Павел САДКОВ, Андрей ВДОВИН (13 февраля 2019, 14:31)
Футболист Евгений Ловчев: за всю жизнь выпил два бокала шампанского

Футболист Евгений Ловчев: за всю жизнь выпил два бокала шампанского

Фото: Личный архив

А началось все 50 лет назад, когда переполненные трибуны скандировали: "Женя Ловчев!" А он, даже играя на позиции левого защитника "Спартака", становился лучшим игроком СССР. 

Не попал в Книгу рекордов Гиннесса

- Про вас долгое время история ходила, что вы - первый в мире футболист, кому показали желтую карточку. А потом выяснилось, что не вы. Расстроились?

- Да ну бросьте вы! Все говорят - первая желтая, первая желтая... А я горжусь тем, что, играя десять лет в высшей лиге советского футбола в защите, я не получил ни одной карточки! Я не был жестким или грубым. Мне хватало скорости, чтобы догнать, выбить чисто. 

- А если про ту желтую карточку?

- Финальная часть ЧМ-1970. Мексика - СССР. Я уже год как играл и за сборную, и за "Спартак", только-только ввели красные и желтые карточки. До этого судья просто подходил на поле и говорил: я вас предупреждаю, я вас удаляю, и зрители не понимали, почему игрок уходит с поля. Сыграли 0:0. Но пять карточек судья дал нашей команде. Почти 50 лет прошло, а я до сих пор помню, как его звали: Курт Ченчер из ФРГ. Но я тогда и забыл про ту карточку, а через какое-то время мне говорят: "Ты в Книге рекордов Гиннесса!" - "Как? Что?" - "Ты получил первый желтую карточку".

А потом мы приехали домой к Акселю Тетевосовичу Вартаняну, знаменитому спортивному статистику. У него, единственного в стране, была кассета того матча. Мы посмотрели и увидели, что сначала карточка у Кахи Асатиани, потом у Гиви Нодия. То есть два грузина первыми были. 

Как ансамбль Моисеева "Спартак" сдал

- В 1972 году вы, играя на не самом заметном месте левого защитника, стали лучшим игроком Советского Союза.

- Я только сейчас стал понимать ценность этого признания. "Спартак"-то тогда занял 11-е место! А кто играл в СССР?! Это времена Шестернева, Муртаза Хурцилавы, Володи Мунтяна, Толи Бышовца... И тут я, парень из деревни Крюково.

- 1972 год - знаковый, Олимпиада-72... Советские спортсмены туда везли иконы, оттуда - магнитофоны...

- Расскажу одну историю. Как меня минула та чаша, когда "Спартак" попался на таможне с привезенным из Парижа мохером. Я тогда лежал в ­ЦИТО - у меня задняя поверхность бедра все время надрывалась. А наши футболисты у фарцовщиков покупали валюту - по 3,5 рубля за доллар - и приехали с ней в Париж. Там "Спартак" схлестнулся в одной гостинице с ансамблем Моисеева, который не вылезал из-за границы. Они тот мохер уже на фабриках покупали, весь бизнес знали и рассказали: в долларе - 5 франков, моток мохера стоил 

1 франк. А в Москве его продавали минимум за 15 рублей. Смотрите, с 3 рублей получаешь 75 рублей. Это и не снилось сегодняшним бизнесменам! Но в том ансамбле каждый третий был чекист. Они и сдали футболистов. Так что на таможне ребят уже ждали. А я как раз встречал их в аэропорту.

- Предупредить нельзя?

- Какое там! Я видел, как летал мохер по залу прилета. А таможенники собрались Старостина ловить, вот именно его им надо было достать! У того легкий чемоданчик, ага, понятно, весь мохер там. Все собрались, улыбаются так радостно: "Поймали Николая Петровича!" Открывают чемоданчик - а там две подушки пуховые!

Деньги были. Покупать было нечего

- Футболисты в СССР считались элитой. Вы тогда чувствовали себя обеспеченным человеком?

- В среднем у меня как у игрока сборной выходило по 500 рублей в месяц. Солидные по тем временам деньги. Я начал играть в 20 лет, выходит, заработал немало. Но на них купить практически ничего нельзя было. Хотя доставали мебель через директоров магазинов. И машины нам разрешали покупать...

- Говорят, что вы были единственным непьющим футболистом в СССР.

- Я выпил в этой жизни два бокала шампанского. Один - на первой свадьбе. В 12 часов в Грибоедовском ­ЗАГСе. А второй - уже в гостинице "Россия". Больше - нет.

- И что? Кроме пары бокалов - ничего никогда?

- Я дружил очень близко с Володей Федотовым, хотя мы из разных команд. Он мне звонит в выходной, на даче в Подрезково. Говорит: приезжай, но по дороге купи четыре бутылки водки, у меня строители что-то делают. Я иду в магазин, продавщица мне ставит четыре бутылки на прилавок. И я должен их забрать. И в этот момент меня по спине кто-то тихонечко стучит. Стоит 12-летний мальчик и говорит: "Дядя Ловчев, дайте автограф". Я одну бутылку в один карман, другую - в другой. Под мышку - две бутылки. И вот так расписываюсь мальчику. Большего стыда я не испытывал в жизни!

Кстати

Пеле - лучший

- Вы видели всех великих - Пеле, Марадону, Месси и Криштиану. Кто для вас номер один?

- Пеле! Потому что все остальные успешны в каком-то одном амплуа, в одной системе игры. А Пеле показал себя в разных поколениях. Он все мог в футболе. 

Четвертая супруга Евгения Серафимовича Наталья. Разница между ними - почти 30 лет. Фото: twitter.com/lovchev75

Дела сердечные 

Четыре жены

- А истории скандальные были? Громкие разводы?

- По-разному было. Тогда это не обсуждали в прессе. Кто-нибудь знал до недавнего времени, что я четвертый раз женат?

- Почему разводились?

- Я считаю, что во всех разводах всегда виновата женщина. Человек состоявшийся и кормящий семью нуждается в том, чтобы его понимали. Когда начинаются скандалы, сразу некомфортно становится. И в конце концов это приводит к разводу. Что-то надо прощать друг другу. Но когда это повторяется снова и снова, ты уходишь.

Второй брак был вообще неправильный. Он длился всего полгода. Но я венчался. Миша Евдокимов, мой друг, сразу сказал: "Это ненадолго". А Слава Малежик держал венец в церкви, и фата зажглась. Нехороший знак!

Третий брак - у нас было 25 лет разницы в возрасте. Хотя это много, когда тебе 50, а ей 25. А когда ей 40, а тебе к 70, это уже другие дела. Сейчас я очень доволен своей супругой и тем, как я живу.

- Вы общаетесь со своими бывшими женами?

- Нет. Зато у меня все тещи были хорошие! 

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях