был не просто «Чапаем с шашкой наголо». Все его решения были обоснованными и аргументированными.

- Говорят, если Юрий Федорович чего-то хотел добиться, остановить его было нельзя. Как говорится, шел напролом.

- Он был невероятно волевым человеком. Ставил перед собой цель, разрабатывал стратегию и действовал. Вы только вспомните, какой разгул бандитизма в нашей стране был в середине 90-х годов, когда он возглавил органы внутренних дел: вечером на Крещатик выйти было страшно. И это в столице! А спустя какое-то время приехали ко мне гости из России. И очень удивились, что у нас было можно спокойно гулять по городу и не опасаться преступников. В Москве в то время люди боялись с наступлением темноты выходить из дома. Это была личная заслуга главы МВД - Юрия Кравченко! Ну и, конечно, его команды.

- Раскройте тайну: после исчезновения главного редактора интернет-издания «Украинская правда» Георгия Гонгадзе и разгоревшегося из-за этого скандала вы уволили Юрия Федоровича с должности главы МВД или он сам решил уйти?

- Он сам принес мне заявление об уходе. Я его не хотел подписывать. Понимал, какая это будет потеря для министерства. Но Юра был категоричен. Он считал, что у него нет морального права находиться в этой должности. Мол, как я буду смотреть своим подчиненным в глаза, когда меня обвиняют в столь тяжких грехах? И я был вынужден его отпустить.

- Некоторое время после этого Юрий Федорович был без работы?

- Да. А столь деятельный человек, как он, мог без дела и погибнуть. У него бы просто не выдержало сердце. До этого он сутки напролет трудился. Даже во сне о работе думал - я сам такой, знаю - и вдруг оказался дома. Его надо было спасать. И я предложил ему поехать поработать губернатором в Херсонскую область. Хотя сомнения у меня, конечно, были. Милиционер - и вдруг становится администратором. Да и он тоже сомневался.

- Но Кравченко все-таки дал свое согласие?

- Через пару месяцев я приехал в Херсон, чтобы провести встречу с руководителями региона. Я часто собирал такие совещания. А Юра уже в должности губернатора делал доклад. И вы знаете, более блестящего выступления я в своей жизни не слышал. Он буквально разложил по полочкам ситуацию, которая тогда была в области: и в сельском хозяйстве, и в социальной сфере, и в медицине, и в промышленности. Я слушал его и думал о том, какой же невероятный потенциал заложен в этом человеке! Не поверите, но он был на голову выше некоторых губернаторов. А ведь многие из них имели экономическое образование и многолетнюю практику административного управления. Теперь же я могу лишь сожалеть о том, что Юрий Федорович не смог до конца реализовать себя. Трагедия, случившаяся с Георгием Гонгадзе, поломала судьбу моего друга.

- Правда ли, что вы хотели видеть Юрия Федоровича своим преемником на посту главы государства?

- Ах, у меня были такие мысли, подчеркиваю - мысли. Но прежде я хотел «пропустить» его через Кабинет министров. У наших избирателей менталитет такой: только побывав на посту премьер-министра, можно стать президентом. Другого не дано. Об этом знали всего несколько человек. Но вы же знаете украинцев. «Почему он, а не я?» Это тоже было. Вообще на Юрия Федоровича многие смотрели с завистью. Потому что он выделялся среди всех, был неординарной личностью. И при этом абсолютно независимым.

- Леонид Данилович, можно ли было настолько сильного человека, как Кравченко, довести до самоубийства?

- В принципе, кого угодно можно довести. Но я до сегодняшнего дня не хочу верить, что Юрий Кравченко покончил с собой. Я со многими профессионалами говорил: из того оружия, из которого он стрелял, - и остаться сидеть на стуле?! Конечно, я не имею права не верить заключениям, которые сделали правоохранительные органы. Но и не могу однозначно принять эту версию. Она противоречит тому, что я знал о Юрии Федоровиче. С другой стороны, много в жизни таких примеров, когда сильные люди уходили из жизни таким образом.

- Проще говоря, «закрывая собой» все вопросы?

- Да, абсолютно точно. Знаете, он сам никого никогда не боялся. Знал, что за ним вины нет. Он боялся только за свою семью, за дочерей. Всегда стремился оградить их от всех проблем.

Когда будущему министру было 16 лет, преступники убили его мать

Супруга генерала впервые дала интервью. 

При его жизни она редко появлялась на публике. Судя по всему, считала невозможным вмешиваться в дела супруга. Даже сейчас она сразу предупредила меня: «О причинах смерти мужа мы с вами говорить не будем. Я могу рассказать вам только о том, как мы с Юрой прожили жизнь…»  

Cемья министра - жена и дочери Ира и Лена любили кататься на лыжах в Австрии.

Cемья министра - жена и дочери Ира и Лена любили кататься на лыжах в Австрии.

В ЮНОСТИ БЫЛ ВЕДУЩИМ АКТЕРОМ НАРОДНОГО ТЕАТРА

…В тихом кафе на Подоле звучит приятная музыка. Мы с Татьяной Кравченко устроились за столиком около окна. Она не похожа на большинство жен генералов: скромно, но со вкусом одета, без кричащего макияжа, проста в общении.

- Я попросила принести нам пирожные, - улыбнулась Татьяна Петровна. - Они здесь очень вкусные…

В 1969 году 18-летняя Таня приехала из Кировограда в городок Александрия и поступила в культпросветучилище на режиссерский факультет. А вскоре туда пришел читать лекции по истории театра бывший главный режиссер Кировоградского музыкально-драматического театра имени Кропивницкого заслуженный артист Украины Михаил Донец. Он сразу заметил симпатичную девушку и пригласил ее играть в народном театре.

- Уже на следующий день я пришла в городской Дом культуры, - вспоминает Татьяна Петровна. - В большом полутемном зале мы с Михаилом Александровичем сидели вдвоем. Он рассказывал о спектакле, в котором мне предстояло сыграть. Вдруг открылась дверь и на пороге появился высокий худощавый парень. «Знакомься, Таня, это наш ведущий актер Юрий Кравченко», - сказал мне Донец. Вот так мы с Юрой и встретились - 9 июня 1969 года. После чего никогда не расставались…

В те годы будущий министр внутренних дел не только играл в театре. Он учился в Александрийском индустриальном техникуме и… слыл заядлым футболистом.

- Профессиональным актером он стать не мечтал, - говорит Татьяна Петровна. - Хотя был очень талантлив и чудесно пел. А вот футболом бредил. Играл за городскую команду «Шахтер». Но родственники его отговорили от спортивной карьеры. Мол, не серьезное это занятие.

Вскоре Юрий с Татьяной отправились в составе театральной труппы в свою первую совместную поездку в Одессу - там проходил Всеукраинский смотр народных театров.

- Мы привезли пьесу Ромашова «Огненный мост», - продолжает моя собеседница. - Я в ней не играла, а вот Юра был занят в главной роли. После спектакля председатель жюри, ректор Киевского театрального института имени Карпенко-Карого сказал: жаль, что исполнитель ведущей роли заикается. Мол, я бы его в Киев забрал! После этих слов мы долго хохотали. Ведь наш режиссер Михаил Донец специально учил Юру так разговаривать - этого требовала его роль!

По словам Татьяны Петровны, в юности Юрий Кравченко стремился всегда и во всем быть первым. Без конца доказывал себе и всем окружающим: он - личность!

- Когда Юре было 16 лет, его мама погибла от рук преступников, - открывает семейную тайну супруга бывшего министра внутренних дел. - А отец ушел в другую семью. По сути, он остался один и очень тяжело пережил эту трагедию. Я не знаю, как сложилась бы судьба мужа, если бы не поддержка классного руководителя Владимира Горяки. Он видел, что в Юре заложен огромный потенциал, и помог ему развиться.

Юрий Федорович и его любимица Джессика в Конче-Заспе.

Юрий Федорович и его любимица Джессика в Конче-Заспе.

КРАВЧЕНКО НЕЛЬЗЯ БЫЛО ПОВЕСИТЬ ЛАПШУ НА УШИ

Убийц матери Юрия Кравченко милиция найти так и не смогла. Видимо, это обстоятельство сыграло определенную роль в его дальнейшей судьбе. Спустя годы он стал единственным министром внутренних дел в нашей стране, который оказывался на месте преступления гораздо раньше своих подчиненных. Впрочем, сначала ему предстояло пройти долгий путь.

- В 1970 году Юрий ушел в армию, - продолжает Татьяна Петровна. - Служил в экспериментальных - парашютных - войсках. А когда вернулся, мы поженились. Поначалу о работе в милиции муж даже не помышлял. Трудился по специальности - электриком в гальваническом цеху Кировоградского завода по производству пишущих машинок «Ятрань». Как сейчас помню: возвращается он домой, снимает робу и ставит ее в уголок. Она настолько была пропитана всякой гадостью, что ее приходилось сначала долго отмачивать и лишь потом стирать…

В 1974 году в Советском Союзе активно набирали кадры для милиции. В стране появились плакаты с надписью: «Все на борьбу с преступностью!» В то время Юрий Кравченко возглавлял на заводе комсомольскую ячейку, и ему предложили поехать учиться в Горьковскую высшую школу МВД СССР. Поступил он с первого раза. А ведь на одно место претендовали 14 кандидатов!

- После защиты диплома Юру направили в Светловодский ГОВД Кировоградской области, - рассказывает Татьяна Кравченко. - Он работал инспектором ОБХСС. А жили мы в общежитии для зеков, которые работали неподалеку на стройке. В этой высотке специально один этаж выделили для милиционеров: 12 комнат, один на всех душ, кухня с тремя конфорками и «постирочная» - занимать очередь туда надо было в 4 утра. А днем дочка Ирочка боялась выходить во двор: возле подъезда вечно сидели и курили заключенные…

Спустя несколько лет Юрия Кравченко перевели в уголовный розыск Александрийского ГРОВД. Потом он управлял уголовным розыском, а затем милицейской разведкой - «семеркой». Гораздо позже, когда он уже стал министром, высокие чины в погонах жаловались: Юрию Федоровичу лапшу на уши не повесишь, он всю милицейскую кухню знает досконально. С низов до генерала дослужился!

ГЕНЕРАЛАМ ПРИКАЗАЛ НАДЕТЬ СМОКИНГИ

- В нашем доме все было подчиненно его ритму жизни, - говорит супруга бывшего министра. - А он не понимал, что такое отдых. Всегда был в центре событий и во все вникал. Когда его любимую милицию в чем-то урезали, воспринимал это как личную потерю. Когда ее ругали - думал, что претензии предъявляют к нему. Да что там говорить - Юра жил работой.

Сейчас мало кто помнит (разве что сами правоохранители. - Прим. авт.), но во времена Юрия Кравченко милицию называли «государством в государстве». Он очень много делал для своего родного ведомства. Строил жилые дома, больницы, стадионы и базы отдыха.

- Юра сам прошел «семь кругов ада» в милиции и как никто другой знал - его подчиненные рискуют на работе своей жизнью, - вздыхает Татьяна Петровна. - Поэтому он считал, что просто обязан создать им хорошие бытовые условия.

Однажды вечером Юрий Федорович рассказал жене о том, что мечтает создать лицей для детей, чьи отцы погибли при выполнении служебных обязанностей. А вскоре она узнала, что строительство школы уже началось.

- В те годы реализовать эту идею было невероятно тяжело, - говорит Татьяна Кравченко. - Помещение, финансы, разрешения… А сейчас лицей носит имя другого человека. Но я не расстраиваюсь. Главное, что труд моего мужа не пропал даром и до сих пор нужен людям.


В 1974 году будущий министр работал электриком и воспитывал с женой дочку Ирочку.

В 1974 году будущий министр работал электриком и воспитывал с женой дочку Ирочку.

Удивительно, но тяжелая работа не мешала Юрию Федоровичу радоваться жизни. Не поверите, главный милиционер страны любил ходить не только в театр, но и в цирк! А еще больше ему нравилось устраивать праздники, и не только для своей семьи.

- Как-то я зашла в столичный Дом одежды, - вспоминает Татьяна Петровна. - И вдруг услышала в примерочной знакомые голоса. Это генералы смокинги примеряли! Юра решил провести торжественную церемонию награждения лучших сотрудников ведомства в честь Дня независимости Украины в ресторане гостиницы «Славутич». А на пригласительных было написано, что все должны прийти согласно дресс-коду - в вечерних нарядах. Милиционеры, конечно, сначала «пыхтели». Мол, всю жизнь в форме ходили и дальше будем. Но бал удался на славу - все было очень красиво! И те, кто присутствовал там, до сих пор вспоминают этот вечер со слезами на глазах… 

В ТЕМУ 

Вопросы все равно остались 

У генерала Юрия Кравченко никогда не было охраны. А в их доме в Конче-Заспе не были установлены даже камеры видеонаблюдения. Юрий Федорович говорил жене:

- Если захотят убить, все равно убьют.

В 2007 году «Комсомолка» опубликовала интервью ученика и близкого друга Юрия Федоровича генерала Константина Брыля (см. «КП» от 27 марта 2007 года «Кравченко дал нам знак - убийц было двое»), в котором подробно рассказала о том, из-за чего друзья и семья погибшего сомневаются в версии самоубийства. Сейчас же мы просто перечислим основные вопросы к следствию.

Напомним, по словам старшего следователя ГПУ Любомира Вийтовича, дело бывшего министра МВД давно закрыто, сдано в архив, и никаких процессуальных действий по нему не ведется. Признано, что Юрий Кравченко покончил жизнь самоубийством. 

  1. Почему в постановлении о возбуждении дела упомянуто «огнестрельное ранение головы», если выстрелов было два?
  2. Откуда возникла статья «убийство» (а не «умышленное убийство» или «доведение до самоубийства»)?
  3. Почему дело прекращалось, возобновлялось и опять закрывалось?
  4. Мог ли такой волевой человек, как Кравченко, дважды выстрелить себе в голову из «Беретты»?
  5. Почему хорошо знавшие генерала люди (в том числе генерал Николай Джига) утверждают: почерк на предсмертной записке не похож на почерк Юрия Федоровича?
  6. Кому на руку гибель главного фигуранта дела Георгия Гонгадзе (напомним, что голос Кравченко есть на пленках Мельниченко)? Может быть, кто-то хотел устранить важное звено в расследовании убийства журналиста, списав все на мертвого?
  7. В день гибели генерала сотрудники СБУ вели за ним наружное наблюдение. Куда подевалось оперативно-розыскное дело, заведенное на Кравченко? Где отчеты наружки-прослушки?
  8. Что, в конце концов, двигало Григорием Омельченко, пославшим публичный «месседж» о необходимости охраны Кравченко, на который никто не отреагировал?

Увы. Ответов на все эти «почему» нет. И судя по всему, никогда не будет.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Генерал МВД Николай ДЖИГА: «Что это было - ошибка или намеренное устранение с целью подрыва авторитета милиции?»  

Сегодня Николай Джига - народный депутат от Партии регионов. А в конце 90-х он был заместителем и соратником министра внутренних дел Юрия Кравченко. 

«ПРЕЖДЕ ЧЕМ НАЗНАЧИТЬ СВОИМ ЗАМЕСТИТЕЛЕМ, ОТПРАВИЛ НА «СТАЖИРОВКУ»

- Возглавлять милицию всегда не просто, - говорит Николай Васильевич. - Но Кравченко был особым министром. Он руководил ведомством шесть лет - в период становления молодого независимого государства. И именно он создал эффективную систему общественной безопасности в этот сложный для страны период, в результате чего милиция превратилась в хорошо отлаженный механизм, позволявший реализовывать задачи, которые ставили время и общество.

В 1995 году министр предложил Николаю Джиге возглавить УВД Кировоградской области. Поначалу генерал был против. Он тогда занимал должность замначальника ГУ МВД в Киевской области, поэтому ему не очень хотелось ехать в провинцию. Но, во-первых, перечить Юрию Кравченко было нельзя (об этом хорошо знали все сотрудники милиции) - если уж он остановил на ком-то выбор, значит, доверял. Во-вторых, Николай Васильевич не знал о планах министра. А главному милиционеру страны позарез нужен был начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью. И он решил, что это будет Николай Джига. Но сначала ему было необходимо пройти ступень руководителя областного уровня.

- Я согласился - и никогда об этом не пожалел. В Кировограде я познакомился с людьми, у которых мне, столичному чиновнику, было чему поучиться, - говорит Джига. - Юрий Федорович знал, куда меня отправлять на «стажировку». А уже в 1998 году меня отозвали из региона и назначили заместителем министра и начальником ГУБОП МВД Украины. Началась тяжелая, изнурительная работа. Кроме того, на нас сильно давили некоторые представители органов власти. Не секрет, что лидеры ОПГ имели высоких покровителей среди чиновников и политиков. Достаточно вспомнить, как тяжело шло следствие по таким громким преступлениям, как взрыв на стадионе «Шахтер» в Донецке, расстрел народного депутата Евгения Щербаня и членов его семьи в аэропорту Донецка, убийство начальника международного отдела УБОП Закарпатской области Балиги. А сколько здоровья и сил забрала работа по розыску и задержанию международного киллера Руссова!

- А что тогда творилось в Крыму!

- Да, в середине 90-х годов на полуострове сложилась крайне тяжелая обстановка: массовые убийства, разборки между преступными группировками, похищения людей, передел сфер влияния. И так продолжалось несколько лет. Дело в том, что многие главари преступных группировок были депутатами местных советов и пользовались неприкосновенностью. Поэтому сначала необходимо было лишить их этих преференций, а уж потом привлекать в соответствии с законом. Это понимали и президент, и министр внутренних дел. Юрий Федорович много сделал, чтобы решить этот вопрос на законодательном уровне. И лишь после этого началось освобождение Крыма от криминалитета. Тогда министр лично подводил итоги любой операции по ликвидации очередной банды и только в крайних случаях поручал это своим заместителям.

«ДЛЯ НЕГО НЕ БЫЛО НИЧЕГО  ВАЖНЕЕ РАБОТЫ И СПРАВЕДЛИВОСТИ»

- Если не ошибаюсь, проделанная в те годы работа сейчас является основой методологии борьбы с бандитизмом?

- Да, сейчас студенты милицейских вузов изучают наш опыт. Под руководством Кравченко была наработана практика работы в регионах, сделаны колоссальные обобщения, которые положены в основу научного метода предупреждения и раскрытия преступлений ОПГ и их ликвидации. К концу 90-х годов организованных преступных групп практически не осталось. Было покончено и с рэкетом.

- Правда ли, что во время расследования дела об убийстве Вадима Гетьмана между вами и министром возник конфликт?

- Мы с Генеральной прокуратурой работали над этим делом днем и ночью. Нам часто казалось, что мы уже очень близки к раскрытию преступления. Появлялись новые версии, но все они с треском разваливались как карточный домик. И вот однажды задержали руководителя администрации одного из районов Черкасской области. Этот человек был близко знаком с банкиром и имел отношение к ряду других преступлений, в том числе - к заказному убийству бизнесмена из Умани. Тогда Юрию Федоровичу с полной уверенностью доложили о том, что задержанный и есть преступник. Безусловно, министр поспешил сказать президенту о том, что подозреваемый в убийстве Гетьмана задержан (это резонансное преступление было на контроле у президента Л.Д. Кучмы.) Мне же он поручил лично отработать версию причастности этого арестованного человека к делу.

- А вы считали иначе?

- Я побывал в СИЗО у задержанного. После долгой беседы и проведения еще ряда мероприятий пришел к выводу, что этот чиновник не имеет отношения к смерти Вадима Гетьмана. Когда я сказал об этом министру, был скандал. Ведь все теперь нужно было начинать с нуля! В какой-то момент во мне даже засомневались как в профессионале. Отношения у нас с министром стали прохладными. Более того, у меня появилось желание уйти с работы. Но как только был установлен настоящий преступник, вернулась и наша дружба с Юрием Федоровичем. Он чувствовал, что-то не складывается в этом деле, поэтому и поручил мне довести его до логического завершения, а я, получается, своими сомнениями развалил уже наработанную версию. Но это дало возможность нам общими усилиями найти настоящего убийцу. И Юрий Кравченко это понимал. Для него не было ничего важнее работы и справедливости.

О ДЕЛЕ ГОНГАДЗЕ

Когда разгорелся скандал вокруг исчезновения главного редактора интернет-проекта «Украинская правда» Георгия Гонгадзе, Юрий Федорович вынужден был покинуть МВД. И прежде всего это была трагедия для милиции. Об этом до сих пор говорят и оперативники, и следователи, и генералы.

- Я теперь часто задаю себе один вопрос, - вздыхает Николай Васильевич. - А что это было - ошибка или намеренное устранение министра с целью подрыва авторитета милиции?

- Насколько я помню, расследованием дела Георгия Гонгадзе в самом начале вы тоже занимались?

- Да, Юрий Федорович отозвал меня из командировки и попросил подключиться к розыску журналиста. Мы подняли на ноги всю столичную милицию и аппарат министерства, отрабатывали все версии…

- А потом были обнародованы записи майора Мельниченко…

- И 9 марта 2001 года оголтелая толпа, которой руководили отпетые провокаторы (простите за грубость), попыталась проникнуть в здание МВД и учинить в нем погром. А у нас была информация, что они, кроме всего, были намерены совершить поджог АПУ. В результате произошли столкновения между работниками милиции и теми людьми. В правоохранителей летели камни, бутылки с зажигательной смесью, металлические заграждения. Более 50 сотрудников органов внутренних дел оказались на больничной койке. А некоторые из бунтовщиков - в СИЗО. Позже против них возбудили уголовное дело. Но Юрий Федорович посчитал необходимым уйти из МВД. Ведь оппозиция называла его организатором убийства журналиста Гонгадзе, в СМИ на министра было вылито много грязи, а моральный террор в отношении Юрия Кравченко не давал нормально работать всей системе. Бог им судья!

- Вы считаете, расправа над Георгием Гонгадзе была совершена, чтобы спровоцировать народные возмущения?

- Пусть на этот вопрос отвечают те, кто расследует это дело. А я вот что скажу. Сейчас уже мало кто помнит, но многие действующие лица современной политики были причастны к грязным и хорошо спланированным акциям 2001 года.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт