13 августа
Загрузить еще

Экс-глава госкорпорации «Радон»: Запорожская АЭС в десятки раз привлекательней для террористов, чем Чернобыльская  зона

Экс-глава госкорпорации «Радон»: Запорожская АЭС в десятки раз привлекательней для террористов, чем Чернобыльская  зона
Фото: Wikipedia

На данный момент под контролем российских оккупантов находится две АЭС - Чернобыльская и Запорожская. Какие угрозы это несет Украине да и всему миру «КП в Украине» обсудила с Андреем Бургомистренко – экс-генеральным директором Государственной корпорации «Украинское государственное объединение «Радон» (2017-2019). 

Причин паниковать по поводу Чернобыля нет

- Андрей Анатольевич, Чернобыльская зона отчуждения сейчас захвачена оккупантами. Какие на сегодняшний день угрозы она в себе таит?

- Если быть кратким, то с моей точки зрения, риски каких-либо нештатных действий на объектах, которые содержат радиоактивные отходы и отработанное ядерное топливо, отсутствуют.

- То есть, причин для паники нет?

Фото из архива Андрея Бургомистренко

Фото из архива Андрея Бургомистренко


- Не думаю. Сомневаюсь, что по этим объектам будет нанесен удар с целью оказания какого-либо губительного воздействия на окружающую среду и население. Наоборот, сами захватчики сейчас заинтересованы в том, чтобы с этими объектами ничего не случилось, иначе их обвинят в ядерном терроризме.

- Существует ли риск поднятия на поверхность радиоактивного ила в реке Припять в результате попадания снаряда или ракеты?

- Концентрация радиоактивного ила находится в заливе реки Припять, которая примыкает максимально близко как к Чернобыльской АЭС, так и к одному из бывших объектов госкорпорации «Радон» - ПЗРО «Подлесный» - пункту захоронения послеаварийных отходов, в том числе содержащих послеаварийное ядерное топливо из 4-го энергоблока ЧАЭС.

Безусловно, в случае шального попадания какое-то распространение в воде радионуклидов в иле Припяти произойти может. Но учитывая низкую концентрацию радионуклидов, содержащуюся в иловых отложениях, и, учитывая объем водных масс, и направления водяных течений, вероятность того, что будет заметный ущерб окружающей среде мало вероятен.

- А если произойдет пожар? Его же никто не сможет потушить.

- Распространение радиоактивного пепла представляет реальную угрозу. Но, как показала практика, даже при сильном ветре, дальше Страхолесья (село в Иванковском районе Киевской области, расположенное на границе зоны отчуждения – авт.) этот пепел не доходил. Опять-таки дело в концентрации. Вред может произойти. Но это не такой вред, который приведет к массовой гибели людей. Так говорить нельзя. Сеять такую панику тоже преступление. Больше вреда, чем во время предыдущих пожаров, не будет.

- Есть ли сейчас в Чернобыльской зоне отчуждения рабочие реакторы?

- Нет, нет, и еще раз нет. Все три реактора ЧАЭС были сняты с эксплуатации в штатном режиме. С них было выгружено абсолютно все топливо. Поэтому нет. Работающих мощностей там нет. Это заблуждение и невежество.

- Как противнику удалось захватить столь важные объекты критической инфраструктуры?

- Давайте будем объективными и не будем окунать людей в теплую ванну.

Первое, скорость захода противника в Чернобыльскую зону отчуждения – это преступная халатность чиновников, которые ничего не сделали даже после того как им американские профессиональные коллеги носом ткнули, что эти объекты абсолютно не защищены так, как это принято в мировой практике.

Второе, то, что там не случилось никаких аварий, радиационных выбросов и прочих вещей – это исключительно текущее стечение обстоятельств.

Вывод – до тех пор, пока будет сохраняться такое же отношение захватчиков, контролирующих территорию ЧЗО, опасности нет. Но если их отношение изменится, тогда может произойти все, что угодно. Безусловно, эффекта второго чернобыльского взрыва не произойдет, но ущерб окружающей среде будет причинен и для страны это станет еще одной точкой, требующей вложения огромного количества средств для её восстановления.

Замечу, что последние годы из ЧЗО делали так называемый «лид-магнит» для туристов, выделяя деньги из бюджета для фактического заработка частных туроператоров. И абсолютно ничего не делалось для выполнения главной функции ЧЗО - того, ради чего она создавалась и что прописано в законодательстве.

Отключение станции или энергетический шантаж

- Чернобыльская зона и другие АЭС должным образом были подготовлены к вероятному вторжению противника?

- Войска врага зашли с северного направления, о проблематике которого, начиная с 2018 года, на целом ряде совместных совещаний и в Госагентства по управлению зоной отчуждения (ГАЗО) и в Минэкологии мы неоднократно докладывали на самом высоком уровне. Говорилось о том, что граница фактически отсутствует: задокументированной демаркации нет, электронных средств контроля перемещений, фото/видео ловушки нет, инфракрасных приборов наблюдения нет, требуемых средств физзащиты нет. Но наши инициативы, связанные с организацией как минимум периметра, технических средств, контроля всех дорог на границе ЧЗО не были поддержаны прежде всего представителями МВД на уровне замминистра на совместном совещании у министра экологии.

Более того, в конце 2018 года, под руководством Окриджской лаборатории, при поддержке Агентства по предотвращению угроз США проводились учения с вовлечением представителей силовых структур, именно по уязвимым объектам зоны отчуждения и транспорту с опасными грузами. И к моему глубокому сожалению, ни один из выводов этих учений не был применен на практике начиная с 2019 года.

Тогда, в ходе учений было выяснено, что время прибытия подкрепления силовиков в ЧЗО в случае террористической угрозы составляет не менее 2,5 часов, силы Нацгвардии охраняют только ЧАЭС и то, в основном это контрольно-пропускной режим. Среди выводов учения была рекомендация создать военизированное подразделение быстрого реагирования в ЧЗО для усиления постов Нацгвардии, но кроме того, что мы успели построить оружейную комнату на Комплексе «Вектор» и подготовить весь пакет правовых документов так ничего и не создали. Систем физзащиты, препятствующих движению техники к объектам тоже не сделали. Хотя из Великобритании мы привезли фотографии всех необходимых инженерно-фортификационных сооружений благодаря поддержке Посольства Великобритании в Украине.

- Но чем поможет против танков физическая защита?

- Уверен, найдутся те, кто так и скажет. Таким людям я прежде всего рекомендую прочитать нормативные документы по физической защите ядерных установок и сам Закон о физической защите. Затем ознакомиться с отчётами контролирующих органов о фактическом состоянии физзащиты в ЧЗО, количестве админ протоколов и выговоров руководству по этой тематике. И вот только после этого я готов обсудить как, созданная с выполнениями всех требований законодательства физзащита, способна выполнить, минимум, две из трёх своих основных задач: как можно раньше обнаружить вторжение и задержать противника максимально на долго до прибытия подкрепления.

Нельзя допустить, что всё можно списать на войну. Мы были есть и остаёмся на своей земле, где могилы наших предков, где родились наши дети и внуки. И нам дальше восстанавливать страну. И я лично очень надеюсь, что мы, в назидание другим, призовём к ответу тех, кто довёл ЧЗО до такого состояния. И задействуем людей, которые приведут ЧЗО в соответствие с нормативными документами и законодательными актами. И только после этого, возможно, вспомним о частных туроператорах…

- Какова ситуация на Запорожской АЭС? Может ли враг нанести ей непоправимый урон?

- Смотрите, объект критической инфраструктуры. Ядерные установки в руках противника. Мы находимся с ним в состоянии войны. Поэтому скажу аккуратно: возможно все.

Минимум – они могут отключить энергоблоки от энергосистемы Украины. И это потеря минимум 20% мощностей, генерируемых всей страной. Повторюсь - это минимум.

Максимум – очень серьезный шантаж, даже угроза подрыва энергоблока. Это абсолютное безумие в 21-м веке, но до недавних пор безумием казалось и то, что уже происходит. 

- Чисто с физической точки зрения возможно ли превратить атомную электростанцию в бомбу?

- Нет. Это инсинуация, заблуждение и невежественный посыл. Нет. Те, кто транслирует такие мысли, очевидно, очень плохо учились даже в средней школе. 

- То есть, максимум который может применить противник – отключение, либо энергетический шантаж?

- Да.         

- Есть ли угроза столкнуться с ядерным терроризмом?

- Я далек от мысли, что на фоне переговоров, ведущихся на наивысшем уровне, будут допущены какие-то действия, связанные с ядерным терроризмом. Если бы что-то планировали, то уже давно бы это сделали на ЗАЭС. Там самое большое количество опасных объектов в сравнении с другими АЭС Украины. И с точки зрения террористической привлекательности Запорожская АЭС в десятки раз превосходит всю Чернобыльскую зону отчуждения вместе взятую.