Array ( [0] => 2829 [1] => 2836 [2] => 2850 [3] => 2860 [4] => 2871 [5] => 2883 [6] => 2890 [7] => 2898 [8] => 2921 ) 1
0
19 апреля
Загрузить еще

Светлана Тихановская: Для свержения Лукашенко разработан «План «Перамога»

Светлана Тихановская: Для свержения Лукашенко разработан «План «Перамога»
Фото: Личный архив Светланы Тихановской

Отношения между украинцами и беларусами с каждым днем становятся все сложнее. С одной стороны - с территории Беларуси российская армия наносит ракетные удары по Украине. А простые беларусы молчат и публично никак не реагируют на то, что их втягивают в войну.

С другой – сотни беларусских добровольцев воюют на нашей стороне в батальоне имени Калиновского, и число бойцов постоянно растет. Они уверяют – большинство их земляков запуганы диктаторским режимом Лукашенко.

Какую позицию заняла бы Беларусь при другом президенте? Какое будущее ждет наши две страны? Об этом и многом другом «КП в Украине» поговорила со Светланой Тихановской - новым лицом демократической Беларуси.

Сейчас гораздо эффективнее подполье, чем открытый протест

- Светлана, чем вы занимаетесь после того, как уехали из Беларуси и где сейчас находитесь?

- Я нахожусь в Вильнюсе, Литва. Моя задача – помочь Беларуси выйти из тупика, куда ее завел Лукашенко за 28 лет правления. Сейчас мы стараемся забирать пространство у режима на международной арене и устанавливать новые отношения с демократическими странами. 

Часть работы ведется в Беларуси – это организация подпольных акций и движений, общение с группами внутри страны. Большинство наших активистов остаются в Беларуси, чтобы противодействовать режиму. 

Мы очень активны в медиапространстве: с одной стороны, показываем реальность в Беларуси, с другой - рассказываем беларусам о том, что происходит в Украине. Очень тяжело бороться с прорежимной повесткой дня в стране, которая полностью обработана российской пропагандой. Нужно понимать, что российско-украинская война в Беларуси не ощущается: ракеты летают высоко. Поэтому важно держать людей в поле правдивой информации.

Задача Тихановской – забирать пространство у режима Лукашенко на международной арене и устанавливать новые отношения с демократическими странами.

Задача Тихановской – забирать пространство у режима Лукашенко на международной арене и устанавливать новые отношения с демократическими странами.

- В целом, какие настроения в отношении Украины у беларусов сейчас?

- Мы имеем результаты опросов: 86% беларусов против того, чтобы наша страна участвовала в войне против Украины. У нас есть четкое понимание, которое мы хотим донести и до украинской аудитории: режим является соучастником этой войны, а беларусское общество – против войны. Мы воспринимаем украинцев как очень близкий дружественный народ. 

- Но почему же ваши соотечественники открыто не выступают в защиту Украины, а скорее наоборот - пытаются дистанцироваться от войны? 

- Не думаю, что слово «дистанцироваться» – очень подходящее в этой ситуации. Беларусь сейчас находится в тяжелых условиях – продолжаются репрессии. Недавно 20-летней девушке дали 6,5 лет лишения свободы только за то, что она в соцсетях разместила сообщение: «Мы против войны, давайте вместе спасать Украину». 

Задержанных партизан, которые останавливали поезда, могут приговорить к смертной казни... Каждый день – новые и новые аресты. И это наша реальность. Но даже в таких тяжелых условиях люди действуют и понимают, на что идут. 

Вы сказали «открыто выступать»? Выступаешь открыто – сразу в тюрьму. Сейчас открытость абсолютно неэффективна: таким образом мы теряем актив и людей, готовых что-то делать. Сейчас гораздо эффективнее подполье: партизанские акции и саботаж, чем открытый протест. 

- Например?

- Например, знаете телеграм-канал «Беларускi Гаюн» (@Hajun_BY)? Люди пересылают информацию туда. Они делают это подпольно. Администратор канала, который находится в относительной безопасности, передает эту информацию военному руководству Украины.

На днях прошла акция беларусских матерей, которые оставляли в публичных местах детские игрушки с плакатами против войны и российской агрессии. Активисты распространяют самиздат с правдивой информацией, чтобы противостоять пропаганде. Повторю: у беларусов нет возможностей выступать открыто. Мы работаем теми методами, которые нам доступны.

24 февраля мы очень резко стали врагами в глазах украинцев

- Вам попадались на глаза конфликты, которые возникают в соцсетях между украинцами и беларусами на фоне этой войны? 

- Когда я вижу перепалку между беларусами и украинцами, у меня прям сердце кровью обливается. Во многих чатах звучат обвинения: «Вы для нас это не сделали, вы для нас то не сделали». Я вижу и ухудшение отношения к беларусам.

Например, у нас есть беларусская девушка, которая уехала в Украину, в Бучу. После начала войны ей даже выдали награду от бучанского мэра с благодарностью за то, что она была волонтером в Буче. А теперь ее выдворяют из страны[речь идет о Карине Потемкиной. 14 июля стало известно, что девушка остается в Украине, она получила соответствующее разрешение от Миграционной службы]. Это так все неправильно. Это нас не объединяет, не сближает. Если украинцы и беларусы продолжат ругаться, это будет выгодно только России!

- Но вы понимаете, в чем причина этих споров?

- Возможно, это от недостаточной информированности. Видимо, нам надо было больше внимания обращать на наше информационное присутствие в Украине. Это наша большая ошибка. 

После 2020 года нам казалось, что украинцы хорошо понимают, что происходит в Беларуси. Видят нашу борьбу, осознают, что происходит в нашей стране. Тогда тысячи беларусов выехали в Украину в поисках безопасного места, и Украина их приняла.

У вас проходили демонстрации за свободную Беларусь, украинцы приходили нас поддержать, и нам казалось: вот она, солидарность. А 24 февраля мы очутились в новой реальности и очень резко стали врагами в глазах украинцев. Но это невыгодно обоим нашим народам, мы должны поддерживать друг друга. 

К сожалению, так получилось, что режим Лукашенко, захвативший власть в Беларуси, стал агрессором, и отношение как к агрессору распространилось на всех беларусов. Слово Беларусь не равно режиму Лукашенко.

Беларусь – это беларусский народ, который в 2020 году потребовал, чтобы Лукашенко ушел, и вот уже два года продолжает бороться за освобождение от него. Лукашенко - не Беларусь, он узурпировал власть при поддержке России. Нам нужно это четко разграничить, тогда и нам будет легче помогать вам.

- Кстати, когда 24 февраля вы узнали о войне в Украине, какая была первая реакция? 

- До начала войны у меня была четкая позиция: «Такого не может быть!». Мы верили, что все эти учения и скопления техники – просто запугивание.

Мы были в тот день во Франции, где проходили встречи на высоком уровне, и тут мне присылают сообщение, что началась война. И ты просто в прострации находишься и не можешь в это поверить. Ну как такое может быть? Мы все говорим, что проснулись в новой реальности - значение этих слов замыливается, но так оно и есть. 

Беларусская диаспора в Европе всегда поддерживает митинги украинцев.

Беларусская диаспора в Европе всегда поддерживает митинги украинцев.

Лукашенко боится показать, что не контролирует армию

- Как вы думаете, велики ли шансы, что Лукашенко начнет открытую войну с Украиной? Или она уже началась?

- Лукашенко – на стороне агрессора. Он уже вступил в войну, предоставив беларусские земли для расположения российских войск. Мы осознаем, что с нашей территории в сторону Украины летят ракеты. 

Будет ли принимать участие в войне беларусская армия? Думаю, это очень-очень маловероятно. Нужно понимать настроения в армии. Наши солдаты, с одной стороны, по уровню подготовки не готовы к военным действиям, они понимают, что украинская армия очень мощная.

С другой стороны, наши военные не понимают, за что они будут воевать в Украине. За Лукашенко и Путина? Но это не мотивация, чтобы воевать. Тем более против Украины.

- По вашей информации, многие высокопоставленные военные поддерживают действия Лукашенко? 

- Есть, конечно, группы очень преданных Лукашенко людей. Это силы специальных операций. Они могут устраивать какие-то диверсии, их могут отправлять для каких-то провокаций. Но полного наступления беларусской армии не будет. Хотя нельзя забывать, что мы имеем дело с непредсказуемым диктатором, который ради сохранения власти способен на многое.

Но даже если это случится, какими будут результаты? Если под гнетом страха беларусскую армию введут на украинские земли, наши солдаты либо бросят оружие, либо перейдут на сторону украинцев и будут массово сдаваться в плен. В этом случае всем станет очевидно, что Лукашенко не контролирует армию. Он очень этого боится: ему хочется показать, что он принимает решения, что он лидер, сила и пр. Если всем станет ясно, что на самом деле он не контролирует армию, это будет его конец.

- А если бы вы сейчас были президентом Беларуси, что сделали бы в этой ситуации? 

- Если бы в 2020 году наша попытка вернуть власть народу увенчалась успехом, у нас была бы другая архитектура Беларуси, у нас был бы рабочий парламент, который ограничивает решения президента.

Если бы 2020 год для нас увенчался успехом, не было бы использования наших территорий в интересах России и по-другому строились наши отношения с этой страной. У нас была бы четкая позиция – мы не хотим участвовать в войне. Я не вижу при демократической власти Беларуси нашего участия в военных действиях на стороне агрессора или предоставления нашей территории для наступления на Украину. 

С мэром Киева Виталием Кличко  Светлана Тихановская встречалась еще до войны. Скриншот видео t.me/vitaliy_klitschko/1158

С мэром Киева Виталием Кличко Светлана Тихановская встречалась еще до войны. Скриншот видео t.me/vitaliy_klitschko/1158

Попросили подождать с визитом в Украину

- С кем из украинских политиков вы сейчас на связи? От кого получаете информацию?

- С политиками общаемся, это представители парламента и руководства страны. После открытия нашего офиса в Киеве такая коммуникация происходит постоянно. А в Украине я не была после 2020 года.

- Не планируете приехать? Увидеть своими глазами все, что натворили российские военные?

– Я обязательно приеду, как только будет готовность с украинской стороны. Пока нас попросили подождать. Я бы хотела посетить и Бучу, и Ирпень, и встретиться с беларусскими добровольцами и волонтерами. И, конечно, лично высказать поддержку украинскому правительству и народу.

- Вы сказали - в Киеве открылся ваш офис. Как он называется? Его цель? 

- Офис Светланы Тихановской. Это, в первую очередь, политический офис, но и гуманитарной помощью мы тоже занимаемся. Сейчас там находится наш представитель - Валерий Ковалевский. Он работал здесь, в Вильнюсе, но сейчас переехал туда и остается на связи.

Наши задачи – выстраивание отношений с руководством страны. Были встречи с советниками президента. Мы хотим выстраивать взаимоотношения между новой Беларусью и Украиной. Кроме того, занимаемся помощью беларусской диаспоре. Это касается ВНЖ, блокировки карт и пр. 

Очень многие беларусы не воспользовались возможностью уехать в ту же Польшу или Литву, а целенаправленно остались помогать украинцам. Остаться в Украине - это не обязательно воевать. Это и разбирать завалы, помогать людям в поиске жилья, продовольствия.

Киевский офис Тихановской возглавил Валерий Ковалевский (на фото справа от Светланы)— беларусский дипломат, проживший долгое время в США. Фото: Личный архив Светланы Тихановской

Киевский офис Тихановской возглавил Валерий Ковалевский (на фото справа от Светланы)— беларусский дипломат, проживший долгое время в США. Фото: Личный архив Светланы Тихановской

- Беларусы сейчас воюют в батальоне Калиновского. Вы знаете этих людей? Работаете с ними? 

- Уже не в батальоне, а в полку (в батальоне до 900 человек, в полку до 1500. – Авт.). Количество людей в полку Кастуся Калиновского постоянно увеличивается. Они в составе ВСУ, их обеспечивают всем необходимым.

Но хочется тоже сделать для них что-то особенное. Когда наши ребята поехали в Украину, они привезли целую машину обуви для бойцов, которая очень быстро снашивается.

Кроме того, помощь нужна их семьям. К родственникам многих из них приходили домой, переворачивали все верх дном, сажали на сутки. Это такая месть семьям бойцов, которые не скрывали своих лиц. К сожалению, некоторые замечательные ребята погибли

- Многие считают, что война в Украине – хороший шанс для свержения режима Лукашенко. Вы готовы воспользоваться этим шансом?

- Мы разрабатываем варианты, как можно сместить режим Лукашенко в тот момент, когда появится такая возможность. Для этого разработали «План «Перамога». Он разработан экс-сотрудниками спецслужб Беларуси, которые отказались участвовать в делах Лукашенко, выехали из страны и организовали такую инициативу. У них осталось много контактов в Беларуси, и они получают от них оперативную информацию. Наша работа направлена на демократизацию Беларуси и против войны в Украине.

Мы также понимаем, что исход войны повлияет на готовность беларусов предпринять финальную, надеюсь, попытку свержения нелегитимной власти. Мы уверены: Украина победит в этой войне. И это продемонстрирует, насколько слабыми являются руководство РФ и режим Лукашенко. 

В этом контексте нам нельзя отрываться друг от друга. Нужно выработать общую стратегию по Беларуси и Украине. Не может быть свободной Беларуси без свободной Украины и наоборот. Если Беларусью будет править режим, останется постоянная угроза Украине и нашим западным партнерам. Нужно освобождать Беларусь от диктатуры, а Украину - от врагов. Мы - взаимозависимы. Обе наши страны стремятся к мирному будущему, и нам нужно работать вместе. Но это процесс. Это не делается на раз-два, отношения нужно налаживать.

В 2020 году на выборах президента Светлана пообещала беларусам, что она – переходный кандидат и в новых выборах участвовать не будет.

В 2020 году на выборах президента Светлана пообещала беларусам, что она – переходный кандидат и в новых выборах участвовать не будет.

Нет намерения баллотироваться в президенты

- Будете принимать участие в беларусских выборах, когда они станут реальными?

- Сейчас мне приходит очень много сообщений, люди со мной разговаривают: давайте участвовать в выборах, но я должна быть верна своему слову. В 2020 году, когда у нас были президентские выборы, я пообещала беларусам, что я – переходный кандидат и в новых выборах участвовать не буду.

У нас немало достойных кандидатов, многие из которых сейчас в тюрьме. Сперва нужно достигнуть нашей цели и выпустить политзаключенных. У беларусов будет возможность выбрать того человека, которого они хотели бы видеть в качестве президента.

- То есть сами вы не будете выдвигаться?

- Я не планирую.

- Уточню: в качестве кандидата в президенты Беларуси вы видите в первую очередь своего мужа, который сейчас в тюрьме?

- Я не могу знать, какие мысли у мужа по этому поводу сейчас. У него было намерение быть кандидатом в президенты, и, конечно, если он захочет выдвигать свою кандидатуру, я проголосую за него.

- Вы поддерживаете с ним контакт? Есть такая возможность? Он дает вам советы? Что думает о войне?

- Я общаюсь с Сергеем только через адвоката. Они встречаются раз в неделю. Сергея недавно перевели из СИЗО в настоящую исправительную колонию, сразу разместили в ШИЗО. Адвокат может только в очень общих чертах рассказать ему о деятельности демократических сил и о том, что происходит в Беларуси. Но без подробностей, потому что все контролируется. 

Политзаключенные находятся в изоляции в тюрьмах. Им нельзя общаться с другими политзаключенными. Это такой способ давления. Им там очень сложно, но они знают про ситуацию в Украине, до них доходят эти сведения. Но советы оттуда исходить никак не могут: за любой совет можно получить наказание, и никто человеку не сможет помочь. Мы очень стараемся не компрометировать заключенных.

- Писать письма ему вы тоже не можете? 

- Переписываться с ним я не могу: мои письма не доставляют. Но мои дети могут писать письма папе, и Сергей пишет письма им. Дети пишут папе, рисуют картинки, чтобы присутствие папы в их жизни было постоянным. Но это не о политике. 

Муж Светланы Сергей сейчас находится в исправительной колонии.

Муж Светланы Сергей сейчас находится в исправительной колонии.

Если проиграет Украина – проиграет демократия

- Вы давно были в Минске?

- Последний раз в ночь с 10 на 11 августа 2020 года. Детей я отправила в Вильнюс еще раньше, когда стали поступать угрозы: «Если вы не прекратите свою деятельность, мы вас посадим в тюрьму, а детей отдадим в детский дом». Это позволило мне более свободно себя чувствовать и продолжить кампанию.

Теперь я нахожусь под защитой Литовского Государства. Это безопасное место. Очень многие беларусы нашли себе здесь приют. Конечно, после начала войны пошел большой поток беженцев из Украины, и беларусов отодвинули на второй план. Но тут без обид: мы понимаем, от чего убегают люди из Украины.

Уживаемся вместе прекрасно. Украинцы приходят на марши беларусов и наоборот: когда украинцы организовывают демонстрации против войны, мы тоже присоединяемся. 

- Как думаете, что может остановить войну и когда?

- Сейчас даже самые продвинутые эксперты не скажут этого. Все видят остановку войны по-разному. Я общалась с представителями украинского парламента по этому поводу. Мы понимаем настроения украинцев: они не готовы отдать ни кусочка земли своей, и мы это полностью поддерживаем.

И нам нужно думать об общей победе: сейчас происходит не просто война Украины с Россией - это война между демократическим обществом и автократией на территории Украины. Если проиграет Украина – проиграет демократия.

Беларусы, находясь в затруднительном положении, тоже вносят свою лепту в эту борьбу. У нас ситуация неординарная - у нас нет возможности помочь Украине сильным голосом на международной арене: мы сами боремся за право этого голоса, нет возможностей для существенной материальной поддержки. Солидарность и сбор гуманитарной помощи – это наш вклад, который мы можем сделать от чистого сердца в тех условиях, в которых мы находимся.

Светлана уверена, если в войне проиграет Украина – проиграет и вся демократия.

Светлана уверена, если в войне проиграет Украина – проиграет и вся демократия.

Фото: Личный архив Светланы Тихановской