13 июля
Загрузить еще

Успех правых в Европарламенте: неприязнь к иммиграции и критика бюрократов из Брюсселя

Успех правых в Европарламенте: неприязнь к иммиграции и критика бюрократов из Брюсселя
Фото: REUTERS

На прошлой неделе по всей Европе прошли выборы в Европейский парламент. Экзит-поллы и первые итоги подсчета голосов говорят об успехах ультраправых партий во многих странах, в том числе во Франции и Германии. Но с другой стороны, ультраправым и евроскептическим депутатам, несмотря на прогнозы, не удалось обеспечить на выборах в Европарламент достаточное количество мандатов, чтобы перевесить центристские силы. Хотя они и увеличили свои показатели.

Ультраправые взяли меньше, чем ожидалось

Евроскептическая правая партия "Европейские консерваторы и реформисты" (ECR) будет иметь 73 мандата, а ультраправая "Идентичность и демократия" (ID) – 58. Таким образом, совместно эти две правые группы претендуют на 131 мандат – и это меньше, чем прогнозировали опросы. Но и здесь не все так однозначно.

С одной стороны, успех очевиден. В Австрии ультраправая пророссийская "Партия свободы" является вероятным победителем выборов в Европейский парламент. В Германии ультраправая партия "Альтернатива для Германии" ("АдГ") – на втором месте. Партия ультраправой Марин Ле Пен занимает первое место во Франции, опережая политическую силу президента Эммануэля Макрона. В Нидерландах "Партия свободы" Геерта Вилдерса занимает второе место.

А с другой - партия венгерского премьер-министра Виктора Орбана "Фидес" достигла худшего результата в истории на выборах в Европарламент. Итальянская ультраправая партия "Лига" во главе с евроскептиком Маттео Сальвини также показала слабые результаты: "Лига" получила 8,5% голосов (в 2019 году было 34,3%), а "Вперед, Италия" − 9,2%. В Испании ультраправая партия "Вокс" (Vox) заняла только третье место. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила о необходимости коалиции с социал-демократами и либералами, чтобы противостоять росту влияния ультраправых.

Партия ультраправой Марин Ле Пен занимает первое место во Франции. Фото: REUTERS

Партия ультраправой Марин Ле Пен занимает первое место во Франции. Фото: REUTERS

Чем радикалы «взяли» Европу?

Ультраправые умеют говорить и дают простые ответы на вопросы, которые больше всего беспокоят избирателя. Гражданину крайне правые предлагают картину мира, в которой он всегда часть «народа», а они - его спасители от различных напастей.

В целом ультраправых объединяет несколько основных моментов. Это неприязнь к иммиграции. Якобы нелегальные иммигранты отнимают у местного населения рабочие места или сбиваются в банды, чтобы сеять страх на европейских улицах. В ходе предвыборной кампании итальянская правая партия «Братья Италии» обещали ввести «морскую блокаду» побережья Ливии, откуда в Италию прибывает основная масса мигрантов.

Второй общий момент - это евроскептицизм в том смысле, что все они против дальнейшей интеграции Евросоюза. Ультраправые, например, говорят, что главный враг сегодня - брюссельская бюрократия (руководящие органы Евросоюза. – Ред.), действующая против интересов «простых европейцев» и даже целых наций. Практически все эти партии так или иначе скептически относятся к этому наднациональному объединению Евросоюза, выступая за главенство национального права над европейским и подчеркивая свою приверженность неограниченному суверенитету своих государств. Однако и тут нельзя не отметить значительную разницу в подходах.

"Демонтаж ЕС не нужен. Но мы не можем позволить Брюсселю уничтожить идентичность стран-членов, указывая, что им делать в том, что касается иммиграции, налогов, экономики. Они буквально говорят нам, что есть, а чего брать в рот не стоит!" - говорит лидер португальской партии Chega (в переводе название значит "Хватит!") Андре Вентура.

Но в целом евроскептицизм этих партий заключается в негативном отношении к расширению ЕС, чтобы предотвратить ослабление и размывание власти нынешних стран-членов.

Кроме этого, у них есть свое видение внешней политики. Это, в частности, негатив к объединительным евроатлантическим процессам и нежелание помогать в войне Украине. Австрийская партия свободы (АПС), известная, кроме прочего, критикой санкций Запада в отношении России. Ультраправая группа Европарламента "Идентичность и демократия" (ID), в которую входят немецкая "Альтернатива для Германии" и австрийская партия "Свобода", занимает пророссийскую позицию и систематически голосует против поддержки Украины. Австрийская "Свобода" и "Национальное объединение" Марин Ле Пен во Франции не рассматривают Россию как острую угрозу безопасности и неохотно поддерживают крайне необходимую координацию с НАТО в вопросах политики безопасности и обороны.

А еще ультраправые не верят в угрозу климату. Считают проблему преувеличенной. Лидер испанской партии VOX Сантьяго Абаскаля заявил, что утверждение об изменениях климата - это «самое большое мошенничество в истории». А международные договоры, вроде Парижского соглашения по климату 2015 года, представляют собой «надувательство» и влекут за собой экономические последствия, ложась «дополнительным бременем на народ».

В экономическом плане ультраправые тоже предлагают простые формулы - поддержка отечественного производителя, снижение налогов и приоритетное отношение к программам социальной помощи.

Немецкая ультраправая «АдГ» - на втором месте в Германии. Фото: REUTERS

Немецкая ультраправая «АдГ» - на втором месте в Германии. Фото: REUTERS

Ультраправые получили успех, но не победу

Политический эксперт Владимир Фесенко поясняет, что рост популярности ультраправых - это еще не их победа.

- Успех - это еще не победа. Да, они взяли больше, но противостоять либеральным и демократическим силам в Европарламенте они не смогут. И в их успехе нет ничего неожиданного. Это началось еще 15 лет назад и связано с миграционными проблемами. Европейцы недовольны мигрантами, и это одна из главных причин популярности ультраправых, - поясняет эксперт.

А вторая причина роста популярности радикалов в Европе – это кризис доверия к традиционным либеральным и демократическим силам. "Кризис доверия к старым элитам вызван ухудшением жизни европейцев. Например, нынешнее поколение немцев живет хуже, чем их отцы. Плюс к этому экономические кризисы, ковид и прочее. В совокупности они и привели к росту популярности ультраправых", - поясняет политолог.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен по-прежнему поддерживает Украину. Фото: REUTERS

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен по-прежнему поддерживает Украину. Фото: REUTERS

Что это значит для Украины

Война в Украине демонстрирует, что ультраправые из разных стран ЕС могут придерживаться разных точек зрения по ключевым вопросам политической повестки. Если «Братья Италии» и испанская партия VOX осудили российское вторжение и поддерживают Украину, то «Альтернатива для Германии», нидерландская Партия свободы, французское «Национальное объединение» и венгерская «Фидес» склоняются к поиску компромисса с Москвой.

Политика Европы в отношении Украины не должна измениться. Хотя бы потому, что основное количество мандатов в Европарламенте остается за Европейской народной партией (ЕНП) и Прогрессивным альянсом социалистов и демократов (СиД).

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен в Брюсселе после объявления предварительных результатов выборов в Европарламент заявила, что Европейская народная партия будет строить "широкое большинство для сильной Европы" с проевропейскими и проукраинскими силами.

"Эти выборы прислали нам два послания. Первое – есть большинство в "центре" для сильной Европы, и это критически важно для стабильности. Этот "центр" сохранен. Но также является правдой, что экстремально левые и правые получили поддержку. Именно поэтому эти результаты означают огромную ответственность для партий, находящихся в "центре". Мы можем иметь разногласия в разных пунктах, но мы все заинтересованы в стабильности, мы все хотим видеть сильную и эффективную Европу", - сказала она.

- Существенно отношение к Украине не изменится. В Европарламенте, по-прежнему, большинство получили демократические и проукраинские силы. А ультраправые – расколоты. Более того, часть правых – Италия, Испания - поддерживают Украину. Поддержка Украины сохранится, но станет больше критиков Украины в дебатах в Европарламенте, таких себе «псевдопацифистов», - поясняет Владимир Фесенко.